Огромный, богато уставленный мебелью холл мерцал красными пятнами, которые были отражением огня, полыхающего в большом камине. У камина стояло два вместительных кресла. В них расположились двое гусар: один не старый, но уже седой поручик, другой — совсем юный корнет. Под их начищенными до блеска сапогами лежала медвежья шкура — головой к камину, гусары курили трубки, потягивали пунш и беседовали. Обо всём.

— А вам не приходилось драться на дуэли? — спросил безусый корнет не по годам седого поручика.
— Драться? Нет, не приходилось. Но я был секундантом на дуэлях … сорок два раза.
— Не хитрая штука — быть секундантом, к тому же безопасная, — съёрничал корнет, сделав, уже кажется, лишний глоток пунша.

Олег Пряничников родился 3 августа 1969 года. Живёт в городе Верхняя Салда Свердловской области.

Первые юморески вышли в журнале «Рабоче-крестьянский корреспондент» в 1986 году. Печатался в изданиях «Уральский рабочий», «Крокодил», «Чаян», «Вокруг смеха», «Союз писателей», «Литературная Россия», «Нескучная газета», «Наша Канада», «Литературная газета», «Ёрш», других и на многих сетевых ресурсах. Участвовал в сборниках. Автор двух книг. По сценариям Олега снято несколько детских и юношеских короткометражек, а также юмористический сериал.

Книги Олега Пряничникова можно купить здесь: НЕФОРМАТ

Поручик, нисколько не смутившись, снисходительно улыбнулся:
— Безопасная? Не скажите, молодой человек, не скажите. А хотите, милый корнет, случай?
— Хочу! — тряхнув чубом, юный корнет сделал ну уж совсем лишний глоток пунша.

— Ну-с, слушайте-с, — седой поручик глубоко затянулся и ушёл взором в прошлое. — Служили в нашем полку некие Конский и Аголицын (опустим их звания и заслуги перед отечеством). И вот они как-то повздорили за карточной игрой. В результате Конский кинул свою грязную перчатку в лицо Аголицыну и предложил тому дуэль — стреляться с двадцати четырёх шагов.

Аголицын был не трус. С трудом отодрав перчатку от лица, он принял предложение Конского.

И вот дуэль. Её решили состряпать по-тихому. Нас было всего четверо: двое стреляющихся и двое секундантов. Я был секундантом со стороны Аголицына и я был, замечу, черноволос как арап. А секундант Конского, отмечу, имел отменное здоровье. Сейчас вы поймёте, к чему я это говорю.

Итак. Дуэлянты взяли в руки пистолеты и заняли позиции. Кстати, была зима, падал снег. Был чудный день, лесной чистый воздух внушал радость к жизни. Хотелось жить! Между ними было ровно двадцать четыре шага, отмеренных мной.

1-400x564— Господа! Не хотите ли примириться, — предложил я.
— Ни в коем случае! — заверещал Конский. — Только стреляться! Причём предлагаю уменьшить расстояние между нами на… двенадцать шагов!
— На двенадцать? — поперхнулся вишнёвой косточкой Аголицын, но тут же оправился. — С двенадцати шагов пусть дети стреляются! Я предлагаю стреляться… с восьми!

— Ха-аааа-а!!! — после некоторой паузы нервно заржал Конский. — А я не буду стреляться с восьми, я буду… с шести!
— С четырёх! — рубанул Аголицын.
— Ха-ааа-а!!! — вновь заржал Конский. — С трёх!

Я посмотрел на второго секунданта, тот держался за сердце. Мне и самому становилось дурно от такой «торговли», но она продолжалась.
Аголицын сквозь зубы:
— С двух!
Конский:
— С одного!
Аголицын:
— С полшага, милостивый государь.
И тут я не выдержал и закричал:
— Стоп! Господа гусары, дальше торговаться некуда, поэтому прошу стреляться… с полшага! Точка!

Дуэлянты со мной согласились. Я отмерил полшага, начертил саблей на снегу две черты и объявил:
— Господа! Приступайте!

19-400x596Дуэлянты сошлись и упёрлись дулами своих пистолетов друг другу в животы.
— Конский, стреляйте первым, — обречённо сказал Аголицын.
— И стрельну, — брызнул слюной Конский.

Внимание! Барабанная дробь. Конский взвёл курок и тут… мать его! Конский решил поиграть в благородство. Ба-бах! — он выстрелил в воздух.
— Ваш выстрел, — напомнил я Аголицыну.
Аголицын тоже — ба-бах! — в воздух.

Я, почуяв неладное, взглянул на второго секунданта. Тот лежал на снегу, на спине, раскинув руки словно Христос. Как потом выяснилось, он умер прямо на месте — от разрыва сердца.
— Господа, — просипел я, — дуэль завершена.
Но дуэлянты уже меня не слышали, они обнимались.

Дома подошёл к зеркалу — я был белый как лунь.
Вот такой случай был, милый корнет. А вы говорите, быть секундантом — штука безопасная.
Седой не по годам поручик, закончив свой рассказ, принялся по новой набивать трубку. В камине трещали дрова, безусый корнет плакал точно ребёнок.

Текст: Олег Пяничников

Олег Пряничников

Олег Пряничников

Писатель и сценарист. Публикации в изданиях «Крокодил», «Вокруг смеха», «Литературная Россия», «Литературная газета» и многих других, а также на многих сетевых ресурсах. Автор книг «Игра длиною в жизнь» и «Вывод». Живёт в городе Верхняя Салда Свердловской области.
Олег Пряничников

Latest posts by Олег Пряничников (see all)


Фото: Дуэльные пистолеты. Поединок Гамильтон — Бёрр

Поединок между видными американскими политиками Александром Гамильтоном и Аароном Бёрром состоялся 11 июля 1804 г. в Нью-Джерси. Во время избирательной кампании на пост губернатора Нью-Йорка Гамильтон выпустил немало оскорбительных памфлетов против Бёрра, в связи с чем последний и вызвал его на дуэль. Прозвучала команда, и Бёрр поднял пистолет, а Гамильтон намеренно медлил. Стреляя первым, он промахнулся, предположительно, сознательно, так как был решительным противником дуэлей. Бёрр выстрел в следующее мгновение, отреагировав на огонь. Гамильтон был тяжело ранен и вскоре скончался. Есть мнение, что Бёрр не стремился стрелять на поражение, но по роковой случайности дуэль приобрела трагический финал.