Когда едешь по автотрассе в Гдов, то километрах в сорока от Пскова, по левую сторону вдалеке открывается красивая обширная водная панорама  – Псковское озеро. Среди озерной глади виднеется заросший лесом и кустарником остров. Мы часто проезжали этой дорогой из Москвы на отдых, а остановиться и полюбоваться замечательным видом было некогда. Наверное, из-за усталости откладывали всякий раз.

В то лето погода стояла сухая и теплая. Отдохнув несколько недель в палаточном лагере на лесных озерах, насобирав грибов и ягод, наконец-то решили отправиться на Псковское озеро. Группа собралась: четверо взрослых и столько же детей. Обернуться планировали за день. Ранним утром запаслись едой и водой и на автобусе подъехали к великолепному старинному монастырю, расположенному в полукилометре от озера.

Далее извилистой тропкой через широкое зеленое поле добрались до домика у причала в надежде раздобыть лодку. Навстречу вышел добродушный загорелый мужчина лет сорока. Узрев нашу многолюдную команду, он посоветовал взять вместительную восьмиместную четырехвесельную лодку. Оставив небольшой залог, весело устроились в плавсредстве, предвкушая нескучное путешествие.

К озеру двигались метров сто по узкой, извивистой, заросшей осокой и камышом протоке. Пригревало солнце, кружили стрекозы, больно кусали вечно голодные, жадные до крови комары.

Гребли мы бодро и через полчаса достигли большой воды. Озеро размерами напоминало море. Кроме крупного обитаемого острова, виднелись одинокие покрытые кустарником мелкие островки. Медленно поплыли вдоль живописного берега, любуясь красивыми пейзажами и глубоко сожалея, что не прихватили удочки.

Солнце припекало, мы прилично обгорели и проголодались. Пришла пора возвращаться. Лодка и так была тяжелой, а восемь человек еще прибавили ей весу. Не удивительно, что ладони гребцов покраснели и покрылись кровяными мозолями. Двое наших детей-подростков имели некоторый опыт гребли и напросились пустить их на весла, чтобы сменить взрослых.

Перемещаясь на неспокойном озере по лодке, один из гребцов потерял равновесие, ухватился за весло, выдернул его вместе с уключиной и уронил в воду. Деревянное весло выловили сразу, а металлическая уключина утонула. Глубина оказалась значительной, вода непрозрачной. Несколько раз ныряли, но уключину не нашли. Жара быстро спадала, вечерело. Нам стало ясно, что дело – швах. Погребли кое-как назад тремя веслами.

Тут уже было не до местных красот. Что сказать хозяину лодки? А если скрыть? Оно, конечно, залог. А ну как потребует доплатить за пропавшую уключину? А ведь денег осталось ровно на обратные билеты. С такими тревожными мыслями плыли к причалу.

Однако хозяина поблизости не оказалось. Как нашкодившие школьники, спешно покинули лодку и – в обратный путь. В сумерках дорога едва проглядывалась. Видимость ухудшали высокие кустарники и деревья. Шум машин не был слышен. Мы шли и шли, уже от усталости ноги подкашивались, и не было этому полю ни конца ни краю. Заблудились, что называется, в трех соснах. «Это божья кара за содеянное», — подумал я, но промолчал.

Одеты все были легко. Еда кончилась. От близкой воды тянуло сыростью, и холод пробирал до костей. Искать дорогу стало бессмысленно, автобусы уже не ходили. Наткнувшись на огромный стог лежалой соломы, решили заночевать в чистом поле. С трудом вырыли в стогу углубления, надеясь спрятаться в них от ветра, хоть как-то укрыть детей, чтобы не заболели. Все бесполезно – зуб на зуб не попадал, и заснуть было невозможно. Время стало вязким, почти остановилось.

Вдруг послышался шум и треск ломающихся веток. Оказалось, что один из нашей компании побрел вокруг стога и под ярким светом луны разглядел невдалеке заросли высокого кустарника и мелких деревьев, среди которых был и сухостой. А так как топора у нас не было, то он наломал сухих веток и сучьев руками. Новость ободрила.

Еще немного усилий, и рядом со стогом ярко разгорелся костер. У него мы и провели остаток мучительной ночи, не сомкнув глаз, пытаясь кое-как согреть у огня задубевшее тело. А дети дремали, устроившись на коленях взрослых.

Зябкий рассвет помог разобраться, где шоссе. Разбудили детей и поплелись. Безумно хотелось спать и есть. По дороге встретили одинокое деревенское жилище. Хозяйка, видя наш унылый вид и замерзших детей, угостила теплым молоком с черным мягким хлебом. Ничего вкуснее я в жизни не ел.

Мы успели к первому автобусу и вскоре вернулись в наш палаточный лагерь. Про уключину никто и не вспомнил. Наскоро поев, расползлись по палаткам.

Прошло много лет, а утопленная уключина и настигшие нас злоключения не дают мне покоя.

Текст: Александр Киселев

Александр Киселёв

Александр Киселёв

Детский онколог – хирург и химиотерапевт. Почти всю жизнь лечил детей, страдающих раком. Заведовал детским отделением Онкологического научного центра имени Н.Н. Блохина в Москве. Продолжает работу в этом же центре. Писать рассказы начал в 2009 году, их уже более пятисот.
Александр Киселёв

Latest posts by Александр Киселёв (see all)

Фото предоставлено автором текста

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:



Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.