Они спешат на помощь людям днем и ночью. От их усердия и таланта порой зависит спасение жизни, висящей на волоске. Наши земные ангелы-хранители. Милосердные, добрые герои, которым ничто человеческое не чуждо – таковы главные герои фильма «Аритмия».

Киноленту российского режиссера Бориса Хлебникова «Аритмия» показали этой осенью на ежегодном цюрихском кинофестивале, в малом зале кинотеатра Рифраф (Riffraff). Публика состояла, похоже, на 95% из российских экспатов, тех, кто, по острому замечанию политтехнолога Станислава Белковского, воплотил мечту: уехал из России, но остался русским. А таковых в Швейцарии более тридцати тысяч.

В зале тесно. Свободных мест нет. Зрители сидят на полу, стоят у простенков, выглядывают из-за тяжёлого занавеса на входе. Трудно объяснить тому, кто предпочитает смотреть фильмы в одиночку, дома на диване, что значит атмосфера симпатии к киноленте, те эмоции, которое либо возникают, либо нет, и ради которых и ходят люди в кинотеатр.

Погас экран. Затихли киношные звуки. И зазвучали аплодисменты! Что же там показали?

На экране «Аритмии» 116 минут воспроизводилась теснота. Началось в маленькой, убогой комнатке, где от обветшалой мебели, тряпочек, пледов, подушечек трудно дышать. Притворно стонущую пожилую женщину, этакую карикатуру на сегодняшнюю russkuyu babushku, пытаются успокоить два моложавых странновато одетых мужика, в которых, в противоположность бабушке, здравый смысл зрителя не сразу признает врачей «Скорой помощи».

Здоровяк-фельдшер ухмыляется — старуха страдает скорее от одиночества, нежели от сердечной недостаточности. Чуть более презентабельный врач, отдалённо напоминающий не то поэта Сергея Есенина (в народном понимании), не то популярнейшего в середине прошлого века советского актёра Леонида Харитонова (солдат Иван Бровкин), подсовывает ей под видом иностранного чудо-лекарства плацебо, что убеждает бабульку отказаться от стационара.

Мы покидаем это тесное место, чтобы сюда не вернуться никогда. События, начавшиеся в ёрнически-юмористическом ключе, катятся дальше в другом направлении…

Главный герой, кардиолог Олег — не только хороший человек, но и талантливый врач, прозябает на неблагодарнейшем для любого (даже плохого) медика посту врача «Скорой помощи». На этой «голодной» и «бесперспективной» должности, герой (актер Александр Яценко) проявляет свои душевные качества и осознает ошибки, к профессии отношения не имеющие.

Роль жены Олега, медика Кати, исполняет любимая российским зрителем актриса Ирина Горбачева. Ей, молодой и красивой, надоели даже не алкогольные эксцессы супруга. Катя и сама, как мы узнаем позже, не прочь выпить. Ее не раздражает и то, что мужу карьера «не светит». Она решила, что он ее не любит больше.

«Аритмия»: о герое-неудачнике российского кино

(© Mars Media Entertainmen)

А Олег, кажется, знает, как жить в гармонии. Самое главное – помогать людям, спасать здоровье и жизни других. А жизнь Кати он уже спас раз и навсегда пять лет назад. Он так хорош и светел изнутри, что не беспокоится о своей внешней привлекательности. Более того, он порой просто отвратителен. Неряшливость Олега сообщает зрителям о пренебрежении героя моральным кодексом «приличной семьи», надежды которой зять не оправдал.

Для Кати же папин дом не просто фамильное лоно. Она сама – его полнокровный орган. Героине важно сохранять патриархальные приличия потомственной семьи медиков, важна «положительная симптоматика», а также одобрение и даже восторг окружающих. И это вновь объяснится зрителю в тесноте семейного очага, где Катя будет подпевать и пританцовывать перед мужем среди дорогих сердцу друзей — коллег-собутыльников. 

В то время, когда главный герой посвящает себя спасению человечества, для главной героини важно спасать любовь каждый день и час. Она думает, что в таком взаимном ежесекундном спасении, борьбе друг за друга, может быть, и есть главный смысл их конкретной жизни. Более того, она хочет быть уверена, что её предназначение — спасать мужа, и что он понимает и ценит это.

А у Олега о таких мелочах душа не болит. И в этой утрате способности в унисон выживать в трудной толчее вязких будней проявляется дисгармония главных героев — аритмия их трепетных судеб.

Положительные герои-врачи противостоят не только «нелюбви», но и непонятно откуда берущейся в российском бытии силе общественного зла. Того всепроникающего зла, что торжествует независимо от часа и места. В советских фильмах его олицетворяли враги-бюрократы — с ними боролись не очень горячо и не очень убедительно. В постсоветских – олигархи, местная администрация, начальник (но не самый главный).

Например, безуспешно борется правдолюб Дмитрий Никитин, главный герой фильма «Дурак» Юрия Быкова. А режиссер «Аритмии» Хлебников идет дальше. Жизненное кредо врача Олега, кажется, «непротивление злу». Он молчит, не отвечает даже на нанесённый ему злым шефом удар поддых, где солнечное сплетение. Что в этом – христианская мораль или фатум? Общественное зло forever? Фаталистический подход к борьбе добра и зла в мейнстриме российского кино мало изменился за последние 70 лет: хороший честный человек, трудяга, всегда останется в дураках.

(© Mars Media Entertainmen)

(© Mars Media Entertainmen)

К немногочисленным борцам за справедливость широкая российская публика горячих симпатий, как правило, не питает. Вспомним, например, американизированного героя звягинского «Левиафана». Алексей Серебряков ищет утешение в пьянке, друзьях, и главное — в любви все понимающей и все прощающей женщины. А на советский экран иногда могли вытащить за усы старого мудрого пролетария, а роль утешительницы доверяли не только советской женщине, но и правильно понятой линии КПСС.

Но вернёмся к «Аритмии». У врача провинциальной «Скорой помощи» Олега, кажется, есть все, чтобы быть счастливым: любимая красавица-жена, работа, которую он делает хорошо, отсутствие денег и бесперспективность, надежные друзья для пьянки (но не только). И вдруг клин жизни выбит: жена хочет развода; мир в глазах Олега рушится, остальные компоненты «счастья» один за другим выходят из строя.

Что делать? Борьба героя за любовь проходит разные стадии: от преодоления типичных клише в оценке женского поведения, присутствующих в сознании российского мужчины (от Александра Пушкина до Василия Аксенова): 1) стоит бабочку хорошенечко «трахнуть» — она тут же прекратит свой эмоциональный цирк; 2) ей чего нужно — нужно, чтобы он хорошо зарабатывал, остальное ей до фени; 3) любую деву можно покорить, если сказать ей, что ты хочешь ребёнка от неё.

(© Mars Media Entertainmen)

(© Mars Media Entertainmen)

Увы. Наша Катя давно поняла, что не хочет внеплановой беременности, она сомневается, диагностирует Олега уже несколько лет, и наконец, решается на «ампутацию» сердечного друга. И вот, когда мысли и чувства обоюдоостро обрели слова и поступки — рана вскрыта, онемение прошло, хлынула читая кровь, и оказалось, что Катиному сердцу больно, что она режет по живому, и значит любовь жива.

И тогда он и она осознают, какую жизненно важную, более необходимую, чем воздух, роль они играют друг для друга в их еще не законченном личном «кино».

К сожалению, предлагаемый авторами фильма хэппи-энд убедителен не очень. Актриса прекрасно играет жену, которой опостылел муж, но она не очень достоверна при примирении: не спасает ни оригинальная любовная сцена на крохотной кухне, ни предшествующая капитальная попойка с коллегами там же. На этой нетрезвой сцене можно было бы и закончить, не растягивая фильм и не доводя его до сомнительного светлого конца.

Потому что в «Аритмии» решение любовного (a вообще-то жизненного) конфликта даётся не прямо, а опосредствованно. Мы наблюдаем за главным героем в ряде сцен «с неотложкой». В блестяще снятых и сыгранных эпизодах предстаёт характер и человеческая судьба. А сами эпизоды можно рассматривать, как эмоционально напряженные целостные мини-фильмы, что, правда, иногда чуть-чуть мешает восприятию главного фильма как целого. То есть, замечательная кинолента «Аритмия» с перебоями склеивается из ряда блестящих независимых эпизодов. Может это тоже режиссерский ход?

Думается, эпизоды – несомненная актёрская и режиссёрская удача. Они убеждают зрителя (и каким-то образом Катю, хотя она и остаётся чаще за кадром) в талантливости главного героя, его отличных профессиональных качествах, и наконец, в его немногословной, но неподдельной любви к жене.

Прототип Кати — девочка, пораженная током. Прототип Олега — пьянчуга и драчун бомж. Они оба нуждаются в скорой помощи милосердия. С помощью шоковой терапии, можно предположить, Катя и Олег избавились на время от сердечной недостаточности по отношении друг к другу.

Эпизоды с «неотложкой» перемежаются с изображением ухудшающейся после прихода нового шефа, подонка и карьериста, обстановки на «Скорой помощи». Честному человеку жить и работать в таких несправедливостях невмоготу. Ясно, что честным и хорошим людям и толковым специалистам на Руси по определению жить нехорошо. Им не пробиться наверх.

© Mars Media Entertainmen

(© Mars Media Entertainmen)

Вывод для российской мифологии положительного героя не новый. Но он по-прежнему воспринимается как аксиома и, по всей видимости, зрители сомнению его не подвергают.

А как бы ты, дорогой читатель, будь кинорежиссером, поступил с мифом российского положительного бездеятельного героя-неудачника?

И как на этот миф отреагирует современная российская молодёжь? Навряд ли юные его примут. В лучшем случае проигнорируют, что даёт основание надеяться, что миф «положительного бездействующего героя» будет, наконец, выброшен на помойку.

Может быть, менее сильный в кинематографическом плане фильм Ивана Твердовского «Зоология», который был представлен на прошлом фестивале в Цюрихе, в этом смысле выглядит симпатичнее. Его героиня, провинциалка Наташа, бросает вызов мифу положительного героя российского кино самим фактом своего неортодоксального существования, которое не укладывается в штампы.

«Аритмия» получила поддержку Минкультуры РФ и средства частных инвесторов, в том числе из Европы. Картина уже отмечена наградами фестивалей: российского «Кинотавра», международного в Карловых Варах, открытого фестиваля российского кино в Екатеринбурге.

Кино снимали в прекрасном российском городе Ярославле 28 дней. Это не первый из новейших фильмов, действие которого разворачивается не в столицах, что очень приятно. В выразительном описании органично сжатых российских просторов чувствуется любовь к российской провинции начала ХХI века.

Нравится ёмкий и точно выверенный текст без фальши, впечатляющая работа режиссёра с актёрами, великолепно воплощенные главные герои, удивительная работа оператора, буквально физически передавшего угнетающую тесноту отведённого жизни персонажей ограниченного времени и пространства.

#

Текст: Керим Волковыский, Марина Охримовская

Фото: Mars Media Entertainmen

Россия, Финляндия, Германия, 2017 год
Продолжительность: 116 минут

Режиссер: Борис Хлебников
В ролях: Александр Яценко, Ирина Горбачева, Николай Шрайбер, Сергей Наседкин

Сценарий: Наталия Мещанинова, Борис Хлебников
Оператор: Алишер Хамидходжаев

Производство: Mars Media Entertainment, CTB Film Company, Don Films, Color of May

 

Аритмия (2017) — Музыкальный трейлер. Российская премьера 12 октября

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:



Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.