Мы были…

Тебя я знаю много-много лет –
С тех пор, когда Господь творил Адама,
С тех пор, когда впервые зрили свет
Два существа, не имущие срама.

Мы были вместе, и издалека
Себе вослед смеялись и грустили,
И сотни поколений сквозь века
Нас, как песок сквозь пальцы пропустили…

Мы были и – нас не было в миру,
Мы есть. Нас время сводит и разводит…
И я опять поверить не могу
Всему тому, что с нами происходит…
1994

Осенняя ночь

У ночи лаковые туфли.
Она приходит по часам,
Макает кисть в лиловой туши
И тянет руку к небесам.

Ещё чуть-чуть – и росчерк скорый
Перерисует наяву
Улыбку женщины, с которой
Я так запутанно живу…

А осень ярко ставит кляксы
На запоздалых бликах дня…
Не мы ль умеем эти краски
Извлечь из мрака и огня?..

Мне больно, но – не отвернуться,
И я слежу из темноты,
Как слёзы трепетные льются
На изменённые черты…
1989

Осени признаки явные…

Осени признаки явные
Видишь на каждом шагу.
Слышно, как падают яблоки
В стареньком нашем саду.

Дальнее поле распахано –
Всё – из полос и заплат.
Дверь ненароком распахнута
На догоревший закат.

Можно простить и покаяться,
Можно забыться виной.
Вместе с тобой мы пока ещё,
Ты ещё рядом со мной.

Помню себя каждой то́ликой
Только твоим и ничьим.
Пахнет зелёной антоновкой,
Детством и небом ночным.

И расставаться не хочется,
Но, словно загнанный зверь,
Из темноты одиночество
Смотрит в раскрытую дверь.
2012

Из Э. Мунка

Двое: чёрный точно сажа,
И второй – белей муки –
В стороне сидят от пляжа,
Где толпятся рыбаки.

Видно, срок ещё не вышел,
Чтоб в ладонях, как гроши,
Просчитать копилку чисел
Человеческой души.

Возле ног вода резвится,
Чайки цепкие снуют…
Час пробьёт, и всё решится:
Двое встанут и пойдут.

И уже до них доносит
Ветром крик в толпе и гул.
«Что случилось?» – кто-то спросит.
Скажут: «Мальчик утонул…»
1994

Твои глаза…

Твои глаза – как высохшая медь,
Как брошенные гнёзда над поветью. –
На них уже заглядывалась смерть
Чужою смертью.

Она ещё глядит в тебя извне,
Кроша твой взгляд больнее и больнее,
И – видит Бог, что в очередь не мне
Стоять за нею.
1997

Чёрное и белое

I

Страшнее тьмы – всё та же тьма.
Зола – бессонница – болото.
Пустая почта и зима
Почти в канун солнцеворота.

И ночь не та, и сны не те.
Их нет! За серостью подённой
Ты спишь в кромешной темноте
Комочком тьмы новорождённой.

II

Снег… Неизбывно долгий снег
Идёт сплошной стеной, нелепо
Скрыв без прогалин и прорех
Овчинку сжавшегося неба.

Так светел только белый вихрь
На пустыре пропавших улиц,
Как будто души всех живых
На землю мёртвую вернулись.
1998

Стихи: Владимир Сорочкин

Фото: Ольга Вартанян

Владимир Сорочкин

Владимир Сорочкин

Русский поэт и переводчик. Стихи и переводы публиковались в журналах «Юность», «Дружба народов», «Наш современник», «Москва», «Литературная учёба», «Смена» и многих других. Автор стихотворных книг «Луна», «Тихое «да», «Завтра и вчера». Живет в Брянске.
Владимир Сорочкин

Latest posts by Владимир Сорочкин (see all)

    Ольга Вартанян

    Ольга Вартанян

    Фотохудожник. Родилась в ГДР. Выросла в СССР. Долгое время жила в Украине. С 2010 проживаю в Швейцарии. По образованию биолог. В 1998 году увлеклась фотографией. Так хобби переросло в нечто большее.
    Ольга Вартанян

    Latest posts by Ольга Вартанян (see all)

    Понравился материал?

    Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

    Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.