В залах Stiftung Kunstsammlung Albert und Melanie Rüegg по адресу Dufourstrasse 160, 8008 Zürich до 11 июля открыта выставка Михаила Кононова «Музыка для глаз».

Художник родился в 1967 году в Екатеринбурге. Родители поддерживали его ранний интерес к творчеству, особенно отец. Частые экскурсии в художественные музеи, обучение в детской художественной школе стали залогом успешного поступления в 1984 году в престижную Московскую государственную художественно-промышленную академию имени С. Г. Строганова, которую Михаил закончил через семь лет по специальности изобразительное искусство и дизайн. В 2003-м по семейным обстоятельствам он переезжает в Швейцарию. Затем с 2006-го живет и работает в США (Вашингтон, штат Колумбия). В 2010 году возвращается в Цюрих. Женат. Воспитывает троих детей.

В России, США или Швейцарии кисти и краски служат Михаилу Кононову, чтобы запечатлеть красоту природы, вдохновляющую его во всех своих проявлениях. Солнечные долины, бурные горные реки, цветущие сады, горные хребты в свете закатного солнца, яркие краски моря и магическая игра цветных бликов на водных гладях озер и рек очаровывают его.

«Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?»*

Любовь к пленэру привил старший товарищ, тонкий лирик Петр Костинский, которого увлекала не документальная констатация действительности, а прежде всего отражение собственной точки зрения. Как и учитель, Кононов стремится посредством гармонии цвета и формы выразить личные мысли и переживания. Уверенный плотный мазок даёт в итоге оптическое смешение цветов, близкое к импрессионизму. А дерзкие цветовые контрасты побуждают вспомнить о фовизме. За многие годы творчества Михаил обрёл индивидуальный визуальный язык. Порой его взгляд столь пристальный, что контуры почти растворяются. Исследуя фактуру коры или воды как бы под микроскопом, художник «берёт пробы» чистого цвета и мозаичной структуры декоративной сути объекта, углубляясь до того, что границы фигуративного и абстрактного оказываются размыты.

Излучающие восторг жизни живописные полотна Кононова будто симфония для глаз. Без поисков причин и следствий, как и сама природа, только посредством творчества, он разделяет светлую радость со зрителями. В красоте и духовности окружающего мира черпает силу и разговаривает на языке универсальных понятий. И, быть может, обращается не к разуму, но к шестому чувству людей.

«Так век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.»*

Мгновения счастья и спокойствия на лоне матери-природы запечатлены на холстах в символах великолепных чудес творения. Это то общее и единое, что роднит нас всех, то, что чувствует каждый, независимо от русской ностальгии. Когда например Кононов, подобно Антону Чехову, пишет на своей картине берёзу, словно метафору русской души.

Текст: Yvonne Türler

Перевод смыслов: Марина Охримовская

* Николай Гумилев «Шестое чувство» 

Марина Охримовская

Марина Охримовская

Журналист, литератор. Читайте меня на сайтах www.proza.ru и www.stihi.ru.
Марина Охримовская

Фото: предоставлены Михаилом Кононовым


Ausstellung

Mikhail Kononov

Die Rüegg-Stiftung zeigt in ihren Räumlichkeiten an der Dufourstrasse 160 im Zürcher Seefeld Werke von Mikhail Kononov.  1967  in Jekaterinburg (Ural, Russland) geboren, wurde seine Affinität zur Kunst schon früh von seinen Eltern, insbesondere vom Vater, gefördert. Regelmässige Besuche der grossen russischen Museen und die 4-jährige Erziehung an einer Kunstschule für Kinder haben ihn geprägt und für die Moskauer Akademie der Angewandten Künste vorbereitet, die er ab 1984 besuchte und 1991 mit dem Diplom in Kunst und Design abschloss. Mit einer Schweizerin verheiratet, hat sich Kononov 2010 nach einem mehrjährigen Aufenthalt in Washington D.C. mit seiner Frau und den 3 gemeinsamen Kindern in Zürich niedergelassen.

Kononovs Inspirationsquelle ist die Natur in all ihren Facetten. Lichtdurchflutete Täler, rauschende Bergbäche, blühende Bäume, Bergketten in der Abendsonne, leuchtend bunte Blumenmeere und der Zauber von vielfältigen Farbreflexen auf dem Wasserspiegel von Seen und Flüssen sind es, die Kononov in den Bann ziehen. Hier findet er Zuflucht und Ruhe, um die Schönheit der Natur einzufangen und ihr mit Pinsel und Farbe Ausdruck zu verleihen. Die Leidenschaft für die Pleinairmalerei hat er durch seinen Lehrer Piotr Kostinki entdeckt. Dabei geht es ihm nicht darum, die Motive dokumentarisch präzis festzuhalten, sondern das Gesehene aus seiner eigenen Perspektive zu zeigen, indem er seine Eindrücke und Empfindungen in ein Fest der Farben übersetzt. Mit einem sicheren Pinselstrich, der in seiner Struktur, respektive der dadurch entstehenden optischen Farbmischung, zuweilen an die Impressionisten erinnert und kräftig frechen Farbkontrasten, die an den Verfremdungseffekt des Fauvismus anknüpfen, hat er über die Jahre seine eigene Bildsprache entwickelt.

Manchmal geht Mikhail Kononov so nahe an das Motiv heran, dass sich die Konturen aufzulösen beginnen. Strukturen von Baumrinden oder Wasserflächen werden — wie durch ein Mikroskop vergrössert — zu reinen Lichtspielen oder zu mosaikartigen Farbenteppichen mit ornamentalem Charakter, so dass die Grenzen zwischen Figuration und Abstraktion fliessend werden.

Kononovs Bilder strahlen sinnliche Lebensfreude aus und wollen diese auch auf die Betrachtenden übertragen. Die Motive sind weder ortsgebunden noch erklärungsbedürftig. Es ist die universelle Sprache der Farben und Formen, die Kononovs Bildern Kraft verleiht und allgemein verständlich ist. Nicht der Intellekt, sondern das Bauchgefühl wird angesprochen. Augenblicke von Glück und Unbeschwertheit in der Geborgenheit von Mutter Natur werden eingefangen und auf der Leinwand zu Sinnbildern für alles Schöne und die Wunder der Schöpfung. Dabei schwingt bei aller Allgemeingültigkeit hie und da trotz allem etwas von russischer Nostalgie mit. Beispielsweise dann, wenn Kononov  In the Shadow of Birch Trees jenem Baum huldigt, der in den Werken von Anton Tschechov eine Metapher für die russische Seele ist.

Von Yvonne Türler

Понравился материал?

Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях.