Татьяна Хазанова-Флейшман родилась и выросла в Москве, закончила музыкальное училище им. Прокофьева по классу фортепиано, а затем — курс актёрского мастерства у известной актрисы и педагога Софьи Сайтан. Работала в московских театрах, много гастролировала в составе дуэта «Таня и Наташа», участвовала в фестивалях, записывала песни для радио и телевидения.

Более двадцати пяти лет живет в Швейцарии, сыграла в нескольких спектаклях и записала семь сольных дисков. Ею был организован в Женеве Культурный Центр «Арбат», гостями которого стали: С. Юрский, З. Гердт, В. Машков, Е. Миронов, В. Тодоровский, А. Демидова, трио «Лойко» и многие другие. В России вышел сборник стихов Татьяны, в Израиле – проза «В ожидании тебя».

Татьяна с успехом гастролировала в Швейцарии, США, Израиле, Канаде, Бельгии, Германии, Франции. Участвовала в организации популярных в Швейцарии слетов русской авторской песни в Сант-Серге. В 2012 году создала в Женеве детский и юношеский музыкальный театр «Остров счастья», ставший одной из творческих мастерских Школы Искусств «Крещендо», открытой Татьяной три года назад. Подробнее о Татьяне Хазановой-Флейшман на её персональном сайте.


Моему отцу

Из далёкого, близкого детства,
Как в немом, чёрно-белом кино,
Всё идёт и уходит отец мой
То ли – в лес, то ли – в дверь, то ль – в окно…

Я кричу, я зову, чуть не плача:
Ну, услышь, оглянись, подожди!
Но он глух, словно солнечный зайчик,
И упрям, как снега и дожди.

И опять, я кричу – он уходит…
И опять, я не знаю – куда…
И тоска у меня не проходит…
А отец всё идёт. В никуда.
1992

Как сложила – так сложилось…

Как сложила – так сложилось.
Жизнь вперёд несётся вскачь.
Как хотела, так случилось.
Тише, Танечка, не плачь.

Ведь любовь в воде не тонет.
Бросишь в пламя – не горит.
Стерпит всё – и не застонет,
Приласкаешь – всё простит.
1998

Эти старые стены…

Эти старые стены
Так крепки и нетленны,
Эти брёвна и камни,
Что сложил человек.
Ну, откуда, откуда
Здесь взялось это чудо?
Словно век – не двадцатый,
А семнадцатый век.

Три столетья промчались,
Но сюда не добрались
Никакие приметы современных домов.
И на шкурах сидим мы,
И камин твой старинный
Говорить свои сказки до утра нам готов.

И огонь что-то шепчет
О далёком, о вечном,
Что всегда будет живо: и теперь, и потом…
Друг на друга мы смотрим,
Говоришь ты: Посмотрим…
И свеча догорает. И рассвет за окном.
1991

Я тебя люблю ужасно…

И. Ф.

Я тебя люблю ужасно.
Это глупо и опасно.
И нелепо, и прекрасно,
И не знаю, что ещё.
Хоть, возможно, всё – напрасно,
Ненадежно, и неясно.
Вопреки – и – безотказно
Бьётся сердце горячо.
1991

Что случилось? Ничего…

Что случилось? Ничего.
Вечер. Дождь. Луна. Окно.

Профиль женский. Сигарета.
Разговор про то, про это…

Взгляд, как выстрел в тишине…
Тихо – тихо на земле.

Еле слышно губ движенье,
Еле видно душ круженье.

Пусто – пусто, жутко – жутко…
Всё. Последняя минутка.
1994

Никого не укорила…

Никого не укорила,
Никого не позвала.
Лишь, на миг глаза прикрыла…
И забыла, что была…

Что – была, и что хотела,
Целовала и кляла.
И всё пела… Да, всё – пела.
Оттого и умерла.
1991

Памяти Зиновия Ефимовича Гердта

Такие люди не зависят от времён.
Правителей себе не выбирают.
Они рождаются, живут и умирают
Без громких почестей, оркестров и знамён.

Такие люди, как осенний лес:
Светлы, печальны и неторопливы.
Как истина – мудры и молчаливы,
Как солнца луч, нам посланный с небес.

Несломленной порядочности дух
В земную оболочку не вмещался:
И, взмывши ввысь, от тела оторвался…
А мы остались, не разнявши рук.

Он далеко уже, но помним мы так ясно
Его прощальный взгляд и рук тепло…
Уже тропинку снегом замело,
А мы всё ждём и ждём его напрасно.

Стоп – кадр! Замрите люди! Среди нас
Жил этот человек. И умер незаметно.
И не восполнить полосой газетной
Того, кто Богом послан только раз.
1996

У этой песни хрупкая душа…

С. Эрденко

У этой песни хрупкая душа.
Она, как ты: наивна и прекрасна.
Давно я ей внимаю, не дыша,
И вслед за ней лечу на свет неясный.

У этой песни грустные глаза.
Тоска и боль в мою влетают душу
И обжигают. И забыть – нельзя.
И я, вот – вот, всю жизнь свою порушу.

У этой музыки лицо Любви:
То – нежное, то – страстное, до дрожи…
Взлетают звуки ввысь, как соловьи.
И плачь. И счастье. И мороз по коже.

Она меня чарует и зовёт.
Её полёт – сплошное обещанье…
Увидишь, всё ещё произойдёт.
И встреча впереди, а не прощанье.
2000

Я иду ночной Женевой…

Я иду ночной Женевой
Не служанкой – королевой.
И по первому сигналу, по сигналу моему
Все машины замирают,
Подвезти меня желают,
Но я им не отвечаю, я иду себе, иду…
Мимо девочек лохматых,
Мимо мальчиков патлатых,
Мимо спящих и курящих, неприкаянных людей…
Я иду и размышляю,
Странный факт понять желаю:
Почему ко мне не мчится королевич Елисей?
Где он ходит, где он бродит,
Что меня он не находит?
Ведь не может в целом свете быть важнее ничего,
Чем тот факт, что я с гитарой,
Со своею вечной парой
Всё иду ночной Женевой, а идти мне далеко…
— На черта мне жизнь такая?
— Ну, а разве есть другая?
Разве ты хотела б эту на другую поменять?
— На какую, на другую,
по которой я тоскую?
Или ту, откуда с мукой удалось мне убежать?

Эх, найти б бюро обмена,
Чтобы в жизни – перемена,
Чтобы было всё как хочешь, как мечтаешь, как поёшь…
Только это – невозможно.
В песне – просто. В жизни – сложно.
И не знаешь, где теряешь, и не знаешь, где найдёшь…
1991

Стихи: Татьяна Хазанова-Флейшман

Татьяна Хазанова-Флейшман

Татьяна Хазанова-Флейшман

Певица, актриса, музыкант, поэт, композитор, педагог с 40-летним педагогическим стажем. Создатель и руководитель Школы Искусств «Крещендо» в Женеве. Живет в Швейцарии. Родилась в Москве.
Татьяна Хазанова-Флейшман

Latest posts by Татьяна Хазанова-Флейшман (see all)

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:



Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.