+100%-

— Когда упражняются в стрельбе по летающим тарелочкам, разбивают много глиняных дисков. На уборку требуется немало времени и сил. А можно сделать, что бы осколки убирались сами, а еще лучше – исчезали? Да, тарелочка должна быть изо льда! — объясняет мне изобретатель Олег Фиговский, обладатель множества научных званий и наград, в том числе премии «Золотой ангел – 2006» (аналог Нобелевской в области изобретений).

С Олегом Львовичем мы встретились на Днях русских инноваций, проходивших в Москве в последних числах мая 2009 года. Два дня именитые и молодые ученые, в том числе постоянно работающие за рубежом, российские чиновники, политики, бизнесмены, финансисты, эксперты спорили: можно ли успешно заниматься наукой в России? как запустить механизм инноваций? нужен ли российской экономике инновациолнный бизнес?

Профессор Фиговский, представлявший на форуме не только элиту русской научной мысли за рубежом, но и Международный центр нанотехнологий «Polymate» (Израиль – Канада — Германия), которым он руководит, любезно согдасился ответить на вопросы нашей редакции.

— Инновация, когда абстрактная идея воплощается в конкретные дело-товар-деньги – затея рискованная и дорогостоящая. Кто заказывает инновации?

— Для западнного бизнеса инновация естествена, и по другому быть не может. Абсолютное большинство изобретений сделаны с целью помочь людям. Чтобы новое решение получило широкое распостранение, оно должно быть доступным и полезным. С другой стороны, крупным заказчиком технических новинок всегда была и, видимо, еще долго будет война.

За полвека научной деятельности у меня накопилось около полутысячи изобретений. Из них десяток я сделал для собственного удовольствия. А пятьсот остальных, потому что меня попросили. Среди них есть место и популярному клею «Бустилат» и такому уникальному заказу как пластасфальтобетонное покрытие посадочной площадки «Бурана».

— Каковы на ваш взгляд, перспективы создания в России конкурентоспособного производства?

— В современном мире и в высоких технологиях, в частности, конкуренция исключительно жесткая, часто соревнуются за доли процентов. Готова ли к этому Россия?

Сейчас в России модно рассуждать о важности науки, о новых технологиях, которые спасут экономику. При этом нередко встречается довольно туманное представление о предмете. Потому что для успеха инноваций важны не только научно-технические изыскания, но и образование, экономика, право, государственная политика, наконец. А российское государство, мягко говоря, специфическое.

Лично я убежден, что наукой, промышленностью не должны командовать генералы спецслужб. В России же сотрудник госбезопасности легко становится руководителем отрасли или политиком. Или, например, бюджет выделят средства на разработку и внедрение новых технологий. А на деле под прикрытием инновационных проектов деньги перекачиваются в карманы, так называемых, заинтересованных лиц.

Наличие в России коррупции и воровства делает бесперспективной конкуренцию с Америкой, Японией, Европой, Китаем, Финляндией, Израилем, список можно продолжить.

Да, Россия по-прежнему держится среди лидеров на рынке вооружений, хотя и продает еще советские разработки: автомат Калашникова, установки залпового огня, реактивные самолеты… А высокотехнологичных товаров широкого потребления на прилавках не видно.

— Кого или что Вы назовете в числе противников и союзников России на стройке новой экономики?

— Порой деловые традиции позволяют быстро восстановить помышленость, вывести страну на передовые позиции, как это было, например, в послевоенной Германии. Россия, к сожалению, не имеет такого опыта. Ведь создание атомной бомбы или запуск спутника — не коммерческие проекты и не требовали ни дизайна, ни гарантийного обслуживания, ни маркетинга, ни рекламы.

Как специалист в нанонехнологиях, переживающих сегодня бум, буду говорить в цифрах этой отрасли. По официальной статистике, в нанотехнологиях Россия значительно отстает от мировых лидеров – США, Японии, ЕС. Так в 2008 году США зарегистрировали более 3000 международных патентов, а Россия – около 30.

В Бостоне ежегодно проходит конкурс на лучшее коммерческое решение в нанотехнологиях. Премии каждый год получают около 20 компаний. Ни один проект из России ни разу не получил премию! Более того, ни один российский проект в нанотехе даже не был номинирован (а ведь номинантов, как и в премии Оскар, значительно больше чем лауреатов).

На мировом рынке наукоемкой продукции, а он заметно больше сырьевого, России принадлежит только 0,3 %, хотя по числу ученых страна третья в мире. А доля США — 36 %, Японии – 30, Германии – 16. Россию опередил даже крошечный Сингапур!

Добавим, что в прошлом году, согласно авторитетному британскому рейтингу, ни один российский университет не вошел в список двухсот лучших университетов мира. Потому что последние двадцать лет Россия очень мало вкладывала в образование и науку. Получить знания на мировом уровне в этой стране не очень просто.

Но я оптимист. И думаю, что отставание России преодолимо. Уже делаются какие-то шаги: российское государство признало факт необходимости развития новейших технологий, в университетах появляются новые специальности, принимаются полезные законы, привлекается внимание общественности. В зачет отнесу и Дни русских инноваций.

В Москве 28—29 мая 2009 года прошел форум «Дни русских инноваций». (raexpert.ru)

В Москве 28—29 мая 2009 года прошел форум «Дни русских инноваций». (raexpert.ru)

А если считать российскими всех говорящих по-русски ученых и инженеров (как, например, Испания считает испанцем жившего во Франции Сальвадора Дали, а Китай всех китайцев независимо от места их обитания), то положение российской науки в мире вообще — и в нанотехнологиях в частности — блестящее!

Очевидно противоречие между трудностями, переживаемыми российской наукой, и лидирующим положением русскоговорящих интеллектуалов во всех областях человеческой деятельности, на всех континентах. Считаю возможным и совершенно правильным привлечь этот потенциал для решения сугубо российских задач. Как это делают Китай, Германия, Япония, Индия, Израиль и другие страны.

Политика объединения по культуре, а не по паспорту играет огромную роль в экономическом успехе. Дайте только возможность и срок, и талантливые воспитаники советских научных школ, их дети привьют на российской почве традиции маркетинга и дизайна, построят надежные технологические и деловые мосты с ведущими державами мира.

Для людей русской культуры Россия всегда привлекательна. Но чтобы притяжение было взаимным, давно назрела необходимость в хорошо продуманной государственной программе, далеко выходящей за рамки новых технологий. Программе, где культурные, технологические, экономические и политические проблемы увязаны воедино.

— В триаде — инноватор, менеджер, инвестор кто самое слабое звено в России?

— Менеджер и инвестор. В России нет менеджеров, работающих на мировой рынок. Новая продукция заведомо создается сначала для внутреннего потребления. А Китай, например, сразу ставит задачу выхода на мировую арену. И выигрывает. Думаю, России следует присмотреться к этому опыту.

Недавно в составе Европейской комиссии я посетил Албанию. Серьезные американские банки согласно программе Евросоюза дают весомые деньги, чтобы создать в этой маленькой стране конкурентоспособное производство. Албанцы оказались убедительны, и теперь там широкомаштабно строится крупные учебные и научные центры, в частности Центр нанотехнологий, и, что не маловажно, доступное и достойное жилье для ученых.

А в России иностранному инвестору не очень просто, его постоянно хотят обмануть. Наверное поэтому инвестиции, как правило, делаются русскими бизнесменами, которые прежде вывели деньги из страны и теперь их таким образом возвращают.

— Как Вы оцениваете риски для инвестиций в создание российского инновационного бизнеса?

— Практика доказала, вложения в наукоемкие технологии – самые эффективные, хотя и наиболее рискованные. А если снизить риски, можно привлечь капитал в инновации не только на стадии производства, но и на этапе исследований и разработок. В чем так нуждается Россия.

Вот только России, прежде чем создавать современную экономику, следует навсегда забыть сугубо российское слово «откат». Без этого серьезный инвестор в страну не придет. А до тех пор риски вложений в российскую экономику оцениваю как крайне высокие. И я бы лично серьезно задумался, прежде чем советовать строить бизнес на российской территории.

— В мире шторм. Как финансовый кризис отразился на рынке научных исследований?

— Во всем мире научные фундаментальные исследования – это забота государства. Например, Обама заявил – науке надо дать вдвое больше, потому что это фундамент. На нанотехе кризис отразился даже положительно. Не многие сейчас готовы вкладывать деньги в строительство жилья, а в нано – пожалуйста. По нашим прогнозам, объем нанорынка в 2018 году ожидается около 3 триллионов долларов.

Вряд ли кто-то будет отрицать, что Россия не преодолеет системный кризис без развития фундаментальной и прикладной науки. Очевидно, стране жизненно необходим качественный рывок науки и техники, позволяющий, как это сделами те же Израиль, Ирландия, Финляндия, Япония, не только создать конкурентоспособную экономику, но и компенсировать недостающие энергетические и материальные ресурсы.

— В какие отрасли, задачи, страны будут вкладываться деньги в ближайшие 20 лет?

— Активно будут развиваться Китай и Индия, некоторые страны – новые члены Евросоюза. В России толчок получают военные отрасли. Российская сырьевая экономика малоперспективна. Уже сейчас стоимость крупнейших российских нефтяных производств заметно ниже, чем, например, компании «Nokia», прописанной в маленькой Финляндии, где это далеко не единственная крупная фирма.

В мире особо привлекательны будут новая энергетика, нано и биотехнологии. Человечество все больше будет использовать энергию ветра, воды, солнца. Ядерная энергетика трансформируется в термоядерную. Возникнут новые способы передачи электроэнергии. В частности, двигатель на водороде может стать праобразом систем, когда безотходная энергия «перевозится» в контейнерах или производится на месте.

Обратимые, безопасные для окружающей среды технологии, и только они, постепенно станут новым, естественным стандартом, подобно тому, как государство сегодня регулирует, например, выхлоп автомобиля.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: (https://raexpert.ru/conference/2009/rus_inno/gallery/firstday/)

Юрий Борисович Магаршак, президент MathTech, Inc. и Олег Львович Фиговский на форуме «Дни русских инноваций» в Москве (raexpert.ru)

В Москве 28—29 мая 2009 года прошел форум «Дни русских инноваций», организованный медиахолдингом «Эксперт» при поддержке Федерального агентства по делам молодежи. (raexpert.ru)

Клуб Крылья / Schwingen.net

Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях