Дада созрело не в чистом поле. В начале ХХ века искусство раздираемо страстями. Уже французские фовисты рушат стереотипы, резко обобщая пространства и формы, сводя их к простым очертаниям и «дико» выразительным краскам. Уже «боль и крик» немецких и австрийских экспрессионистов отражают не столько мир, сколько эмоции авторов. Уже скандальная московская выставка «Бубновый валет» декларирует отказ художника от найденных манеры и стиля, от всякой стабильности и «успешности». Уже встает на Востоке икона «чистой беспредметности» – «Черный квадрат» Малевича. И вот-вот откроет свой «черный ящик» дада.

Да будет дада

Софи Тойбер-Арп на купюре в CHF50

Софи Тойбер-Арп на купюре в CHF50

1916-ый. Нейтральный Цюрих – «мировая столица изгнания». Поэт и мистик, католик и ницшианец, дезертир с фронта Первой Мировой, немец Хуго Балль и его заводная подружка, артистка кабаре и поэтесса, немка Эмми Хеннингс открывают 5 февраля по адресу Spiegelgasse 1 литературное Кабаре Вольтер. В неблагополучном квартале, населенном беднейшими пролетариями, эмигрантами, нищими студентами и богемой, чтобы зацепить, встряхнуть искушенную публику, требуется что-то из ряда вон. И это «вон» вычислено.

Команда подобралась, что надо: немецкий и французский поэт и художник Жан Арп; его жена, художница, декоратор и костюмер, швейцарка Софи Тойбер-Арп; два румына – художник и писатель Марсель Янко и поэт Тристан Тцара; поэт и прозаик, студент-медик цюрихского университета, немец Рихард Хюльзенбек. Впрочем, на тонкостях национального колорита не настаиваю. И скоро объяснится, почему.

Что за птица – дада?

Феномен дада исследовали многие, к юбилею еще вышло новое. Обобщая неизвестное, пофантазируем? Чего они там натворили?

Темные стены тесного помещения украшены вызывающими произведениями кубистов, футуристов, фовистов, экспрессионистов: Модильяни, Кандинский, Пикассо, Клее, Явленский, Матисс, Леже. В образе птицы мира – голубя с подрезанными крылами — Хуго играет на фортепьяно Брамса и Баха. Полуголая Софи в маске завлекает публику хореографией. Господа-артисты декламируют Вольтера, Нострадамуса, Аполлинера, Рембо, Варлена, Бодлера, а Рихард в ритм стихам по-африкански громыхает бубном.

Или русский вечер. Заливаются балалайки. Читают Тургенева, Достоевского, Чехова. В углу Тристан раз за разом ставит мат Ленину, в свободное от шахмат время ютящемуся в коммуналке по соседству, на Spiegelgasse 14 (не удивительно, что вождь мирового пролетариата об этих матах никогда не вспоминал). Почтенная публика набирается пивом и, наверное, водкой, курит табак и нюхает кокаин, плюется и подпевает, кривляется и подтанцовывает, сквернословит и дерется.

Кабаре гремит во всех смыслах и находится под надзором полиции.

«На языке негритянского племени Кру, — читаем о слове «дада» в одном из манифестов, — оно означает хвост священной коровы, в некоторых областях Италии так называют мать, это может быть обозначением детской деревянной лошадки, кормилицы, удвоенным утверждением в русском и румынском языках. Это могло быть и воспроизведением бессвязного младенческого лепета. Во всяком случае — нечто совершенно бессмысленное, что отныне и стало самым удачным названием для всего течения». (1)

Были ли они всего лишь дебоширами от искусства? Отрицавшие эстетику и всякий смысл, изобретатели новых слов и художественного языка провокации, закоперщики карнавалов беспорядка? О чем они пели, кричали, мечтали? Разрушить лицемерие сытой морали? Чтобы во Вселенной стало меньше лжи? Хотели быть знаменитыми? Тцара со страстью одержимого промоутера целенаправленно рекламировал дада, рассылая месседжи по планете.

Яркие и дерзкие 20-30-летние дети-основоположники докричались и таки «тряхонули» свет. Активная фаза кабаревольтеровского дадаизма заняла около полугода, затухая в течение трех лет. Идею подхватывают в Париже, Берлине, Кёльне, Ганновере, Нью-Йорке. А волны дада по сей день колеблют пространство и время. Об этом – подробнее.

Дада и детерминизм

С тех пор много чего произошло. Вынесем за скобки революционный Петербург во главе с Лениным; гражданскую войну на земле бывшей Российской империи; «пивной путч» во главе с Гитлером в 1923-м на немецкой земле. Пусть автор теории относительности, физик Альберт Эйнштейн уже ехидно заметит: «Бог не играет в кости». И физик Нильс Бор, создатель квантовой теории атома, ему ехидно возразит: «Эйнштейн, не указывай Богу, что ему делать» (2). Вынесем за скобки победу национал-социалистов на выборах в Рейхстаг в 1932-м. Пусть на дворе уже будет 1935 год.

Приглядимся к механистическому детерминизму, учению о закономерности и причинной связи всех явлений природы и общества, на котором была выстроена классическая наука. Случайно или нет её законодатели откроют в науке «ящик», ранее открытый дадаистами в культуре? И всё воплотится? Итак, подробнее.

Теоретик волновой механики, физик Эрвин Шредингер, описывая неопределенность микро и макро миров, посадит теоретического кота в теоретический «черный ящик» со счетчиком Гейгера, радиоактивным веществом, молотком и синильной кислотой. И прогрессивное человечество заговорит о распараллеливании миров в каждый момент времени и о том, что в масштабе Большой Вселенной, кот даже после открытия «черного ящика» может оставаться живым и мертвым одновременно.

И будет Вторая Мировая. И другие войны. И на полигоне в Нью-Мексико испытают первую ядерную бомбу, а еще две разрушат города Хиросима и Нагасаки… И наступит 2016-ый. И вновь нависнет волна мировой войны. И отец-основатель «все разрушающего» дадаизма Хуго Балль вновь заворочается в гробу.

Дада навсегда

Авангардное течение в литературе, изобразительном искусстве, театре и кино, дада нумеруют числами 1916 – 1922. Почти тогда же в СССР возникает конструктивизм как направление пролетарского «производственного искусства», Александр Родченко в Москве провозглашает «конец живописи». В 1920-х французский дадаизм втекает в сюр, германский – в экспрессионизм. Эксперты находят в дада истоки: постмоденизма, леттризма, ситуационизма, поп-арта, арт-движения Флуксус, мэйл-арта, концептуализма, неоконцептуализма … неодада.

И называемое антиискусством во всеуслышание громогласно объявляется искусством. И для него любезно и широко распахиваются знаменитые музеи. И ради него мировые аукционы раз за разом сотрясаемы многомиллионными лотами.

#

Текст: Марина Охримовская

Иллюстрация: фрагмент главной страницы сайта Dada Zürich 100 2016

(1) Hugnet G. L´aventure dada. — Paris, 1957. — С. 26.
(2) См., например, Milo Wolff, Schroedinger’s Universe and the Origin of the Natural Laws, Outskirts Press (April 21, 2008), стр. 82

 

 

Ф о н т а н а ф р и к А Л о т р е а м о н д о д О

 

В год столетия дадаизма в Национальном музее в Цюрихе до 28 марта открыта выставка «Dada Universel».
 

duchant

  1. теОретик искусства, французский и американский художник Марсель Дюшан, играя в «готовые вещи» («ready made»), как в шахматы, в 1917 году представляет для выставки Общества независимых художников (США) обыкновенный писсуар, подписанный «R.Mutt 1917» («Р.Дурак 1917») и названный «Фонтан». Комитет произведение отклонил. Однако «Фонтан» продемонстрирован, сфотографирован, фото опубликовано. В этот миг раз и навсегда Дюшан изобрел концептуальное искусство и «разорвал традиционную связь между трудом художника и заслугами за работу» констатирует почти через век «The Independent» (1). 1917 / Копия 1964. Вера и Артур Шварц, Коллекция дада и сюрарт в Музее Израиля, Иерусалим. (© Musée national suisse)

 

afrik

  1. осмЫсливать натуру как совокупность простых форм: сфер, конусов, цилиндров, — это совет зрелого Сезанна юному Пикассо. Пабло со товарищи воспринимают фразу буквально. В 1907-м возникают «Авиньонские девицы» Пикассо, в 1908-м – «Дома в Эстаке» Брака. И критик Луи Воксель выпускает в мир термин «кубизм». Новоиспеченные кубисты открывают «африканское искусство». Погребальные и устрашающие маски, статуэтки-вместилища души, хранящие до поры мощные вибрации «черной Африки», делают, может быть, первый широкий шаг на мировую сцену в Кабаре Вольтер вместе с танцами, масками, коллажами, текстами дадаистов. (© Musée national suisse)

 

enigm

  1. «загаДка Исидора Дюкасса». Может быть, что художник, фотограф, кинорежиссер Ман Рей так воплотил в 1920-м слова Лотреамона из «Песен Мальдорора» о «случайной встрече швейной машинки и зонтика на столе патологоанатома»? Лотреамон – псевдоним французского поэта Исидора Дюкасса. Когда он умер в 1870, ему было 24. Названный предтечей символизма и сюрреализма, Дюкасс все еще загадка, как и его «Песни Мальдорора», в коих по словам самого автора «жизнь окрашена в слишком суровые цвета». Объект «Загадка Исидора Дюкасса» – швейная машинка, завернутая в армейское одеяло и перевязанная бечевкой. После выставки его разобрали, к счастью, осталось фото. По нему в 1971-м и воссоздали «Загадку». 1920 / Копия 1971. Вера и Артур Шварц, Коллекция дада и сюрарт в Музее Израиля, Иерусалим. (© Musée national suisse)

 

dodo

  1. маврикиЙский дронт или додо – один из символов государства Маврикий. Первое упоминание об этой нелетающей птице находят у голландских мореплавателей в 1598-м. Последнее наблюдение в природе зафиксировано в 1662-м. Она вымерла менее чем за столетие с момента открытия, вероятно, не без помощи человека. Таинственная Додо даже считалась мифическим существом. И вот оно – дадаисткий венец творца – вымершая птаха, неспособная летать. Льюис Карролл воздал ей должное в 1865-м в романе «Алиса в стране чудес». И дух Додо витал в поэмах и прозе дадаистов в начале XX века в Цюрихе и Париже. Кантональный музей геологии, Лозанна. (© Musée national suisse)

Блуждая, как в гробу, в черном ящике по шахматному полю выставки «Dada Universel», невольно задумываешься о том, что в мире все самое важное и интересное происходит с мертвецами. Впрочем, пробуждаясь ото сна, каждый из еще живущих опровергает это всякий раз.

Юбилейные мероприятия в честь дада проходят также в Кабаре Вольтер, Художественном музее «Кунстхаус» и Национальном историческом музее в Цюрихе, а также в Берлине, Париже, Москве, Нью-Йорке, других городах планеты, о чём можно почитать на сайте = > Dada Zürich 100 2016.

Фотографии: www.nationalmuseum.ch

Текст: Марина Охримовская

Особая благодарность сотруднику Национального музея в Цюрихе Татьяне Арквинт за интересную экскурсию на русском языке и содействие в подборе материалов.

(1) The loo that shook the world: Duchamp, Man Ray, Picabi. Independent.co.uk

 

 

Понравился материал?

Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях.