Наступал Новый год. Нетерпеливый Сашка — это наш с Людмилой девятилетний сын — уплетал торт, запивая его кока-колой, и глазел в телевизор. Стол уже был накрыт, и поэтому нам всем: мне, жене Людмиле плюс немногочисленным гостям, тёще и тестю — ничего не оставалось, как ждать боя кремлёвских курантов.

— Пап, — подал голос Сашка (а он его без конца подавал), — пап, а дядя Путин будет сегодня с телевизора сказку читать?
— Какую? — я сделал вид, что не понимаю.
— Как какую? Про нашу будущую жизнь.
— Это не сказка, а программа действий правительства, — строго напомнила тёща Клавдия Петровна.
— Внучок-то наш с юмором парень, — одобрительно хмыкнул тесть Семён Семёныч. — Далеко пойдёт.
— А дедушка наш на Явлинского похож, такой же нечёсаный, — ни с того ни с сего метко подметил Сашка, и серьёзно добавил: — И к людям интеллигентным подход имеет.

Семён Семёныч благодушно рассмеялся:

— Спасибо, внучек, что не с Жириновским сравнил.
— Пожалуйста. А вот бабушка как раз на Жириновского похожа.

Клавдия Петровна часто-часто нервно захлопала наклеенными ресницами и закурила сигарету. Вообще она была женщиной импульсивной и мало понимающей шуток.

— Это почему я похожа на Жириновского? Во-первых, я женщина, во-вторых… Короче, Саша, ты ошибаешься.
— Нет, не ошибаюсь. Вы всё время спорите и руки распускаете на дедушку.
— Саша, сейчас пойдёшь спать, — предупредила сына Людмила и одарила меня нехорошим взглядом, мол, твоё воспитание. — Мама, не обращай внимания на этого балбеса, — попыталась жена успокоить Клавдию Петровну, но ту уже понесло.
— Нет, это интересно, Семён, — обратилась она к своему мужу, — я похожа на Жириновского?
— Ну как сказать, — вслух раздумывал тесть, — как бы это сказать… — он не успел додумать свою мысль до конца, как получил подзатыльник от несдержанной Клавдии Петровны.
— Так, дебаты начались, — снова подал голос Сашка.

19-400x596

Вдруг создавшуюся малоприятную обстановку разрядил звонок в дверь. Я отправился открывать.

— К нам пришёл Дед Мороз! — радостно объявил я всем.
— Не Дед Мороз, а Санта Клаус, — не вставая из-за стола, поправил сын.
— Вот тут ты действительно ошибаешься, внучок, — подал реплику Семён Семёныч. — Дед Мороз символ русского новогоднего праздника, а Санта Клаус – персонаж католического рождества.
— Это всё понятно, — парировал Сашка, — но Санта Клаус круче да и популярней в мире, чем наш Дед Мороз.
— Александр, встретить не хочешь дедушку… Санту? Он тебе подарочек принёс, — изменившись вдруг в настроении, засюсюкала тёща.
— Вот ещё. За всё заплачено.

Дед Мороз… пардон, Санта Клаус, так и не дождавшись, когда же его наконец-таки встретит ребёнок, сам прошёл в комнату.

— Вот он наш малыш! — хорошо поставленным голосом воскликнул Санта Клаус. — Если Саша нам прочтёт стишок, то получит за это приз!
— Сейчас, — Сашка облизал пальцы и встал на стул. — «Однажды в студёную, зимнюю пору…» — громко начал декламировать сын.
— Молодца! Шарман! Продолжай, сынок! — поддержала его благодарная публика.

Сын кашлянул в кулак и продолжил так же громко и внятно:

— Компанией пьяной мы прыгали в прорубь.
С той страшной поры картина такая:
Не любим, не курим, не пьём, и всё время икаем.
Теперь из больницы мы выйдем не скоро…
Ребята, не пейте в студёную, зимнюю пору!

— М-да, — я закрыл глаза, как будто собрался спать стоя.

Клавдия Петровна дико заржала. У Санта Клауса отклеился ус и натурально покраснели щёки.

— Это же твои дурацкие вирши, — прошипела мне в ухо жена.
— Я же не виноват, что ребёнок читает всё подряд, — смиренно попытался оправдаться я.

1-400x564

Санта Клаус быстро оправился, мол, и не такое видел-слышал.

— Хорошо, — сказал он. — А теперь приз. Угадай, что у меня за спиной в правой руке?
— А может ещё спеть? — предложил Сашка.
— Не надо, — оборвал его Санта Клаус.
— Тогда давайте торговаться, как Якубович в «Поле чудес». Предлагайте сразу миллион, возьму деньги.
— Прекрати! — рыкнула на Сашку жена. — Угадывай, и всё!
— Верное средство от СПИДа, которое наконец-то изобрели!
— Не-а, это… машинка! С пультом управления, — торжествовал Санта Клаус.

Забирая коробку, Сашка был явно недоволен.

— А в левой? — продолжал игру в отгадки Санта Клаус.
— Другая машинка, — съёрничал Сашка.
— А вот и нет! — Санта Клаус с лёгкостью иллюзиониста вывернул из-за спины веером развёрнутые бумаги. — Это акции нескольких предприятий нашей страны!
— Возьми, сынок, — смягчилась жена.
— Это тебе, сынок, от меня, мамы и от дедушки с бабушкой, — сообщил я. — Когда вырастешь — пригодятся.
— Спасибо, только эти предприятия в нынешних условиях санкций США и Европы прогорят, — сказал сын, рассматривая акции. — Могу провести ликбез о слабых сторонах данных предприятий.
— Господи! — грустно выдохнул Санта Клаус. — Ещё же хотел перед работой выпить.
— Пап, можно я их на ёлке развешу? Бумажки-то красивые.
— Конечно, сынок.

И тут, наконец, ударили куранты. Сашка грохнул хлопушкой. Санта Клаус хотел было упасть в обморок, но я вовремя поднёс к его носу фужер с шампанским.

Куранты продолжали бить.

— С Новым годом! — кричали мы все наперебой. Вдруг Сашка вставил ни с того ни с сего, поднимая стакан с кока-колой: — За тебя, Дед Мороз!
— Ур-ра! За Деда Мороза! — с удовольствием подхватили мы.

Текст: Олег Пряничников

Книги Олега Пряничникова можно купить здесь: Магазин «НЕФОРМАТ»

Олег Пряничников

Олег Пряничников

Писатель и сценарист. Публикации в изданиях «Крокодил», «Вокруг смеха», «Литературная Россия», «Литературная газета» и многих других, а также на многих сетевых ресурсах. Автор книг «Игра длиною в жизнь» и «Вывод». Живёт в городе Верхняя Салда Свердловской области.
Олег Пряничников

Latest posts by Олег Пряничников (see all)

Иллюстрация: Schwingen.net

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.