Прием для представителей благотворительных организаций был организован французским посольством в Москве в честь Дня взятия Бастилии. Пригласили также видных бизнесменов, актеров театра и кино, политиков, врачей, журналистов. И мы с женой тоже оказались среди приглашенных.

Вот и назначенный день. До места добрались на метро. Подойдя к посольству, обнаружили перед зданием длинную очередь. Многие из ожидающих были одеты в вечерние костюмы и платья. Предъявив пригласительные билеты, миновали вежливую и не очень строгую охрану. И увидели посла Франции. Вместе с супругой он на парадном крыльце лично за руку приветствовал каждого гостя.

Атмосфера вокруг была дружески-торжественная. То здесь, то там раздавались приветствия и громкие голоса. В банкетный зал, двери которого для гостей были плотно прикрыты, постоянно входили официанты, неся на больших подносах под блестящими крышками-полусферами что-то таинственное и вкусно пахнувшее.

Фойе постепенно заполнилось разношерстной публикой. Шум стоял невообразимый. Все с нетерпением ждали начала приема и, конечно же, угощений.

Появился посол. Лицо его пылало. Он был заметно возбужден, возможно, несколько минут назад имел уединенную короткую встречу с каким-то очень важным гостем. Его получасовую речь о Национальном празднике Франции и о роли благотворительности в наше непростое время слушали вежливо. Наконец формальности завершены.

Отворились двери банкетного зала. И вдруг некоторые гости словно забыли, зачем они собрались, и как нужно себя вести в обществе, – толкаясь и работая локтями, почти бегом бросились к столам, к блюдам с деликатесами. Возле отдельного стола с винами и крепкими напитками тоже мгновенно образовалась очередь.

Без спешки, спокойно и удобно мы устроились возле сцены. Я принес легкие закуски, белое вино – жене, себе – джин с тоником, затем еще несколько раз мы подходили к столам, выбирали на пробу разнообразные французские сыры, ветчину, мясные рулеты и прочие вкусности.

Тут обратил внимание на пожилого мужчину среднего роста, который стоял одиноко, в некоторой растерянности, с бокалом вина в руках. Лицо показалось знакомым, но никак не мог вспомнить, где его видел.

– Так это же писатель Анатолий Приставкин! – подсказала жена. – Его довольно часто показывают по телевизору.

Тогда пригласил его расположиться рядом с нами около сцены, где можно поставить бокал, и где не так много людей.

– А почему вы не дегустируете вкуснейшие французские деликатесы? – спросила жена.

– У столов так много народа, что к ним не подойти, – застенчиво ответил он.

Не особо сомневаясь, я отправился к дальнему столу, положил на тарелку то, что мне показалось вкусным, и передал Приставкину. Тот смутился, поблагодарил и представился: «Мы все еще не познакомились. Я – Анатолий Приставкин».

– Мы вас узнали, – сказала моя жена.

Выяснив, что я врач, а жена преподаватель, писатель оживился, заинтересованно задал несколько вопросов. В этот момент громко объявили, мол, для гостей приготовлен сюрприз, через несколько минут выступят артисты театра Новой оперы.

Весь концерт, продолжавшийся более получаса, мы простояли рядом с Приставкиным, обмениваясь впечатлениями о приеме и концерте. Когда пришел срок покидать гостеприимных хозяев, писатель, узнав, что мы живем на Тверской, предложил подвезти нас.

– Меня у подъезда поджидает машина, – сообщил он. – С удовольствием вас подброшу, тем более, что мне по пути.

Усталость давала себя знать, мы согласились. Зная, что Анатолий Приставкин был председателем Комиссии по вопросам помилования при Президенте РФ*, осторожно спросил его мнение относительно смертной казни.

– Я категорически против смертной казни. И вот почему. Вы знаете много случаев, когда смертная казнь выносилась богатым людям? Нет. Богатые всегда найдут способ откупиться, вместо них на эшафот пойдут несостоятельные. Поэтому я против. За время существования комиссии мы неоднократно выходили на Президента со своим мнением и тем самым спасли жизни многим невинным людям.

Дорога от посольства была недолгой, поговорить подробнее не получилось. Когда автомобиль затормозил напротив нашего дома, мы пригласили писателя на чай.

– Спасибо, – ответил он. – Как-нибудь в другой раз. Немного устал, да и дел еще немало.

С тех пор не встречались. Через несколько лет Комиссия по вопросам помилования решением В. Путина была распущена.

Текст: Александр Киселёв

Фото: «Большая Якиманка, 43. Резиденция французского посла в Москве — дом Игумнова» © I, NVO. 2007

Александр Киселёв

Александр Киселёв

Детский онколог – хирург и химиотерапевт. Почти всю жизнь лечил детей, страдающих раком. Заведовал детским отделением Онкологического научного центра имени Н.Н. Блохина в Москве. Продолжает работу в этом же центре. Писать рассказы начал в 2009 году, их уже более пятисот.
Александр Киселёв

Latest posts by Александр Киселёв (see all)

* За десять лет — с 1992 по 2001 год, когда работала руководимая Анатолием Приставкиным Комиссия по помилованию, 57 тысячам заключённых был смягчён приговор, а почти 13 тысячам смертная казнь была заменена пожизненным заключением. Скончался писатель в возрасте 76 лет, в Москве, в 2008 году.

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:



Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.