+100%-

— Москва – сердце и мозги России, — заметил пассажир поезда «Москва-Провинция».
— И кошелек, — добавил другой.  

Говорят, Москва начинается с вокзала. Мой поезд прибывает на Казанский ночью. Столица встречает иллюминацией. На вокзале не задерживаюсь – сразу в метро.  И хотя в метро  всегда хорошая погода, не нравится оно мне. Давка, спешка, шум, мелькание света и тьмы. Только от горькой нужды приходится лезть под землю, чтобы там передвигаться. То ли дело у нас в провинции – солнце и небо над головой и умиротворение в душе.

Москва для меня начинается на Тверской, у площади Маяковского, где высится памятник поэту. На улице шикарных витрин, старинных особняков и строгих административных зданий. Улице, где «квартируют» московская мэрия, центральный телеграф и готовящаяся к сносу угрюмая громада гостиницы «Интурист», якобы вся утыканная подслушивающей и подглядывающей электроникой.

ПОЛУЧИШЬ ЕЕ НА ТВЕРСКОЙ

На огромном рекламном щите в метро у выхода на Тверскую — кокетливая девица в соблазнительной футболке. Рядом аршинными буквами «ты получишь ее на Тверской». Кого? Внизу меленько, не сразу и разберешь, что «футболку».

На главной улице российской столицы можно «получить» не только футболку. Тверская известна всему миру как центр продажной уличной любви. Старожилы вспоминают, что до перестройки возле телеграфа «это» стоило 3 рубля. И вроде бы Владимир Владимирович – Маяковский, а не Путин – глядя на эти и другие безобразия, вдохновился на следующие строки: «Один станок – это станок, а много – мастерская. Одна б… — это б…, а много – улица Тверская».
Провинция тоже не лыком шита — на улицах Красной, Советов, Сумской «бабочки» не хуже.

МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ

На Тверской, напротив Пушкинской площади, есть небольшой киоск, где c утра до ночи пекут большие нежные душистые блины. Начинка самая разная: сыр, ветчина, грибы, красная икра, повидло. Горячий блинчик сворачивают треугольником, подают в салфетке. И поедаешь это лакомство, запивая чаем или кофе, тут же, на улице, разглядывая всевозможную рекламу.

Лично меня реклама порой повергает в недоумение. На Тверской ее, как и вообще в Москве, видимо-невидимо. Здоровенный щит у шоссе гласит: «ритуальные услуги – сезонные скидки – для ИВОВ и ВВОВ льготы». Или фантастическое: «скидки», «дешево», «очень дешево», «бесплатно», «абсолютно бесплатно». Дальше зазывно: «вас обуют на Никольской». Где нас только не «обували»… Или на магазине: «купите что-нибудь», или на заборе: «запои — быстро и надежно» и телефон.

По Тверской прогуливаются человеки-рекламы с пластиковыми щитами на груди. Знакомлюсь с дядькой лет пятидесяти. Коренной москвич, инженер, раньше работал на оборонку. А что? Раньше у нас вся страна на оборонку работала. «Рекламой» трудится около года. С 9 до 18, два выходных. Расчет ежедневный – 150 рэ. Не густо, конечно, но жить можно.

От рекламы рябит в глазах и мозгах: дома, автомобили, одежда, обувь, белье, «минздрав предупреждает»… Эти вывески, как ржа, въелись в архитектурный облик столицы. Московские власти, наверное, тоже это заметили. И объявили о значительном сокращении количества рекламных щитов, особенно в центре. Надо думать, этот опыт учтет и провинция.

ТЫ ЗАПИСАЛСЯ ДОБРОВОЛЬЦЕМ?

Впрочем, социальной рекламы это, видимо, не коснется. Прочные конструкции с бодрой надписью «я люблю мой город на 100%» почти на каждом шагу. Цифра 100 прописана нечетко, читается «…на 00%». А над Тверской между растяжками о концертах эстрадных звезд гордо реют на ветру транспаранты: «жилищно-коммунальная реформа в Москве. Ты записался добровольцем? 100%» И можно подумать, что реформа ЖКХ приравнивается к боевым действиям.

По этому пути Москва идет осторожно, не торопится быть впереди России всей. Федеральный закон предполагал, что уже в 2001-м доля населения в оплате жилищно-коммунальных услуг должна составить 80%. Но москвичи в минувшем году платили всего 44%. А в среднем по стране эта цифра – 60%. На 100% уровень в оплате услуг ЖКХ столица собирается выйти лишь лет через пять.

Правда, уже в нынешнем году обеспеченным москвичам, ежемесячный доход который на человека более 8,5 тысяч рублей, столичные власти предложили платить не по закону, а по совести, все 100%. В мэрии считают, такие расходы  по карману каждому третьему. С другой стороны, каждый третий горожанин уже сейчас еле сводит концы с концами и, надо думать, после очередного повышения цен придет за дотацией. И это будет стоить столице раз в надцать дороже, чем прежде.

Замечу, по данным Министерства по налогам и сборам, Москва не богата миллионерами. В передовиках — Самарская область. Каждый пятисотый ее житель в декларации о доходах указал более миллиона рублей. В Ханты-Мансийском АО – каждый шестисотый. В Московской области – миллионер на 878 жителей, в столице – на 1165 жителей, на Кубани – на 2,5 тысячи. Цифры эти, ясно, неполные. Ведь речь идет лишь о тех, кто сдал декларации.

Пока же услуги ЖКХ за стандартную однокомнатную квартиру в спальном районе обходятся москвичу около 400 рублей. А жителю, например, Новороссийска — около 300. То есть такие расходы в столице все же выше, чем у нас, в провинции. А вот на продукты питания, на мой взгляд, почти одинаковы. Только выбор там гораздо богаче. Причем в магазинах товары зачастую не хуже, чем на рынке, а цены такие же, а то и ниже.

ВОДКА, ХЛЕБ, СЕЛЕДКА И Т.Д.

Отборную свинину и говядину можно купить по 80-120 рублей за килограмм, хороший картофель и морковку по 8-50 – 10 рублей, лук – 11-50, капусту — 6-50, свеклу по 6, тепличные помидоры и огурцы — 60-70 рублей, яблоки – 22-36, апельсины и хурму по 30, бананы – 25, шампиньоны – 60, зелень – 5 рублей пучок. А вот вин кубанских в Москве не нашла, в основном – молдавские, грузинские. На водку, селедку и прочие жизненно важные продукты цены приблизительно такие же, как и на Кубани. Так что у простых граждан денежки плачут одинаково и в столице, и в провинции.

Мне рассказывали, что раньше москвичи любили отовариваться на оптовых продуктовых рынках, где товары были на 15-20% дешевле, чем в магазине. Сейчас многие предпочитают супермаркеты. Мол, и товар там лучше, и цены ниже, и культура обслуживания на высоте. Таким образом, в Москве, да и у нас, в провинции, цивилизованная торговля потихоньку теснит еще недавно столь популярные рынки-базары.

Когда-то, наверное, уйдет в небытие и знаменитая от Москвы до самых до окраин «Лужа» — оптовый вещевой рынок в Лужниках. Ряды под открытым небом. Любые товары. Чаще сомнительного качества. Тут же за 30 рублей можно купить стандартный набор бланков: счет-фактура, накладная, сертификат. Можно и «образование». Диплом колледжа обойдется 1500 рублей, любого московского вуза – вдвое дороже, диплом Финансовой академии им. Плеханова с «настоящими» печатями — 800 долларов.

Есть, конечно, ну, очень дорогие магазины. Например, «Лейпциг». В просторных залах на двух этажах с десяток продавцов и охранников. А покупатель один. И это я. Впрочем, меня не замечают. Видно, одежка не та. Да, цены здесь, мягко говоря… Пальтишко 75 тысяч, сапожки — 16, туфельки – 6. Трехзначных цифр не заметила. Провожают ленивыми взглядами.
Появляются такие магазины и в провинции. Пропасть между богатыми и бедными все глубже на всех просторах нашей необъятной Родины.

БОЛТУНЫ ЗАПЛАТЯТ ДОРОЖЕ

«За телефон» москвичи платили в январе 80 рублей (новороссийцы – тоже 80). Однако уже нынешним летом телефонисты грозятся ввести повременку. По-прежнему останется абонентная плата (пока не ясно, какая), но разговаривать за эти деньги можно будет лишь определенное количество часов. За все, что сверху, придется платить отдельно. Телефонистам это выгодно – и абонплата цела, и дополнительный доход.

Следует ожидать, на ту же схему скоро перейдут связисты и других городов. Ведь соответствующее законодательство уже есть. А о технической готовности, например, Новороссийск заявлял еще пару лет назад. Хватило бы у народа денег…

НЕ ОЧЕНЬ ДЕШЕВОЕ БЛАЖЕНСТВО

Благодаря принимающей стороне мне довелось побывать в столичных ресторанах, которые легко делятся по «национальному признаку». Есть корейские, монгольские, азербайджанские, русские, испанские, мексиканские, арабские и т.д.

В японском угощали суши и сашими. Суши – это кусочки сырой рыбы – тунца, лосося, сомика или же креветок, кальмара, осьминога и т.п., размером с мизинец, сервированные на маленькой рисовой лепешке. Сашими – почти то же, но без риса. Приправа — соевый соус и зеленый хрен. Стопка теплой маслянистой рисовой водки, рюмка сливового вина. На десерт – зеленый чай и зеленое мороженое. На двоих обошлось около трех тысяч рублей. Из-за стола встали с чувством легкого голода.

То ли дело родная славянская кухня! В небольшом ресторанчике на Старом Арбате обслуживали хлопцы в вышитых сорочках. Большая тарелка борща с пампушками, толстенная отбивная, свежие и тушеные овощи, графин кваса, маковый пирог. Обед по-украински стоил вдвое дешевле, чем по-японски.

Близ Красной площади есть уютный  ресторанчик, оформленный в черно-красных тонах. В меню  значится: «любовь на пляже», «ночи Венеции», «интимные тайны Парижа», «розово-голубой восторг» и тому подобное. Остановились на нейтральном «не очень дорогом блаженстве», которое оказалась скромной порцией маринованных креветок под пикантным белым соусом. Вкупе с глинтвейном, пирожным и чаем «блаженство» разорило нас на полторы тысячи рублей.

ГРАБЕЖ СРЕДИ БЕЛА ДНЯ

Бывая в Москве, пытаюсь «приобщаться к культуре». Благо в многочисленных театральных кассах немаленький выбор билетов на любой вкус и карман. Два билета на балет стоили мне пятисот рублей. Спрятала их, чтобы не потерять, в кошелек.

В приятных мечтах спускаюсь в метро. На эскалаторе кто-то легко толкает в спину. Чего толкаться? Народу вроде немного. Однако при входе в вагон образовалась давка, меня буквально впихнули, когда двери почти закрывались, и что-то дернуло мою сумку, висящую через плечо. Поезд тронулся. Сумка открыта. Кошелька нету…

Глазам не верю. Вот тебе и балет, и обновы, и билет домой. Среди бела дня в людном месте ограбили. Сама и виновата! Не разевай варежку, хоть в провинции, хоть в столице. Слава Богу, в сумке завалялось пять рублей. Еле-еле добралась до московской квартиры, где остановилась у друзей. И долго грустно размышляла, сколько чего можно было купить на украденные рубли…

О ДУШЕ ПОДУМАЙ

В театре все же была. В Московской оперетте слушала «Королеву Чардаша». Может, мне не очень повезло, и это был не самый лучший состав, но за звонкими голосами часто не могла разобрать текста. На фоне роскошно убранного зала, где работали Шаляпин, Рахманинов, Васнецов, Врубель, Коровин, скромные наряды артистов смотрелись убого. И все равно осталось ощущение праздника.

А еще гуляла среди древних храмов Московского кремля. Прислушивалась к шепоту времени в усыпальнице Великих Московских князей – в Архангельском соборе, где нашли последний приют и вечный покой и суровый Иван Грозный, и невинно убиенный царевич Димитрий, и русские цари Романовы до Петра Великого, высочайше повелевшего впредь хоронить царственные останки в новой столице всея Руси – в Петербурге.

Все гробницы устроены по единому плану. Саркофаги, вырубленные из цельных кусков известняка, расположены под полом и закрыты белокаменными плитами, на которых вырезаны имена усопших, даты их смерти и погребения. Поверх саркофагов – кирпичные надгробия, закрытые в начале ХХ века медными кожухами, с выбитыми на них крестами и именами умерших. Тут же похоронен и князь Михаил Скопин-Шуйский – талантливый полководец и видный деятель Смутного времени, скоропостижно скончавшийся в 1610 году.

На Красной площади любовалась самым многоглавым из русских храмов – Покровским собором или собором Василия Блаженного. Глав у него восемь, а посередке – шатер. Построенный в честь побед Ивана Грозного под Казанью, собор составлен из девяти церквей и ориентирован по сторонам света. Церковь с бело-голубой главкой смотрит на Северный полюс. И если немножко подумать, можно найти ориентиры и на Калининград, и на Владивосток, и на Новороссийск, и на любую точку нашей провинции, без которой Москве не быть столицей.

2002 г.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: schwingen.net

Клуб Крылья / Schwingen.net

Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях