Она живет в этой стране уже пятнадцать лет. Много радости выпало на её долю. И горя немало. Как в жизни любого человека. Дети выросли. Руки усталые, натруженные. Взгляд ясный, кроткий. Я вглядываюсь в её лицо, слушаю неторопливую речь…

Фото: Дом, похожий на тот, в котором живет сейчас чеченская семья в Швейцарии. (Фото Дмитрия Матвеева).

Мою собеседницу зовут Лейла. Она чеченка. А познакомились мы в Швейцарии. В крохотной живописной деревушке вблизи Цюриха, где Лейла живет с семьей – мужем и тремя детьми. Историю Лейлы, типичную для беженцев, я излагаю с её согласия, изменив имена и некоторые факты, все же время на дворе неспокойное.

Почему решила бежать

2001 год. Вторая чеченская война. Каждый день в чеченской деревне, где Лейла работала врачом в больнице, рвались снаряды и слышалась стрельба. Соседи пошли на протекающую неподалеку речку и не вернулись – рядом с ними упал артиллерийский снаряд. Как хоронили… страшно вспомнить… Слышала свист летящего снаряда и думала: «На мой дом упадет или на соседний?» Каждый день грозил смертью… И Лейла выбрала жизнь.

«Из Чечни мы добрались до Беларуси, а потом через Москву до Петербурга. Денег не хватало, с жильем, питанием нам помогли хорошие русские люди. Нам сказали, что на визу подавать нет смысла. А в Польшу виза тогда не требовалась», — вспоминает она. (Польша вошла в Евросоюз в 2004-м. — Прим. ред.).

Чеченская швейцарка Лейла.

Хроника войны. Вертолёт, сбитый чеченскими боевиками, декабрь 1994 г. (Фото Михаила Евстафьева).

Лейла говорит о бегстве из России эмоционально, волнуется. В ее понимании любой, кто тогда помог ей — это чуть ли не герой, прекрасный человек, которому должно вернуться все хорошее, что он сделал для нее и ее семьи. И я постараюсь сохранить стиль рассказчицы, надеясь передать непосредственную искренность этой женщины.

Она надеялась вернуться

На границе с Польшей Лейле и ее родственникам попались очень добрые пограничники, которые не создавали препятствий. Беженцев всего было десять – трое взрослых (Лейла самая старшая) и семеро детей: двое – от года до двух, остальные – подростки.

В Польше их препроводили в лагерь для беженцев, под Белосток. У дальнего родственника Лейлы были добрые знакомые в Германии – и надо было пробираться к ним. Предстояло самое опасное и трудное — нелегально пересечь польско-немецкую границу. Добрые люди помогли Лейле найти тех, кто переправляет беженцев через кордон. Все шло чередом и вдруг…

«По дороге из Белостока я забыла сумку с документами на пересадке, на промежуточной станции. В руках остались только загранпаспорта. Тогда я еще не знала, что мы уезжаем в Европу навсегда, надеялась вернуться в Чечню после войны, — вспоминает Лейла. — Оставила детей со старшими, возвратилась на вокзал, где забыла сумку, её на месте не оказалось. Пришлось идти в полицию. Меня никто не понимал. Я не знала ни польского, ни немецкого, едва складывала слова по-английски. Слезы текли сами. В коридоре полицейского участка подошел добрый человек, спросил, почему плачу. Кое-как объяснила. Он вспомнил, что видел какие-то документы, мол, их могла забрать предыдущая смена дежуривших на вокзале полицейских. К счастью, документы нашлись…»

И Лейла вернулась туда, где ее ждали родственники и перевозчики…

Мир не без добрых людей

Перевозчики переправляли через пограничную реку Одер в Германию не бесплатно. 500 долларов за человека, за десятерых – 5 тысяч. Такса известная, все беженцы знают цены, и Лейла знала, и деньги припасла еще с Санкт-Петербурга.

«Нас погрузили в микроавтобус, потом привезли в какую-то гостиницу. Что это было за место, я не знаю – нам не говорили, а в ночь — вывезли в лес. Мы были налегке, поскольку перевозчики на ломаном русском пояснили: нужно будет быстро бегать», — вспоминает Лейла.

Дело было в феврале, все очень мерзли. Лейла разглядела в темноте — к ним через лес шли двое мужчин. Они объявили, что переправа будет в три часа ночи. «Нас долго водили вокруг какого-то огонька в чаще леса. А потом мы пошли на этот огонек. Это было строение с очень странными обитателями, опустившимися пьяницами. Зато я смогла переодеть там детей», — говорит Лейла.

Сердце сжимал страх

Чеченцы помнят историю землячки, которая в начале «нулевых» шла через польско-немецкую границу. Мать с двумя детьми, пяти и восьми лет, пешком через лес, поздней осенью. Моросило. Стемнело быстро, и они заблудилась, дети плакали от усталости и холода. Сняла с себя верхнюю одежду, укутала их и пошла искать дорогу. И тоже заблудилась. А ночью ударил мороз. Она нашла детей, когда рассвело, на следующий день, на том же месте, где оставила. Они были мертвы – погибли от холода…

Чеченская швейцарка Лейла.

Река Одер. (de.wikipedia.org).

…А ночь не кончалась. «Пешком мы вышли на песчаный берег реки. Проводники надули две большие круглые резиновые лодки. Одна из них мне показалась дырявой, но нас заверили, мол, все нормально. Помню как вчера, полнолуние и смертельный, пробирающий до костей холод – на реке кое-где виднелся лед. И подступающий к горлу ужас», — рассказывает Лейла.

Перегруженные лодки шли вровень с водой. Уже миновали середину реки, когда лодка с Лейлой и детьми накренилась и стала тонуть: «Мы кричали, мне свело ноги и невозможно было дышать. С другой лодки прыгнул в воду мой взрослый племянник – оказалось неглубоко. Он вытащил из реки одного из малышей, который уже почти не дышал. Тонущую лодку подтянули. И мы все-таки добрались до берега, где племянник бросился на перевозчика с кулаками. Но я сказала, что проводник не виноват. Что он добрый человек, и ничего не мог поделать».

Вновь на волоске

Остались живы. Семья добралась до Берлина. В этом им помогли казахстанские немцы, которые переехали чуть раньше в Германию. Ехали бесконечно долго, останавливаться было нельзя, даже чтобы сходить в туалет.

«Затем выяснилось, что нам грозит депортация обратно в Польшу. Мы были на волоске. Чеченцы из Берлина отвели нас к эмигранту-чеченцу, которого хорошо знали в одной из здешних турецких мечетей. Он и помог нам», — вспоминает Лейла. Семью спрятали в мечети, дали поношенную одежду («мы были рады»), накормили, оставили на ночлег.

Наконец, Швейцария

В Швейцарии две недели провели в центре для беженцев. Потом всю семью поселили в однокомнатном жилище, устроенном на чердаке обычного четырехэтажного жилого здания, где они обитали почти год. Затем ютились восемь лет в небольшой квартирке. Лейлу направили на курсы немецкого, а также на курсы так называемой «социальной работы». Когда ей предложили должность уборщицы, была счастлива. Потихонечку вернула долги, те 5 тысяч долларов, которые в Петербурге заняла на переезд.

Швейцария, если дает человеку статус беженца, не бросает его на произвол судьбы. Дети выросли, выучились, получили профессии: швея, водитель, слесарь. Лейла тоже трудится, теперь она, с учетом своей изначальной профессии, — сиделка по уходу за больными на дому. Заработки нормальные – жить можно.

После долгой официальной волокиты переехал из России в Швейцарию и муж Лейлы. Семья воссоединилась. В 2010 году Лейла получила вид на жительство, а два года назад — швейцарский паспорт. Она не жалуется на судьбу. Благодарна Швейцарии. Дети рядом, есть крыша над головой, и самое главное – мирное небо.

Что побудило ее покинуть родину? Лейла думает, что политической подоплеки тут не было. Там, в Чечне, шла война. Война вынудила к бегству.

Вместо послесловия

Но теперь-то в Чечне мир. Грозный отстроили… Но Лейла не планирует возвращаться. Она говорит, что новости с чеченской земли не очень утешительные, люди боятся новой войны и продолжают уезжать.

В последние два года РФ стабильно на пятом месте в ЕC по числу просителей статуса беженцев. Только в Германии (наиболее популярное направление у беженцев) этот статус ежемесячно просят от 800 до 1200 российских граждан, и чеченцев среди них больше всего. По данным миграционной службы Германии, 82,3% соискателей политического убежища за первую половину этого года – жители Чечни (2244 из 2728 обращений), сообщается в материале «Проклятие Ичкерии. Доклад «Новой газеты».

Текст: Дмитрий Матвеев, Цюрих – Санкт-Петербург

Дмитрий Матвеев

Дмитрий Матвеев

Журналист из Санкт-Петербурга. Закончил истфак СПбГУ. Сотрудничал с изданиями «Росбалт», «БалтИнфо», «Карповка.com», «Санкт-Петербургские ведомости». Работает в информационном агентстве "Телеграф".
Дмитрий Матвеев

Фотографии: Дмитрий Матвеев, dic.academic.rude.wikipedia.org/wiki/Oder

 

Понравился материал? Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях. Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей в самом конце страницы справа.