К истории издания эпистолярного наследия Леонарда Эйлера

Об авторе

Энгель Петрович Карпеев (1925-2016) — специалист в области истории русской культуры. Почти треть века он возглавлял старейший из российских музеев — М. В. Ломоносова Российской Академии Наук в Санкт-Петербурге. Автор нескольких книг и многих статей, Энгель Петрович передал нашей редакции для публикации одну из своих последних работ. Это исследование истории издания эпистолярного наследия Леонарда Эйлера – швейцарского, немецкого, российского математика и механика. 310 лет со дня рождения Эйлера мир отпразднует в 2017 году.

Фото: Швейцарская банкнота с портретом Эйлера. На её оборотной стороне — водяная турбина, схема Солнечной системы и схема распространения лучей света, проходящего через линзы. (Общественное достояние).

Мы предлагаем здесь краткий текст, который читается как увлекательный рассказ. А полный академический вариант со сносками (16 страниц в формате pdf) можно открыть по ссылке = > «О служении Отечеству». Э. П. Карпеев».

Помощник академика в 19 лет

Леонард Эйлер родился в Швейцарии, 15 апреля 1707 года, в Базеле. Здесь же он окончил гимназию и университет. В маленькой Швейцарии учёных было больше, чем вакансий для них, поэтому им приходилось искать места в других странах. И хотя в Базельском университете освободилась кафедра математики, несмотря на все успехи в науке, проявленные Эйлером, его кандидатуру отвели, как слишком молодого для руководства кафедрой.

В Петербурге по воле Петра Великого к тому времени сформировалась Академия наук. В неё были приглашены учёные из стран Европы. Почему-то сложилось мнение, что это были в основном немцы и только один француз — астроном Жозеф Николя Делиль (де Лиль). Первым швейцарцем, служившим в Кунсткамере, которую Екатерина I передала в состав Академии, был художник Георг Гзель. На должности академиков, наряду с  немцами и французом, были приглашены швейцарцы — математик Якоб Герман, и  математики и физики братья Даниил и Николай Бернулли. По их рекомендации из Швейцарии в академию на должность адъюнкта (помощника академика) пригласили в 1726 г. девятнадцатилетнего Леонарда Эйлера.

Портрет Леонарда Эйлера кисти швейцарского художника Я. Э. Хандманна, 1756 г. (Jakob Emanuel Handmann). (Общественное достояние).

Портрет Леонарда Эйлера кисти швейцарского художника Я. Э. Хандманна, 1756 г. (Jakob Emanuel Handmann). (Общественное достояние).

Согласившись на приглашение из России, он приехал в Петербург только через год в мае 1727 года, посвятив это время изучению медицины. Свое служение науке он начал в Петербургской академии наук, когда ему было всего 20 лет.

Леонард, сын пастора Эйлера, носил фамилию, которая в переводе на русский звучит как горшечник. По всей вероятности, предки Л. Эйлера не принадлежали к дворянству и были простыми тружениками. Способность много и добросовестно трудиться досталась в наследство их потомку. К его трудолюбию прибавились математический талант и широта научных интересов.  Адъюнкт Эйлер обладал способностью усваивать иностранные языки, и эта способность проявилась еще и в том, что он уже через год бегло говорил по-русски.

Петербургский академик

Молодой адъюнкт сразу же включился в научную работу и уже во втором томе научного журнала Петербургской АН «Commentarii Academiae Imperialis Petropolitana» были напечатаны три его статьи. В общей сложности в этом журнале было опубликовано 400 научных статей Эйлера, значительно больше, чем трудов других академиков. Он стал академиком всего лишь через три года после приезда в Петербург.

Среди его научных трудов первого периода пребывания в России выделяется изданная в 1736 г. в двух томах «Механика, или наука о движении, изложенная аналитически», которая принесла Эйлеру общеевропейскую известность.

По отзывам современников, по характеру Эйлер был добродушен и незлобив. К нему неизменно тепло относился даже Иоган Бернулли, от тяжёлого характера которого страдали его брат Якоб и сын Даниил. Для полноты жизни Эйлеру было необходимо лишь одно — возможность математического творчества. Он мог усердно трудиться даже «с ребёнком на коленях и с кошкой на спине». Эйлер был жизнерадостен, общителен, любил музыку, философские беседы.

После смерти императрицы Анны Иоанновны в 1741 г.  Академия наук пришла в запустение, и Л. Эйлер решил переехать в Германию. Одновременно с разрешением на отъезд в Германию Л. Эйлеру присвоили звание почетного академика и назначили ежегодную пенсию в размере 200 рублей в год.

На службе у Фридриха II и возвращение в Россию

Фридрих II пригасил Эйлера в свою Академию, в которой он проработал 25 лет и всё это время он сохранял связи в Петербургской АН и принимал на обучение математике и астрономии петербургских адъюнктов.

Титульный лист первой книги по вариационному исчислению (Methodus inveniendi Líneas curvas 1744). (Общественное достояние).

Титульный лист первой книги по вариационному исчислению
(Methodus inveniendi Líneas curvas 1744). (Общественное достояние).

Когда же в 1766 г. у Эйлера испортились отношения с королем, императрица Екатерина II снова пригласила его в Петербургскую АН. Она удовлетворила все требования Эйлера, и в тот же год он с женой Катариной (он женился в свое первое пребывание в Петербурге на дочери Георга Гзеля) и семейством вернулся в Петербург, в Академию наук, где и прожил до конца своих дней.

850 работ и около 3100 писем

Научное наследие Леонарда Эйлера было редкостным по своему объему и разнообразию тематики. Им было создано около 850 работ (включая два десятка фундаментальных монографий) по математическому анализу, геометрии, теории чисел, приближённым вычислениям, небесной механике, математической физике, оптике, баллистике, кораблестроению, теории музыки и другим областям науки, включая теологию. Он глубоко изучал медицину, химию, ботанику, воздухоплавание, теорию музыки и освоил множество европейских и древних языков.

В его эпистолярном наследии около 3100 писем, значительная часть которых посвящена научным проблемам. Главным его занятием была математика. В ней Эйлер добился наибольших успехов, поэтому математики, которые лучше других понимали значение его вклада в математическую науку, называли XVIII век «веком Эйлера».

XIX век. Начало издания трудов Эйлера

Столетие со дня рождения Эйлера пришлось на время наполеоновских войн, когда было не до науки и её истории, в этих условиях никто даже не мог и подумать о праздновании какого-либо юбилея.

В 1844 г. на чердаке дома Эйлеров в Санкт-Петербурге обнаружили 60 рукописей Л. Эйлера, которые правнук Эйлера Пауль-Генрих опубликовал в 1862 в двух томах под названием Opera postuma. По-видимому, это была первая посмертная публикация некоторых трудов великого математика. Затем возникла почти одновременно в Петербурге и Брюсселе мысль издать Полное собрание сочинений Леонарда Эйлера.

Непременный секретарь Пб. АН Пауль Генрих Фусс внес такое предложение, и оно было с воодушевлением воспринято многими математиками, в том числе и академиком К. Г. Якоби. Однако, после подсчета расхода денег на это предприятие, оказалось, что затраты на него превысят бюджет всей Академии, и дело заглохло. По инициативе Якоби все-таки удалось выпустить в свет в 1849 г. два тома математических сочинений Эйлера, среди которых были опубликованные и неопубликованные ранее работы.

Математики Брюсселя также отказались от неподъёмного по стоимости издания Полного собрания сочинений, но им удалось выпустить в свет 5 томов. Однако это издание подверглось критике.

XX век. Работа продолжается

В XX веке с первой попыткой издать Полное собрание сочинений Эйлера выступила Петербургская АН. Для подготовки издания была образована Комиссия, которая в 1904 г. пригласила участвовать в издании Королевскую АН в Берлине. Однако Берлинская АН отказалась принять участие в проекте, поэтому «к ноябрю 1907 г. Комиссия, проведя всего шесть заседаний, закончила свое существование».

Марка ГДР в честь 200-летия со дня смерти Эйлера (1983). (Общественное достояние).

Марка ГДР в честь 200-летия со дня смерти Эйлера (1983). (Общественное достояние).

Энтузиастом идеи издания Полного собрания сочинений Леонарда Эйлера был швейцарский и германский математик и историк математики Фердинанд Рудио (1856-1929). В 1907 г. на юбилейном заседании Швейцарского общества естествоиспытателей профессор математики Политехнического института в Цюрихе Ф. Рудио снова предложил Обществу взяться за издание Полного собрания сочинений (Opera omnia) Леонарда Эйлера.

Предложение приняли. Для выявления и составления рукописей Эйлера Международная ассоциация академий выделила специальной комиссии 1000 рублей. Результатом работы в Архиве АН на правах рукописи был издан «Перечень рукописей Леонарда Эйлера, хранящихся в Архиве конференции Императорской Академии наук» (СПб. 1910). Этот перечень 209 документов был направлен Швейцарскому обществу естествоиспытателей.

В 1910 г. в Швейцарию, в библиотеку Политехнического института в Цюрихе для Общества естествоиспытателей из библиотеки Петербургской Академии были высланы 17 книг, а позже 7 ящиков рукописей Эйлера. Все эти материалы следовало возвратить в библиотеку АН. 

Почти одновременно с работой по созданию описей материалов Эйлера в Архиве Петербургской АН шведский математик Густав Энестрём (Gustaf Eneström) готовил полный перечень опубликованных работ Эйлера, в который входили 850 названий. Этот перечень стали называть «индексом Энестрёма».

Первая мировая война и последующие события в России надолго прервали эту работу на российской территории.

Совместный труд ученых

Однако Швейцарское общество начало и продолжало издание Opera omnia на деньги, поступающие от подписки трех Академий – Берлинской, Парижской и Петербургской, но главным образом — от жертвователей из Швейцарии и других стран. В результате в распоряжении Общества оказалось 300 тысяч швейцарских франков, и финансовая проблема была решена.

Советская марка, посвященная 250-летию со дня рождения Эйлера (1957). (Общественное достояние).

Советская марка, посвященная 250-летию со дня рождения Эйлера (1957). (Общественное достояние).

В 1921 г. Швейцарское общество естествоиспытателей предложило Российской АН возобновить работу по изданию Полного собрания сочинений Эйлера. К тому времени Общество сумело издать шесть томов, и Российская Академия решила купить сорок комплектов книг, заплатив за них 60 тысяч швейцарских франков по номинальной цене (по другим сведениям, к 1919 году удалось издать 14 томов).

Представляется, что Российской академии наук продали по номинальной цене лишь 40 комплектов шести первых томов, а вопрос о покупке комплектов остальных восьми томов остался тогда нерешенным.

В 1967 году была закончена работа по выявлению всех хранящихся в академическом Архиве и в учреждениях АН писем Эйлера и присланных к нему. Причем все документы, а их насчитывалось 2654, были аннотированы, то есть приготовлены к работе по их изданию и были в том же году опубликованы.

О переиздании переписки Эйлера

Когда начал работать Эйлеровский комитет Швейцарского общества естествоиспытателей, было решено Opera omnia издать в виде трех тематически определенных серий томов. Так вся первая серия (30 томов) была посвящена математическим трудам Эйлера, вторая должна была содержать его труды по механике и астрономии (30 томов) и в третьей (12 томов) – работы по физике и другим наукам, которыми занимался Леонард Эйлер. Но когда в 1967 г. в Берлине вышел том переписки Эйлера с Гольдбахом, он был очень хорошо оценен математиками.

Воодушевленный этим швейцарский Комитет Эйлера принял решение не ждать окончания выпуска всех 72 томов Opera omnia, а уже с этого времени начать издавать дополнительную к Opera omnia четвертую серию, в которой опубликовать переписку Эйлера и его неопубликованные рукописные работы. Соответственно четвертую серию пришлось разделить на две подсерии IVA и IVB, причем вначале предполагалось заняться перепиской, а публикацию рукописных работ отложить.

К 1998 г. вышло в свет восемь томов переписки с Клеро, Мопертюи, братьями Бернулли, с Фридрихом II и др. Но дальше все застопорилось. К этому времени появились финансовые трудности, и стало всё труднее найти квалифицированных редакторов, хорошо владеющих немецким, французским и латинским языками, знакомых с математикой, физикой и астрономией, а также иметь навык к чтению рукописных документов XVIII века, что само по себе очень трудное занятие.

Как видим, время завершения издания Opera omnia перешагнуло во второе столетие!

XXI век. Заключение

Описание совместной работы учёных по изданию Opera omnia стало попыткой показать, как важно сотрудничество учёных с различными научными взглядами, методами и навыками работы. Такое сотрудничество важно не только для сообщества учёных, но и для науки, культуры и благосостояния своего Отечества.

Текст: Энгель Петрович Карпеев

Откройте для себя персональный сайт Энгеля Петровича Карпеева => www.karpeev.com/about

 

Понравился материал?

Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях.