То ли сказка, то ли нет.

Жил был Президент. Жил – работал. Работал – приказывал. Приказывал – отказывал. Отказывал – подозревал. Управлял страной без перерыва, был всегда на посту.

Правда, порой, на посту Президент засыпал. И снились ему в такие моменты сны постового. Будто стоит он на оживленном перекрестке и машет жезлом, словно скипетром.  Вокруг автомобили суетятся без кортежей, а он руководит движением в державе со свистом и штрафами.

И тут услышал однажды Президент во сне голос. Тихий. Неприятный. Даже компрометирующий. В момент, когда он, стоя в облаке выхлопных газов, штрафовал отечественную машину, голос проговорил:
— Мой дом – твоя крепость.

Исчез сразу перекресток. Укатил автомобиль в сторону свалки, развеялись газы. Осталась только темная спальня, горбы на одеяле и взъерошенная прическа после пробуждения.

— Кто посмел повысить голос? – спросил осторожно Президент.
— Я, — ответили откуда-то снизу.

Тотчас вспыхнула сигнализация электрического света: загорелись шесть ламп по периметру спальни – развеяли тьму. По углам побежали тени. Мебель утратила зловещие очертания дубовых заговорщиков. Темнота ночи за окном насытилась до черного квадрата: что там происходит, стало не разглядеть.

— А ну повтори, что ты сказал, — потребовал Президент неизвестно у кого.
— Мой дом – твоя крепость, — повторил голос совершенно спокойно.
— Разве это крепость, – воскликнул глава державы нервно. – Это же проходной двор.

И действительно, зачем нужны бронированные обои на стенах, всевидящие охранные портреты до потолка и дополнительные «уши» в букетах искусственных цветов. К чему весь этот уютный сейф, когда проникают внутрь нехорошие слова и скрыться от них негде.

— Может голоса только в твоей голове? — обратился с надеждой сам к себе Президент.
— А может мы все-таки в другом, менее презентабельном, месте? – ответили ему грубо вопросом на вопрос.

Президент выскочил из-под одеяла в государственной пижаме (по слухам, пули её не берут, и женские чары снять не могут). Спрыгнул с кровати и погрузил в пушистый ковер самую уязвимую часть тела – собственные пятки (ковер просканировал отпечатки ног, определил государственного мужа, и ток проводить не стал). После чего Президент гордо выпрямился, хрустнул «мыслительными суставами» и приказал сурово:
— А ну выходи!

В ответ постучали. Ни в дверь, ни в окно, а, можно сказать,  в пятки. Рассыпался стук по полу, запрыгал под ногами, нагнал на хозяина спальни страху. К движению его подтолкнул – на месте в такой ситуации не устоишь. Президент шагнул вправо – стук повторился. Затем влево отпрыгнул как гимнаст – стук тут как тут. Под конец Президент сделал два шага вперед, и  стук, наконец, остался позади.

«Ага, не успеваешь за мной, — подумал глава державы. – Вот так и вся страна: я уже вперед вырвался, а она ещё сзади плетется». В завершении следственных упражнений Президент подпрыгнул несколько раз, прислушался к стучащему эху и сделал для себя выводы:
— Так я и думал – под полом сидишь. Ничего удивительного. Все неприятные голоса именно там и собираются. Ну, ничего, мы тебя из  подполья достанем…

Вскоре пришли «добрые» домашние охранники. Натоптали в спальне. Послушали. Понюхали. Галстуки-близнецы поправили и развели руками. Появились «злые» охранники с улицы. Накурили. Грязными ботинками наследили. Ни черта не поняли. Мокрые от дождя головы недоуменно почесали и вступили с главой государства в диалог.

— Да уж, темная история, — сказали охранники.
— Ну, так пролейте на нее свет, — потребовал Президент.
— Нам не просветлить все мрачные места. Тут нужен специалист по темным делам.
— А разве в моей светлой стране такие еще остались? – поинтересовался подозрительно хозяин спальни.
— Есть один ученый-самозванец. Изучает поведение подпольной оппозиции в условиях их проживания. Говорят, настоящий знаток, — зашептали охранники таинственно.

Президент поморщился. Дернул лацкан пижамного пиджака-хранителя и моргнул обоими глазами.
— Я не верю в подпольную оппозицию, – сказал он хмуро.
— Главное, что они в себя верят, — резонно заметила «злая» охрана.

Долго рассматривал специалист по темным делам узор президентского паркета. Ползал по половицам – пересчитывал ряды. На поворотах скрипел по-стариковски, лицо склонил к самому дереву. А когда закончил половые исследования, объявил Президенту свое твердое мнение.

— У вас в спальне завелся домовой, — проговорил спец и добавил. – Но вы не переживайте особо. При желании с ним можно ужиться. В моем доме, например, живет такой же.

Глава государства, судя по выражению лица, уживаться с кем-либо на одной территории не желал. Сдвинул он брови строго и обратил свой гнев на домашних охранников:
— Я же просил, чтобы дом очистили от посторонних полностью, — зашипел Президент. – А вы их только в подполье загнали.
— Что мы только не делали, — начала защищаться «добрая» охрана. – И народными средствами их морили, и заговоренными каблуками давили, и не всегда законными постановлениями изгоняли. Даже патриотический дух против них привлекли. А они сволочи паранормальные так низко пали – в подполье забрались…

— Тьфу на вас, — плюнул недовольно Президент (ковер просканировал слюну, определил по ней главу государства и ток проводить не стал). Затем повернулся к специалисту и спросил:
— Вы способны вызвать его на ковер?
— Я на многое способен, — гордо заметил спец. –  Но зачем вам это нужно? Пусть себе там внизу и страдает.

— Хочу спросить, чего он хочет, — пожелал глава державы.
— Известно, чего все домовые хотят. Вернуть свои владения – от закромов до крыши.
— И все-таки, пригласите его на переговоры, — попросил Президент. – А то мне не приятно, когда подо мной кто-то стонет.

Охрана среагировала на просьбу Президента мгновенно — окружила специалиста заботливым вниманием, и он сразу согласился. После чего ему выдали инструкцию — «как себя вести в государственной спальне», бутерброд с ветчиной и домашние тапочки временного сотрудника.

Вскоре для ритуала-приглашения все было готово: круглый стол для переговоров поставили у самой кровати. Приманку для домового разбросали по всей комнате. А именно: подробный план президентского дома, смету на его строительство, скандальный отчет о реальных тратах и приговор суда проворовавшемуся подрядчику. Охранники сложили оружие за порогом и наполнили каждый свою кобуру угощением — хлебными крошками. Президент занял почетное место за круглым столом. Зашторили окна.

И когда все присутствующие оказались в кромешной тьме, специалист по темным делам пафосно произнес:
— Уже отыграли ступени лестницы мелодию ног, уже потрескалась штукатурка благополучия, уже на чердаке не осталось места от тяжелой мебели из прошлого. Пришла пора показаться тебе домовой. Выйди к нам гроза всех ушлых прорабов и пьяных строителей. Укажи нам на халтуру…

Вдруг на улице «скорая помощь» заиграла сиреной полицейский марш. На крыше закаркали голуби, а стоящая в соседней комнате государственная свинья-копилка прохрюкала двенадцать раз. Наступил полдень.

Тут все участники ритуала почувствовали, что в спальне появился посторонний. Он поднялся с потоком подземного ветра и чихнул на сквозняке. Занял пустое место за столом, принес с собой кошачий аромат подвала.  Кто-то от неожиданности вздрогнул, кто-то громко икнул. Кто-то потянулся привычно к рукоятке пистолета, но ухватил рукой лишь хлебные угощения.

И только спец не растерялся: контроль не утратил, вступил в разговор.
— Ты домовой? – спросил он осторожно.
— Да, я домовой, – ответили ему со стула напротив. – И я не один.
— И чего вы хотите? – спец подмигнул незаметно.
— Домашних полномочий, — решительно сказал потусторонний собеседник.

Президент, услышав такое пожелание, скрутил из пальцев кукиш. Затем продемонстрировал средний палец, а напоследок согнул руку в локтевом суставе. Но так как в комнате освещение отсутствовало полностью, этих красноречивых жестов державного мужа так никто и не увидел.

— А что вы умеете? – продолжил беседу специалист.
— Домами управлять, — уверенно ответил невидимый гость.
— А зачем вы нужны нашим домам? – влез хозяин спальни в разговор по-президентски без предупреждения. – У них уже есть свои управдомы.
— Да знаем мы ваших управдомов, — воскликнул домовой. – Жлобы, Кровопийцы и Хамы.

«Да уж, настоящие ЖКХ», — согласился про себя Президент, но вслух произнес:
— Как же я могу доверить вам дома, если сами жильцы в вас не верят?
— А ты перестань врать, что нас не существует, – потребовал домовой.
— А вы, действительно, не существуете, — подвел итог беседы глава государства. Ударил рукой по столу и поставил в переговорах кулачную точку. – Нет вас! Ни оппозиции, ни подполья, никого. Никто в домовых не верит. Ну, а я как все.

Три следующих дня преследовал голос Президента и днем, и ночью. Мигрировал за ним по всему дому – границы комнат презирал. Ежеминутно тишину нарушал пламенными речами, не давал покоя. А чтобы не быть голословным, применял домовой метод литературной пытки. Читал вслух сборник  президентских обещаний — собирался огласить все пять томов.

Первый день глава державы сопротивлялся. Крепился, стойкость проявлял, разбавлял изредка свои обещания возгласом «Не верю!». Однако на второй день Президент устал, угас и попытался спрятаться в каморке уборщицы с бетонным полом. Там заложил уши гербовыми печатями и застыл на ведре в позе глухого правителя. Так и просидел он до самого утра:  в голове надоевшие речи прокручивал, удивлялся дурацким обещаниям.

А под конец третьего дня Президент не выдержал. Доконало его «собрание сочинений», довели до предела собственные слова. Он зашел в спальню обессилившим вождем, растянулся на полу всем телом и прохрипел в щель между половицами:

— Черт с тобой. Выходи из подполья. Выводи на свет своих коллег. Получат домовые должность управдомов, будут вам и закрома, и крыша. А если поверят в вас жильцы окончательно, сможете даже в будущем сходить на выборы партией от темных сил. Но предупреждаю сразу — на многое не рассчитывайте. Все теплые места в моей стране уже заранее распределены.

Фото: Schwingen.net

Текст: Саша Кметт

Саша Кметт

Саша Кметт

Землянин в седьмом поколении. Занимаюсь контрабандой слов.
Саша Кметт

Latest posts by Саша Кметт (see all)