Студент старших курсов Лозаннского университета Милян Мицакович переводит на французский язык стихи представителя русского авангарда Игоря Терентьева.

Вас тоже спрашивали, зачем? Я учусь в Лозаннском университете уже четыре года и обычно, когда встречаю нового человека, возникает тот же вопрос: зачем? Трудно сказать…

Когда я начал учебу, случайно попал в славистику. Тогда я хотел изучать английскую литературу и американскую культуру, и мне было нужно выбирать вторую дисциплину. Так появилось желание выучить новый язык и… почему не русский? Первые два года оказались очень трудными. Много занятий по русскому языку: грамматика, произношение, письменное и устное понимание. Также лекции по русской культуре или «цивилизации». Но вместе с тем у нас были два основных и важных модуля: литература и лингвистика.

На лекциях по лингвистике мы подробно изучали грамматику и её историю, что помогало понять, как функционирует язык. Например, почему есть ударение и как оно может перемещаться в словах? Что такое звук «schwa»? и так далее.

По литературе значились две тематики: история мировой литературы и история русской литературы. Но почему нужно изучать историю мировой литературы? Ведь мы записались на отделение русского языка, чтобы изучить именно и только русскую литературу! Зачем? Оказалось, что у нас, гордых и свежих студентов, неполно и неточно выстроилось представление о мировой художественной культуре, и мы не знали, как она влияла на русскую литературу и культуру. А эти лекции, объединённые с лекциями по русской литературе, помогли понять мир русской культуры.

Стихотворение "Мои похороны" вошло в книгу Игоря Терентьева "Херувимы свистят" (Грузия, Тифлис, 1919)

Стихотворение «Мои похороны» вошло в книгу Игоря Терентьева «Херувимы свистят» (Грузия, Тифлис, 1919)

На третьем курсе следовало выбирать между лингвистикой и литературой, после чего лекции на более конкретные темы давались все чаще и чаще на русском языке. До этого многое изучалось на французском, и даже почти все художественные тексты читались на французском языке. Но на третьем курсе полагалось читать всё, что можно, на русском. И я выбрал литературу и стал читать. У меня были лекции о русском формализме, русском реализме, о Зощенко, Козьме Пруткове. Они каждый год менялись. В конце третьего курса сдавали что-то вроде маленькой диссертации. Это интересно, потому что нужно объединить все лекции своей дисциплины в один общий тезис, который оказался хорошим упражнением для дипломной работы.

Но есть что-то в Лозаннской славистике очень особенное: перевод. С первого курса, у нас всегда читались лекции по переводу, с русского на француский и наоборот. Например, на втором курсе мы переводили рассказ «Снег» Паустовского. На третьем курсе – устный экзамен – перевод подготовленных сорока страниц из литературного произведения на наш выбор. Для экзамена я перевел бал из «Мастера и Маргариты». Опыты перевода не отсутствуют в Лозанне, и они необходимы. А зачем? Потому что в программе «Master» есть специализация: «Художественный перевод».

К тому времени из моих одногруппников продолжили изучать славистику немногие. Меня спрашивали: «Зачем? Какое у нас будущее?» У меня тогда не было ответа, но я пошел дальше. Поступив на первый курс «мастера», как на третьем курсе «бакалавра», следовало выбирать между лингвистикой и литературой, тогда как семинары по русскому языку обязательны. Я, конечно, выбрал литературу. У меня ещё были интересные и разные лекции: об утопии, ориентализме в русской культуре, эпохе Мандельштама, о других литературных теориях. Тогда возник вопрос, или можно сказать тревога: «О чем буду писать диссертацию «мастера?»

Игорь Терентьев, русский поэт, художник, театральный режиссер, представитель русского авангарда. Родился в Павлограде, 17 января в 1892 году. Расстрелян 17 июня 1937-го в Бутырской тюрьме, в Москве.

Игорь Терентьев, русский поэт, художник, театральный режиссер, представитель русского авангарда. Родился в Павлограде, 17 января в 1892 году. Расстрелян 17 июня 1937-го в Бутырской тюрьме, в Москве.

Меня очень интересовал русский футуризм, а именно стихи заумников. Не всякий знает о них, но кто знает, обычно представляет их как провокаторов и иногда как сумасшедших.  А мне они понравились. «Кто может сомневаться, что нелепость, чепуха, голое чудо — последствие творчества», — написал сто лет назад Игорь Терентьев, наименее известный из них. А вот что написал самый известный, Алексей Крученых в декабре 1912 года:

«Дыр бул щыл
убешщур
скум
вы со бу
р л эз»

Такое удивляет, не правда ли ? Но оказалось, что не так легко изучать эти стихотворения. Некоторые попытались писать диссертации о Крученых, Маяковском, Хлебникове. Но я хотел изучать неизвестного автора и поэтому выбрал Игоря Терентьева. Но это не легче, чем изучать известного автора, вот вам пример:

"Демобилизация". Игорь Терентьев. 1919 г.

«Демобилизация». Игорь Терентьев. 1919 г.

Как это изучать? С чего начинать? И однажды кафедра напоминает в неожиданном мейле, что есть специализация «Художественный перевод». А что, если я начну с перевода стихотворений? Но снова возник тот же вопрос, как спрашивал себя сам Крученых в своей статье о футуристических стихотворениях «Декларация слова как такового»: «…переводить с одного языка на другой нельзя, можно лишь написать стихотворение латинскими буквами и дать подстрочник». И поэтому зачем? Но благодаря структуре специализации, я сумел кое-что сделать.

Художественный перевод. Четыре модуля

1) Личный перевод. Разумеется, каждый студент сам выбирает текст, который хочет переводить, но текст не должен быть переведён ранее. Студент не переводит текст в одиночестве. Ему предлагается профессиональный переводчик. Переводчик должен помогать студенту и следить за его работой.  Когда я предложил свой текст, меня тоже спрашивали «зачем?», и у меня был ответ: Терентьев не переведён на французский.

2) Теория перевода. Пока студент переводит текст, он посещает лекции по теории перевода, общие для всех студентов специализации. Тема меняется каждый год. Например, была лекция о гендерных вопросах перевода, я посещал лекции о «Creative Turn» в истории перевода. В общем, хотя лекции различные, в них всегда пытаются построить общие схемы, которые позволяют вырастить критическую мысль.

3) Перевод между выбранными языками. Лекции посещаются в период работы над переводом. Их цель – исследовать трудности перевода между выбранными языками. Подразумевается, что это только на одном направлении: например, с русского на французский язык. Красная нить лекций – перевод фрагментов одного текста, который представляется образцом всех трудностей, рассмотренных в лекции. Опыт студента не состоит только в его личном переводе, ему даются ключи для понимания сложности перевода, и как необходимо осторожно относиться к тексту, с которым он работает.

Игорь Терентьев. Фрагмент набора из книги «17 ерундовых орудий» (Типография Союза городов респ. Грузия, Тифлис, 1919).

Игорь Терентьев. Фрагмент набора из книги «17 ерундовых орудий» (Типография Союза городов респ. Грузия, Тифлис, 1919).

4) Дополнительный модуль с выбором. По-моему, самое интересное. В этом случае решается твое потенциальное профессиональное будущее, но не только. Выбор большой: практика в издательстве или у переводчика; участие в академическом семинаре; написать статью для академической газеты; личный проект; вопросы в сфере литературоведения. В общем, есть два направления: в академический или профессиональный мир. Эти модули должны позволить студенту вступить в один из них.

Хотя я хотел остаться в академическом мире, выбрал практику в издательстве. Ну, спросите, зачем? Потому что это давало возможность поехать в Россию и улучшить русский язык. Так я и сделал. Я был в Москве месяц. Работал там в издательстве «Пешком в историю», в котором переводят и публикуют научную детскую литературу. Я у них даже работал как переводчик и редактор. Опыт – драгоценный, так как позволял мне переводить что-то новое и свежее. А чем был полезен этот опыт для перевода Тереньтева и для моей дипломной работы, кроме улучшения понимания языка? Ничем.

Но это не помешало мне продолжать свою работу и даже написать всё это. Главное – переводить, и никогда не переставать переводить, ведь с первого курса это было необходимо. Благодаря переводу текстов Тереньтева, я лучше понял их смысл, весь переводческий опыт оказался продуктивным, так как он не позволяет мозгу отдыхать и заставляет всегда смотреть на свою работу новым, более опытным взглядом. Работа над переводом продолжается, надеюсь, мне удастся издать книжку и открыть стихи этого русского заумника французскому читателю.

Теперь знаю, вопросы, которыми задаются на нашем филологическом факультете – не ограничение, а возможность развиваться и определять новые пути исследования. И если в будущем вас спросят «зачем?», значит вы попали в точку.

#

Текст: Милян Мицакович (Miljan Micakovic), Институт славистики Лозаннского университета,
преподаватель — мастер образования и научных исследований, филолог Маргарита Шёненбергер

Заумник переведен в Лозанне, но зачем?

Иллюстрации: 

1 и 5. Игорь Терентьев. Фрагмент набора из книги «17 ерундовых орудий» (Типография Союза городов респ. Грузия, Тифлис, 1919). Источник изображения: Журнал «Шрифт» 

3. Игорь Терентьев, русский поэт, художник, театральный режиссер, представитель русского авангарда. Родился в Павлограде, 17 января в 1892 году. Расстрелян 17 июня 1937-го в Бутырской тюрьме, в Москве. Источник изображения: www.pinterest.com

2 и 4. Фотокопии из книг Игоря Терентьева «Мои Похороны» (Гилея, Москва, 1993) и «Собрание сочинений» (Eurasiatica, Болоня, 1988)

 

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.