В рамках программы «200 лет дипломатических отношений между Швейцарией и Россией»

Российско-швейцарский режиссер Людмила Майер-Бабкина преобразила социальный триллер Фридриха Дюрренматта «Визит старой дамы» в трагедию с мотивами поэтической лирики, сравнимую с чеховской драматургией.

В золотых, по-осеннему нежных лучах кружится на поляне девочка (Софья Никольская). Одежда ее скромна, но личико озарено радостью жизни. Это Клара Вешер. Она танцует, порхая божьей птичкой над суетой, беззаботно поверяя Конрадову лесу наивные секреты. Хрупкие и вечные секреты о вере, надежде, любви.

Пройдут года и Клара, не бедная девчонка, а знаменитая миллиардерша вернется в Конрадов лес. Вдохнет его смолистый запах, обнимет стволы деревьев, немых свидетелей летучего золотого детства и, вслушиваясь в осенний шепот ветвей, по-новому переживет далекие-близкие мгновения трепетной юности.

В этот миг перед зрителем возникнет лес памяти двух влюбленных, в который они возвращаются, и видят деревья снова молодыми. Стройные сосны, темно-зеленые ели и густые кроны буков бережно сохранили в шорохе ветвей старые тайны и полузабытые сны. Вековой лес надежно сберег то, что забыто непостоянными людьми.

Познав предательство, равнодушие, унижение нищеты и омертвляющее дыхание порока, до зубовного скрежета вооруженная циничной наукой беспредельной власти денег, Клара попытается не только войти «в ту же реку», но и повернуть ее вспять. «Крылья» героини жестоко изломаны. Давно истерзаны, убиты вера и надежда. Но жива бессмертная любовь.

Бывший возлюбленный Клары бакалейщик Альфред Илл (Филипп Райнхард — Philippe Reinhardt) – отец двух детей и без двух минут приемник бургомистра с готовностью соглашается выудить у возвратившейся в отеческие пенаты миллиардерши кругленькую сумму на восстановление былого благополучия родного города Гуллена. И вроде бы все отлично.

Илл уверен, что убедил Клару растрясти капитал. Но на собрании горожан она выдвигает условие: «Гюллен получит миллиард, если кто-нибудь убьет Альфреда Илла». Ситуацию проясняет дворецкий старой дамы, он же – бывший городской судья (Клаус Зассе – Claus Sasse). Чтобы скрыть отцовство, много лет назад Илл купил за литр водки лжесвидетельство. И Клару заклеймили как распутницу.

В промозглый осенний день она, беременная, без гроша, всеми преданная, изгнана из города. Ее маленькая Женевьева вскоре умирает в чужих руках. А Клара попадает в Гамбургский бордель. Там ее и находит миллиардер Цаханассян, богатство которого достается ей по наследству.

Был ли у Клары выбор? Фридрих Дюрренматт написал эту пьесу более полувека назад. И с тех времен изменилось очень многое, но не значение денег. Деньги сегодня, как и вчера, как и встарь, играют особую роль и в Швейцарии, и в России, да везде, где есть люди. И, может быть, не меньшую роль, чем любовь и честь.

Бережно следуя авторскому замыслу, режиссер органично наделяет парадоксальную пьесу великого швейцарского драматурга по-новому актуальным смыслом. Как бы вдыхается жизнь в ставший классическим статичный облик старой дамы, оживляя и, если хотите, одухотворяя его.

Как и задумывал Дюрренматт, жаждущая «правосудия» Клара ни в коей мере не олицетворяет возмездие подобно древнегреческой Медее. Она всего лишь самая богатая в мире, не лишенная чувства юмора женщина. Но именно женщина, а не каменеющий истукан. И этот новый образ становится мощнейшим эмоциональным нервом и катализатором всего спектакля.

От сцены к сцене, от реплики к реплике старая дама в исполнении актрисы Мирты Зефериной (Myhrtha Zeferina) раскрывает перед завороженной публикой щемящее сердце трагедии. Шаг за шагом движется она от сверхбогатой самодурки к обыкновенной одинокой, глубоко несчастной женщине. Женщине вне времени. И уже не важно, сколь ей лет.

Зритель обязательно поймет это к концу спектакля. А пока госпожа Цаханассян требует расплаты. Утратившие было способность соображать горожане, быстро приходят в себя. Да и Альфред Илл не чувствует вины. Время все списало, уверен он, тем более, что на скользкой дорожке публичной девки Клара «подобрала несколько миллиардов».

Бургомистр (Матиас Вакров – Matias Wackrow) во всеуслышание отвергает дерзкое предложение зарвавшейся богачки. Ведь гулленцы – христиане и живут в Европе, славной традициями гуманизма и демократии.

Но госпожа Цаханассян знает мир. Она подождет, пока большие деньги превратят его в большой бордель. Очень скоро простодушные обыватели, которым после обещаний миллиардерши, видимо, померещился «свет в конце тоннеля» легкомысленно залезают в кредиты. Они никому не желают зла. Просто хотят добра себе и детям. И малодушно не задумываются о цене.

Альфред видит, что благосостояние горожан быстро растет. И уж он-то прекрасно понимает, что цена вопроса – его жизнь. Трясясь от липкого ужаса, вчерашний кандидат в бургомистры ищет защиту у власти. Однако полицейский (Вилли Штадлер – Willi Stadler) высмеивает лавочника и… невольно поблескивая новеньким золотым зубом, нагоняет на жалобщика еще больший страх.

Обезумевший Илл бросается в управу. И находит там… дорогостоящий план развития города. Разворачивается потрясающий по эмоциональному накалу психологический поединок двух вчерашних друзей, один из которых уже сделал выбор и дает это понять другому. Поединок, в результате которого происходит перелом в их отношениях. И теперь уж точно нет дороги назад.

Альфред растоптан, обречен. Ничтожный и жалкий лавочник вначале, через страх и страдания он движется к личности, наделенной чувством собственного достоинства. У судьбы на краю Илл переосмысливает итоги и обретает силы, чтобы достойно взглянуть в лицо смерти, оставляя за горожанами право выбора между добром и злом.

Воплощать режиссерский замысел помогали актеры Юна Нестерова (Juna Netsterova), Михаель Граубер (Michael Grauber), Александр Чернышев (Alexander Chernyshev), Жиль Рупф (Guille Rupf), Далибор Баюнович (Dalibor Bajunovic), а также юные воспитанники Литературно-театрального класса при Театре Сценической Классики.

Спектакль украсили видео Всеволода Бернштейна, четкая работа светотехника Даурена Бакимбаева, музыка Владимира Романычева. Особую роль в режиссерском почерке играют единство сцены и зала, где также происходит действие. При общем минимализме – декорации практически отсутствуют – сценография и создаваемые актерами характеры органичны.

Среди символов постановки отмечу лес. Как и вишневый сад Чехова, лес Дюрренматта становится свидетелем предвидения автора. Рубят вишневый сад – разрушается старая Россия. Вечен альпийский лес – хранитель мечты человечества о добре и справедливости. И лес – сам мир людей, где добро и зло – вечные антагонисты и невозможны друг без друга.

Таким образом, режиссер предлагает новый взгляд на эту человеческую комедию «с трагическим лицом», как называл ее Дюрренматт. Зрителю напоминают о том, что каждый сам ответственен за свою судьбу. Ведь у современных Клар, Альфредов и «жителей города Гуллен» выбор есть всегда.

Нынешний год для Швейцарии и России – особый. Дипломатические отношения между странами были установлены двести лет назад. Стоит отметить, что Театру Сценической Классики под руководством российско-швейцарского режиссера Людмилы Майер-Бабкиной в этом году исполнится двенадцать лет. И спектакль «Визит старой дамы» достойно представляет синтез двух культур.

После премьеры в декабре минувшего года в Центре «Karl der Grosse», в Цюрихе публика увидела еще три спектакля при неизменно полном зале. А на днях «Визиту старой дамы» рукоплескал Мельс. Осенью запланированы гастроли в Базеле и Берне.

Текст: Марина Охримовская
Фотографии предоставлены Людмилой Майер-Бабкиной

Марина Охримовская

Марина Охримовская

Журналист, литератор. Читайте меня на сайтах www.proza.ru и www.stihi.ru.
Марина Охримовская

Latest posts by Марина Охримовская (see all)

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.