Режиссер Людмила Майер-Бабкина поставила в Швейцарии «Белые ночи». Артисты Театра сценической классики, создателем и руководителем которого она является более десяти лет, привнесли в классическую сентиментальную историю элементы притчи. Премьера состоялась в Цюрихе, в центре Карл дер Гроссе 21 июня, в ночь летнего солнцестояния.

Швейцарские ночи темные. А в Санкт-Петербурге с конца мая до середины июля ночи светлые – белые.

«…И ясны спящие громады
Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла,
И, не пуская тьму ночную
На золотые небеса,
Одна заря сменить другую
Спешит, дав ночи полчаса.»*

Через пятнадцать лет после того, как Александр Пушкин описал волнующее воображение природное явление в поэме «Медный всадник», двадцатисемилетний Федор Достоевский создает повесть «Белые ночи». На дворе 1848 год. До отмены в России крепостного права тринадцать лет…

— Мы избегали любых привнесений, кроме собственных живых нервов и сегодняшнего ощущения жизни, стремясь собой выразить очень человеческий, жизненный сюжет, гениально наблюдённый и описанный писателем. То есть – как он есть: если автор пишет про любовь, то про любовь и ставим, а царизм и крепостное право…. — признается Людмила Майер-Бабкина после спектакля.

В центре повествования – образованный молодой человек двадцати шести лет. Он давно в Петербурге, а не сошелся коротко ни с кем, «почти ни одного знакомства не умел завести». Служит за скромное жалование, живет трудно, даже задолжал за квартиру. А главное его развлечение – гуляя по городу, наблюдать прохожих, особенности архитектуры и предаваться мечтаниям об идеальном. Так проходит восемь зим.

И снова наступает лето. Уж третий день наш Мечтатель томится неясными предчувствиями. И наконец осознает причину стеснения в груди. Летние улицы непривычно безлюдны – примелькавшиеся за дни, месяцы и годы обыватели разъехались, перебравшись из душных городских квартир на загородные дачи. А ему податься некуда, да и в средствах ограничен.

В тисках нарастающего одиночества, он забредает за городскую заставу, где нежные прелести суровой северной природы трогают его душу и врачуют расстроенные чувства. Возвращаясь домой около десяти часов вечера, герой замечает на набережной петербургского канала привлекательную женскою фигуру. В такие поздние часы прохожие редки. И юноша задерживает внимание.

«В сторонке, прислонившись к перилам канала, стояла женщина; облокотившись на решетку, она, по-видимому, очень внимательно смотрела на мутную воду канала. Она была одета в премиленькой желтой шляпке и в кокетливой черной мантильке», — рассказывает Достоевский. Услышав глухое рыдание, парень останавливается как вкопанный, в смущении подыскивает слова утешения, но таинственная незнакомка, кажется, смущена не менее его и пытается скрыться.

Разочарованный юноша следит за беглянкой заинтересованным взором. И вдруг, как это часто бывает в романтических произведениях, неожиданно вмешался его величество счастливый случай в лице идущего мимо пьяницы. Безобразник хочет пристать к девушке.

Тогда наш герой без лишних раздумий хватает превосходную сучковатую палку, так кстати валяющуюся на столичной улице, и отгоняет наглеца. А затем провожает любительницу поздних променадов до ее дома. По пути молодые люди решают непременно встретиться завтра на том же месте, в тот же час и поделиться своими историями.

На первый взгляд «Белые ночи» – романтический дуэт. Мечтатель Александра Альбрехта эмоционален и органичен: тоскливое одиночество, умиротворение, беспокойство, сосредоточенное внимание, восторженная влюбленность, светлая надежда – богатая палитра чувств молодого сердца обнажается перед публикой.

Психологический портрет Мечтателя и его взаимоотношений со временем более чем за полтора века (с тех пор как была написана повесть) исследовались так скрупулезно и под такими мощнейшими микроскопами, что мы оставим эту тему читателям для самостоятельных раздумий.

Семнадцатилетняя Настенька – имя прелестницы откроется на втором ночном свидании (Светлана Херцог) – живет уединенно со слепой бабушкой, растившей ее с малолетства по причине ранней смерти родителей. А теперь, когда девица вошла в возраст, бабушка прикалывает юбку воспитанницы к своему платью, как бы чего не вышло. Бабушкино изобретение однако не в силах предохранить внучку от мечты обрести свободу и радость в браке.

Так же как и не препятствует булавка ночным прогулкам и задушевным беседам красотки с едва знакомым представителем мужского пола. «Не влюбляйтесь в меня… Это нельзя, уверяю вас. На дружбу я готова, вот вам рука моя… А влюбиться нельзя, прошу вас!», — условие, которое героиня ставит Мечтателю в первую ночь, соглашаясь на продолжение знакомства. Ну какой же нормальный мужчина устоит перед женскими чарами после подобных просьб?

Фотографии сделаны Всеволодом Бернштейном, который совместно с Театром сценической классики снимает кинофильм «Достоевский в Цюрихе».

Кадр из рабочих материалов кинофильма «Достоевский в Цюрихе».

Почему же влюбляться нельзя? Оказывается, год назад Настенька призналась одному потенциальному жениху в нежных чувствах и даже хотела с ним бежать. Уверив подругу в любви, избранник попросил отсрочку на год, дабы поправить свой бюджет, и уехал в Москву. И уже три дня как он в Петербурге, но к невесте не спешит. Всю эту конфиденциальную информацию девушка неробкого десятка выложила во вторую же ночь.

В спектакле много интригующих моментов и режиссерских находок. Минималистская графика декораций узнаваемо прорисовывает петербургских «оград узор чугунный … задумчивых ночей прозрачный сумрак, блеск безлунный…». Красивые исторические костюмы переносят в сентиментальную эпоху В. Жуковского, А. Пушкина, Ю. Лермонтова, Ф. Тютчева и других романтиков былых времен. Актриса по ходу пьесы переодевается, кажется, четырежды. И все наряды хороши, все ей по фигуре и к лицу.

В самый разгар страстей Настенька выскакивает на полуночную набережную, соблазнительно сверкая стройными голенями в чулочках топленого молока, в кокетливых туго шнурованных ботиночках, в бесстыдно короткой для XIX века юбке миди, закутанная в ярко-красный цветочного орнамента плат. Впечатление ошеломляющее!

Экзальтированность и эксцентричность романтических персонажей, игра без фальши «на обнаженном нерве» причудливо заостряет личности, развитие характеров балансирует на грани высокого трагикомического. Монологи и диалоги словно подчинены музыкальным приемам. Вот легато – плавный переход одного звука в другой; отрывистое стаккато; акцент и вновь легато. Эмоциональные волны колеблются от нежнейшего пианиссимо до захлестывающего форте-фортиссимо.

И возникает и крепнет понимание, что сердцем девы управляет всепоглощающая смелость выйти замуж, все равно за кого, лишь бы не пришпиливали. Жизнь способна  дарить заблуждения, когда чудится, что каждая былинка лучится любовью. Во дни державных потрясений везде мерещится политика. Так может это славянская страна, пристегнутая к бабушкиной юбке, стремится замуж за рубеж любой ценой?

1

Герой чуток, благороден, толерантен. Предвосхищая желания идеальной женщины, прекрасной, таинственной, многообещающей и эфемерной, как белая ночь, он торопится понимать и прощать без осуждения.

Нам не известно, будет ли Мечтатель, как ему предписывал Достоевский, нести «целую минуту блаженства» подобно свече неугасимой через все свое последующее однообразное, безрадостное бытие, старясь вместе со стенами скучного жилища, с прислугой – «молодой старухой» Матреной, со смутным ощущением, что праздник где-то рядом, но всегда не с ним.

А быть может, он вспомнит и осознает мудрость Второй заповеди, запрещающей поклоняться идолам и кумирам, пусть это даже и несбывшиеся мечты. И наберется мужества проживать каждый день и час глубоко, уверенно, свободно.

Сценическое действо не отпускает внимание более часа. Гармонично, эффектно ткань четырех ночей «прошьют» музыкальные заставки. В исполнении баритона Сергея Клишиса под аккомпанемент Ирины-Марии Вебер прозвучат волшебные русские романсы на музыку Вениамина Баснера, Петра Булахова, Елизаветы Шашиной, а также ария Валентина из оперы «Фауст» Шарля Гуно на французском.

Пьеса идет на немецком, текст Достоевского адаптирован к языку сегодняшнему. Так в синтезе культур рождается современное искусство, осмысливается образ времени, текущего одномоментно вперед и вспять.

Писатель и журналист Всеволод Бернштейн снимает документальный фильм об этой постановке, который будет называться «Достоевский в Цюрихе». На фото — кадры из рабочих материалов киноленты.

Текст: Марина Охримовская

Фотографии: Всеволод Бернштейн

Марина Охримовская

Марина Охримовская

Журналист, литератор. Читайте меня на сайтах www.proza.ru и www.stihi.ru.
Марина Охримовская
Всеволод Бернштейн

Всеволод Бернштейн

Писатель и журналист, родился в городе Ангарске, Иркутской области. По образованию океанолог. Автор нескольких книг, в том числе романов «Эль-Ниньо» и «Базельский мир». С 2007 года живет в Швейцарии.
Всеволод Бернштейн

*«Медный всадник» А.С. Пушкин

bab2

 

„Weisse Nächte“ von einem jungen Fjodor Dostojewski

Ein Schauspiel & Erzählung begleitet von russischen Romanzen

Die wunderschöne Liebes-Novelle eines jungen Dostojewski’s wird von Lioudmila Meier Babkina (Theater für klassische Bühnenkunst) inszeniert.

Der Schweizer Schauspieler Alexander Albrecht (Giulia’s Verschwinden, Nachtexpress, La Boda de Baba), der schon neben Bruno Ganz vor der Kamera stand, übernahm die Hauptrolle zusammen mit Svetlana Herzog. Begleitet wird das ganze von dem russischen Sänger Sergey Klichis und der Pianistin Irina-Maria Weber. Weitere Aufführungen sind in Zürich und Luzern geplant.

Es ist eine Geschichte über Menschen, die arm sind, die sich in den Winkeln „Ansiedeln“ und dort „leben“. Sie leben hauptsächlich in der Nacht — in den Träumen und den Hoffnungen. Am Tag ist es schwierig sie zu unterscheiden: sie sind Mitgänger unter uns, sie schreiten zusammen mit Allen, in alle Richtungen, die für die Gesellschaft notwendig ist. Sie sind abhängig und von den Umständen unterdrückt. Sie sehen nicht mehr und daher nehmen sie auch nichts mehr wahr. Sie sind nicht einmal fähig nebenan ein Kinderlächeln zu bemerken.

Aber bei näherer Betrachtung – sie sind barmherzige und gute Seelen. Sie kennen den Preis der gestreckten, offenen Handfläche und sind selber fähig, die Hand der Rettung zu geben. Sie verstehen die höchsten Werte des Lebens, wie die Liebe und das Beileid sind. Sie erfahren den Preis der Antwort von der menschlichen Seele. Sie verstehen, was es heisst — nur 2 Minuten des wahren Glückes und können schon von dem, schätzend, glücklich sein, weil das Leben, als eine Geschenk zu nehmen ist.

Es ist nicht wichtig, ob du reich oder arm bist. Glücklich wirst du nur, wenn deine Seele mit dem Licht und der Freude erfüllt wird.

Dostojewski’s Novelle erschien erstmals 1848 und gehört zu den schönsten Liebesgeschichten der Weltliteratur.

Unter Titel „Dostojewski in Zürich“ drehen wir zusammen mit Journalist Vsewolod Bernstein Dokumentarfilm. Unser Auftritt im Zollikerberg wird im Film dokumentiert.

Theater für klassische Bühnenkunst

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:



Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.