В конце апреля в Женеве проходила Международная конференция Всемирной организации интеллектуальной собственности «Глобальный рынок цифрового контента».

В работе российской делегации участвовал режиссер, актер и продюсер, обладатель премии «Оскар» Никита Михалков. Его фильм «Утомленные солнцем», показанный в вечер открытия, произвел глубокое впечатление на многочисленных участников и гостей.

Отвечая на вопрос, о чем же этот фильм – за Сталина или все-таки против — режиссер вспомнил драматурга и писателя Антона Чехова, мол, русские люди обожают свое прошлое, ненавидят настоящее и боятся будущего.

«Это все было бы правдой, — продолжил Никита Сергеевич, — если бы будущее, которое ты боишься, не превращалось в то настоящее, которое ненавидишь, а потом и в прошлое, которое так любишь. И это есть круговорот жизни». А вообще, по признанию режиссера, все его фильмы о любви. О любви, «как о субстанции, без которой не может быть жизни и, тем более, искусства».

На секции, где в качестве приглашенного гостя в дискуссии участвовал и Никита Сергеевич, активно обсуждался вопрос продвижения кинематографа на новые цифровые платформы. Иностранные гости поддерживали данную идею. И только российский режиссер пытался снять с присутствующих «розовые очки», указывая на опасности для мирового и национального кино, которые таит в себе виртуальный мир. Он говорил очень эмоционально и образно, в своей обычной манере, не боясь выглядеть единственным оппонентом приверженцам распространения киноиндустрии в цифровой среде.

Чего же опасается оскароносец Никита Михалков?

«Сегодняшние технологии позволяют любому человеку взять обычный телефон и снимать кино. Слепень, который сидит на заду у лошади, тоже думает, что он кавалерист. Благодаря современным технологиям многие, взяв камеру в руки, считают, что они уже режиссеры. Скорость восприятия в интернете огромная. Любой может узнать, как снимать кино, но мало кто знает, что он будет снимать. Сегодня качество формы намного превышает качество содержания. Все это приводит к огромному падению внутреннего ценза и эстетического вкуса. Мы видим на экране смерть тысячи людей, и нам их не жалко. Кинематограф теряет уважение и к жизни, и к смерти».

DSC_0027

Современные цифровые технологии действительно позволяют многое, в частности очень быстро донести информацию до большего количества зрителей. «Но проблема в том, — высказывает озабоченность Никита Сергеевич, — что скорость потребления информации не дает человеку осознать: а хорошо это или плохо? Он заплатил, посмотрел, вышел, а через три дня все забыл». Но если человеческая память так коротка, может быть, опасаясь сверхскоростной «цифры», мы дуем на холодную воду?

Известный режиссер также с огорчением констатировал, что в России только 25-30% всех современных фильмов отечественного производства. Остальные – американские. Так, например, в 2015 году российские кинотеатры продали приблизительно 191 миллион билетов, при этом на отечественные ленты — около 32,5 миллиона (всего 17% от общего числа проданных билетов).

Думаете, в российском прокате преобладает мировое кино? Увы, не увидишь так запросто на широком российском экране ни французских, ни итальянских, ни индийских фильмов… преимущественно американские. Будет ли ситуация меняться? К сожалению, осталось непонятно. А вспомнив русскую пословицу, можно предположить, что кино заказывает тот, кто платит, то есть российский кинорынок формирует спрос.

Отдельно Михалков сказал и о популярном сейчас краудфандинге – коллективном, добровольном взносе денег на какой-то проект: «Если будут собирать деньги на Чарли Чаплина, я дам. Но когда огромная масса народа скидывается на просто фильм, ожидая, что будут учитываться пожелания каждого конкретного благотворителя, то тогда получается эдакий интеллектуальный Макдональдс. В итоге никто не получает того, что хочет — учесть интересы каждого невозможно. А тот, кто собирает деньги на свой проект, просто в ужасе: он не знает, как всем угодить».

Проблема пиратства актуальна для нашей цифровой цивилизации. На конференции Никита Сергеевич предложил простое решение: человек регулярно вносит небольшую абонентскую плату за все, что он смотрит в интернете. Чтобы правообладатель получал реальное вознаграждение за каждый факт использования его произведения в виртуальном мире. Для примера: в странах СНГ сейчас этот показатель не превышает 10-20 случаев из 100.

Для реализации проекта «реального вознаграждения» потребуется универсальный закон. Иначе не получится. «Хотим мы или нет, но воровство заложено где-то внутри нашей сущности. Зачем платить, если можно посмотреть бесплатно?» — открылся знаменитый кинодеятель. Признавая исключительную важность цифрового контента, «нельзя забывать об опасности потери индивидуальности», — также подчеркнул озабоченно он. Вряд ли с этим можно не согласиться.

Да, научно-технический прогресс меняет качество жизни. Информация, способы её обработки и доставки играют все большее значение. Дети сегодня не могут представить, что еще каких-то двадцать-тридцать лет назад у их родителей не было персональных компьютеров, планшетов и мобильных телефонов, а виртуальная реальность для многих звучала невнятным словосочетанием.

Эксперты приходят к выводу, что создавая новые гаджеты и электронные устройства, человечество меняет мир и, как следствие, – самих себя. Но значит ли это, что технологические достижения заставят нас изменить, подстроить под новую виртуальную форму содержание и смысл человеческого бытия?

Текст и фото: Ирина Литвинова

Понравился материал?

Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях.