Голубиная почта

Покой голубиных полётов.
Прозрачность застывшей воды.
Распахнуты в осень ворота.
Засыпаны в лето следы.

Колючей стернёю, по житу
Босая бежит детвора…
И всё же: кто знает — скажите,
Какая на свете пора?

Куда — так привычно и просто
Над скошенным полем пустым
Годов голубиная почта
Несёт разметавшийся дым?..

VN20150712Паводок

Река разлила́сь краснотой,
И лодка плывёт сиротливо.
Где лучше веслу? Над водой,
Иль там, где глубины разлива?

Не знаю, но кланяюсь Богу –
Вновь паводок, лодка, весна,
И длят вековую дорогу
Короткие взмахи весла.

Ток

И слава, и деньги — водою в песок.
И горы в низины, и устье в исток.
И всё-таки жизнь — как на праздник цветок.
Гудение мышц.
Напряжение.
Ток.

Вновь иглою сердце…

Вновь иглою сердце метят! –
Кто убийца?.. Где живёт?..

Никого…
Лишь острый месяц,
Проплывая,
Тучи шьёт.

– Где убийца!.. Что за лихо!..

Все молчат. Не продохнуть.
Так с ума и сходят. Тихо.
Как и нужно. По чуть-чуть.

Строка

Отыскивать движенье строчки снова —
Как шить туман, как облако свивать…
И всё ж начать, и с болью сознавать:
На облаке написанное слово
Едва ли кто сумеет прочитать.

Ночь — и чорт играет…

Ночь — и чорт играет на трубе,
Пляшут ведьмы блудные бедово.

Не скажу — тем более тебе —
О своей бессоннице ни слова.

На плече твоём — приснилось мне —
Родинки считал я золотые…

Как играют!.. Как снуют во тьме!..
Этот чорт… И ведьмы молодые.

Со своим народом…

Со своим народом
ты живёшь,
А в чужом народе
проживаешь,
Словно по своим следам идёшь,
А куда идёшь – и сам не знаешь…

Коль выйду я…

Коль выйду я из тюрьмы на волю,
Не стану клясть ни судьбу, ни долю,
А стану дубом в широком поле
Листвой зелёной шуметь на воле.

И если сядет на ветку ворон,
И если каркнет, что он — мой ворог,
Не стану Бога молить о каре…
На то и ворон, чтоб жить да каркать.

Зябкое утро…

Зябкое утро последнего дня листопада.
Первые вздохи ещё неокрепшей зимы.
Всё впереди…
Наши стены и лестницы сзади.
Ты не волнуйся, любимая, это не мы!

То не за нами бежит по ступенькам измена,
Это не к нам немота подступает из тьмы,
Это не нас озлобленье находит сквозь стены,
Ты не пугайся, любимая: это не мы…

Это всего лишь, когда золотою порою
Гром отгремел, и зарницы окрасили высь,
Вдруг над рассветом,
над ветром,
над снегом с листвою
Призраки наши, пугая нас, прочь унеслись.

Стихи: Владимир Некляев

Перевод с белорусского: Владимир Сорочкин

Иллюстрация: Гена Александров

Владимир Сорочкин

Владимир Сорочкин

Русский поэт и переводчик. Стихи и переводы публиковались в журналах «Юность», «Дружба народов», «Наш современник», «Москва», «Литературная учёба», «Смена» и многих других. Автор стихотворных книг «Луна», «Тихое «да», «Завтра и вчера». Живет в Брянске.
Владимир Сорочкин

Latest posts by Владимир Сорочкин (see all)

    Гена Александров

    Гена Александров

    Художник. Родился в Омске. Живёт в Чехии. / Амбротип работы Дмитрия Рубинштейна /
    Гена Александров

    Latest posts by Гена Александров (see all)

    Понравился материал?

    Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

    Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.