Голос, пластичный, подвижный, нежный и страстный, тоскующий или игривый, пряный и терпкий, как темно-вишневое вино, заполнял камерный зал. Казалось, сами чувства обрели гармонические обертона. Концерт назывался «Антология русского романса XIX – XX век». Аккомпанировал Кен Мауерхофер. Елена Булавко пела и сама же вела программу, комментируя на русском и немецком. А затем с непостижимой легкостью «переключалась». И вдохновенно звучал чарующий русский романс.

Певица, преподаватель пения и музыкальной литературы, дирижер хора Елена Булавко живет в Швейцарии почти двадцать лет. Приветливая и открытая, она рассказала о себе и тонкостях своего мастерства.


— Как люди выбирают такую магическую профессию – пение?

О, я ее не выбирала, –  улыбается Елена. – Желание петь и напряжение не отпускали меня, пока не стала заниматься этим искусством самым серьезным образом. И хотя росла в музыкальном окружении, не скажу что моя певческая карьера была традиционной.

Моя бабушка Фаина Ефимовна Булавко многие годы заведовала фортепианным отделением музыкальной школы имени Эмиля Дарзиня в Риге, где жила наша семья. В разные годы в этой школе учились будущие мировые знаменитости Гидон Кремер, Олег Коган, Илья Груберт, Миша Майский, Михаил Барышников и многие другие. Бабушка и музыка были всегда рядом. Благодаря обучению в этой школе и в Латвийской консерватории, я получила образование, позволившее мне работать за рубежом.

На концерте «Антология русского романса XIX – XX век». За роялем Кен Мауерхофер. (©Наталия Лоренцо)

На концерте «Антология русского романса XIX – XX век». За роялем Кен Мауерхофер. (©Наталия Лоренцо)

— Петь, как и дышать, смеяться, плакать, может каждый. Мы часто поем просто так, для себя. Почему?

Да, люди часто поют от полноты чувств, например, моясь в ду́ше. Но давайте разделим профессиональное и просто пение. Чтобы стать профессионалом, надо регулярно и усердно заниматься и очень любить свое дело. Без сомнения, важны природные данные: музыкальный слух, голос, артистизм. И терпение. Потому что учиться придется долго. Сначала на вокальном отделении училища. Затем, как правило, следует консерватория, мастер-классы, конкурсы и фестивали. А контрактную работу певца обеспечивают агенты.

Я даю частные уроки вокала более пятнадцати лет. И убеждена, что даже скромные от рождения голос и слух можно развить, как и другие способности. А в этом году одна из моих учениц по результатам отбора, проходившего по всей Швейцарии, получила главную детскую роль в Рождественском мюзикле.

— Древние греки верили, что красивая мелодия восстанавливает порядок во Вселенной и умиротворяет душу человека. А в древнем Китае за создание «разрушающих» звуков композитора могли даже казнить. Об этом следовало бы помнить и в наши дни. А как ты считаешь, пение – это искусство или наука?

Споры о «правильной» и «неправильной» музыке идут до сих пор. Лично мне близко мнение, что музыке, пению присущи черты как науки, так и искусства. Мы учимся слушать, сопоставлять, анализировать, управлять собственным телом и преодолевать сопротивление организма, овладеваем различными навыками, и тут без науки не обойтись. Доведя умение до автоматизма, артист, певец творит образ. И возникает искусство.

Например, как воспринимается живопись? Ах, это волнующе, красиво, уродливо, заставляет вздрогнуть, задуматься. Искусствоведы могут проанализировать и объяснить: там – пятьдесят оттенков алого, а здесь – черного и белого, и возник визуальный эффект. А как воплотить эмоцию? История искусств подсказывает, что этот секрет скрыт вне очевидного – только анализом и объяснением не обойтись.

Так и музыка без эмоций рискует стать сухим, механическим воспроизведением звуков.

— Мелодию можно представить через ритм – сочетанием звуков и пауз. А резонанс придает звуку особые качества. А что для тебя в пении значат ритм и резонанс?

Чувство метро-ритма и фразировка значимы для меня не только при изучении новой песни, но и в работе с музыкантами, которые мне аккомпанируют. Важно, чтобы мы трактовали концепцию произведения одинаково, иначе не получится целостность его формы. Если аккомпанемент усиливает выразительность певческих вибраций и артистизм, и это дополняется акустикой и настроением зала, тогда и возникает та волшебная сила, от которой, как говорит публика, у некоторых «мурашки бегают». Причем воздействие это обоюдное – не только музыка влияет на зал, но и я остро чувствую его настроение.

— Наверно, неслучайно идеальное пение (бельканто) возникло в Италии. А можно «идеально» петь на русском, немецком языке?

Бельканто и есть резонансная певческая техника, когда голос – инструмент певца. А с языком прямой связи здесь нет. Например, я могу спеть на многих языках.

На концерте «Антология русского романса XIX – XX век». (©Наталия Лоренцо)

На концерте «Антология русского романса XIX – XX век». (©Наталия Лоренцо)

Если подробнее о бельканто, то для этой манеры характерны плавность переходов между звуками, красота и насыщенность окраски, ровное звучание голоса во всех регистрах, легкость, подвижность независимо от сложности рисунка мелодии. Сам стиль действительно возник в Италии и формировался на основе фонетических особенностей итальянского языка и народных традиций.

Техники и жанры взаимосвязаны. Когда певец владеет классической манерой пения, он может исполнить практически все: от популярной песни до оперной арии. А если в его репертуаре только хип-хоп и рэп, то скорее всего, певческие возможности ими и ограничатся. Тут не язык имеет значение, а только желание развивать свой голос. С джазовых и эстрадных композиций начинала когда-то и я.

Вокальных техник и приемов множество. Назову основные стили: академический, эстрадный, джазовый, фольклор. Возьмем, например, йодль. Он встречается во многих культурах, в частности, в Швейцарии, Австрии, Германии, потому что лучший «зал» для такого пения там, где высятся горы и плещутся озера – все то, что образует эхо.

Предполагается, что йодль возник среди альпийских пастухов как способ переклички на вершинах гор. А после стал отдельной певческой культурой. Мне импонирует, что в Швейцарии любят хоровое пение, в городах и деревнях популярны хоровые фестивали, проходящие регулярно в разных кантонах. Благодаря чему я здесь смогла реализовать эту грань своего образования.

Уже более пяти лет руковожу женским хором в Аарау. Коллектив создан в 1929 году. Сейчас в нем около сорока хористок разных возрастов, а самой старшей — восемьдесят пять. Приятно, что женщины репетируют и поют с большим удовольствием народные и духовные песни, оперу и оперетту, с оркестром и «а капелла». И мне нравится, что работаю я в хоре не только как руководитель, но и как певица участвую в наших совместных концертах.

— Лена, какие профессиональные события для тебя самые значимые?

Надеюсь, эти события у меня еще впереди, — смеясь. — Ведь развиваться можно бесконечно. А если следовать хронологии, то моя карьера камерной певицы началась в 1997-м в Риге. В том же году было первое сольное выступление в Швейцарии. Совершенствовать вокальное мастерство посчастливилось в том числе в консерватории Цюриха, куда пришла, уже имея опыт концертной деятельности и профессию музыковеда. И теперь можно признаться, судьба ко мне была благосклонна – я всегда чувствовала поддержку преподавателей и друзей, огромное им спасибо.

В 2000 году по итогам отбора комиссии консерватории получила одну из главных вокальных партий в опере «Уличные сцены» Курта Вайля, представление которой шло в течение месяца на одной из больших сценических площадок Цюриха. В 2003-м стала лауреатом международного конкурса вокалистов в своем родном городе, Риге. А в 2009-м состоялся мой сольный концерт в престижном Тонхалле Цюрих. Конечно, это были и ответственность, и волнение, и честь.

— А какие вокальные жанры тебе близки и почему?

Для меня важно слышать, чувствовать реакцию публики. Поэтому мне близки камерная классика, русский романс и советская лирическая песня. Среди любимых композиторов: Дж. Верди, П. Чайковский, С. Рахманинов, Д. Шостакович, П. Булахов, М. Глинка, Дж. Гершвин и многие другие. А любимые произведения зависят от настроения. В одной программе могут быть драматические и лирические арии, в другой – легкие и веселые романсы или даже шлягеры.

На концерте «Антология русского романса XIX – XX век». (©Наталия Лоренцо)

На концерте «Антология русского романса XIX – XX век». (©Наталия Лоренцо)

— Музыковедение сродни философии — изучает музыку как инструмент познания мира. А тебе помогают в жизни эти знания?

Еще как! – смеется Елена. – Какая же жизнь без музыковедения? А если серьезно, мне важно донести до публики и задумку композитора, и мое личное отношение к песне. Программу я всегда комментирую сама, как говорят, «вживую» на русском и немецком. И рада, что по признанию поклонников, публике не заметна концентрация, необходимая для создания образа.

— Ты ведешь в Цюрихе уроки музыкальной литературы в русской школе «Детский городок», что чрезвычайно важно для образования наших русскоязычных детей. Можно рассказать подробнее?

С удовольствием. В младшей группе мы изучали состав симфонического оркестра на примере симфонической сказки Сергея Прокофьева «Петя и волк». Там у каждого героя свой инструмент и тема. Любознательный и храбрый Петя – смычковые, его мелодия – свободная и открытая. Птичка-флейта выводит виртуозные пассажи. Дедушка – ворчун-фагот. Злой и страшный серый волк – три валторны (от немецкого «waldhorn» лесной рог). Прослушали и разобрали всех. На следующем уроке слушаем повторно, и к моему восторгу дети без ошибок узнали все инструменты!

Стараюсь, чтобы самые серьезные темы были увлекательны и доступны. Так у Римского-Корсакова несколько сказочных опер, и важно знать, что ученикам ближе. Выяснилось, многие читали «Сказку о царе Салтане» Пушкина дома с родителями или в русской школе. И я выбираю одноименную оперу, рассказываю историю ее создания, знакомлю с понятием либретто, объясняю, как называются оперные голоса. Далее мы вместе слушаем яркий фрагмент, например, «Полет шмеля» в разных интерпретациях, чтобы можно было задуматься, проанализировать и обсудить, что услышано и понято. Дискуссия на уроке обязательна.

Старшеклассников увлекла опера Петра Чайковского «Евгений Онегин». Они как раз подробно изучали это произведение на уроках русской литературы. Мы вместе рассмотрели некоторые расхождения между либретто и пушкинским текстом. Ребят заинтересовали характеры персонажей. Мнения о Ленском разошлись,  кто-то посчитал его легкомысленным, другие пылко влюбленным. Так же и Онегина одни упрекнули в жестокости, а другие назвали продуктом своего времени.

Самое главное, школьники поняли, пришли к выводу, что опера – единое целостное произведение. Оркестр не просто играет музыку, а иллюстрирует происходящие на сцене события и выражает эмоции героев. Например, в знаменитом эпизоде письма Татьяны Лариной в музыке звучит богатейшая гамма чувств: взволнованность, наивность, отчаяние, надежда: «Кто ты, мой ангел ли хранитель, / Или коварный искуситель». Мы слушали фрагменты, сопоставляли и анализировали их.

Для меня большое наслаждение слушать гениальную музыку, зная историю ее создания, стремясь проникнуть в замысел композитора, понять, чем его привлек сюжет, почему выбраны те или иные инструменты, как, послушная магическому языку «семи нот», раскрывается тема, и как одухотворенные звуки откликаются в сердцах. Эти драгоценные знания я передаю ученикам. И рада отметить по их живой реакции, что им это интересно.

Видео с концерта «Антология русского романса XIX – XX век». (©Всеволод Бернштейн)

— Приоткроешь занавес секретности над творческими планами?

Могу, слегка. Помимо моих регулярных частных выступлений планирую несколько открытых концертов: осенью в Риге, перед Рождеством в Цюрихе, весной в Лихтенштейне и Берне, хоровые концерты в Швейцарии и Германии. Программа разнообразная – от музыки барокко до оперетты и романсов. Среди прочих задумок музыкально-литературный вечер. Было бы, наверно, интересно соединить в одном концерте стихи великой русской поэтессы Анны Ахматовой и романсы русских композиторов.

Как правило, готовлю концерты сама, без помощи импресарио. С одной стороны, это дает независимость от коммерческих и эстетических установок агента, но с другой требует дополнительных усилий. Время, которое я могла бы уделить исполнительскому мастерству, вынуждена тратить на организацию. К сожалению, не всегда этот труд оправдывается финансово. Большая благодарность и дай Бог здоровья моим меценатам!

Я очень ценю поддержку моей публики. По моим наблюдениям в последние годы интерес русской диаспоры к камерному жанру растет, и это очень приятно. Благодарное эмоциональное «эхо» любителей и знатоков музыки становится импульсом к следующим выступлениям.

Текст: Марина Охримовская

Марина Охримовская

Марина Охримовская

Журналист, литератор. Читайте меня на сайтах www.proza.ru и www.stihi.ru.
Марина Охримовская

Latest posts by Марина Охримовская (see all)

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.