Запись тринадцатая

Арест

У меня, за 15 лет жизни в Москве ни разу не побывавшего в милицейском обезьяннике, уже начал ощущаться комплекс…

Фото: блокпост.

Нормальные армейские слова – отпуск, увольнительная, подъём, губа… Несмотря на кажущуюся неизбежность пребывания на гауптвахте в процессе военного воспитания хоть какое-то время, редкий швейцарский военнослужащий успевает приобрести этот опыт. На это много причин. Основная заключается в ограничении времени, проведённого в рекрутской школе. Дни, проведённые под арестом, как и дни, проведённые в медсанчасти, не зачитываются как дни на службе, и после прогула 20-ти дней человек увольняется со службы, чтобы повторить рекрутскую школу с самого начала в другой призыв.

У меня получилось попасть в ящик уже на третьей неделе службы. Причём первым в нашей части, и единственным за весь срок службы, отсидевшим за отказ от выполнения приказа. Все, кто сидели после меня, сидели или за пьянство в казарме или за употребление наркотиков. То есть статья у меня была, что называется, козырная, обеспечивающая мне дополнительную дистанцию от самых активных унтер-офицеров.

Скоро дембель...

Скоро дембель…

Причём звучит-то как красиво: отказался выполнить приказ. Можно подумать, не сбросил напалм на бамбуковые хижины или вообще, как будто демонстрация, голодные люди прут на штыки, и пузатый-усатый-мордатый на коне орёт: «Пли!» и тут я такой, из цепи шаг вперёд, штык в землю, не буду в народ стрелять, кровопийцы!

Возвращался я в часть из увольнения, встретил патруль. Отказался выбросить банку с пивом и снять наушники с «Ленинградом», совсем нагло надетые поверх берета. Потом отказался писать рапорт о своём поведении, скандалил, требовал своего взводного: ну, барин же должен приехать и рассудить…

Ну, а чем вообще карцер от нормальной камеры отличается? Когда меня спросили об этом в первый раз, я пошутил: в карцере интернет не высокоскоростной и порносайты открывать нельзя…

«хорошо когда угрюмый
кто-нибудь порой накажет:
на неделю игуаной молча сунет за стекло,
и забудет рявкнуть даже:
«вот сиди, мля, тут, и думай,
как тебе, очкарик сраный,
в этой жизни повезло»

Текст: Евгений Шинкарев

Евгений Шинкарев

Евгений Шинкарев

(1981 – 2010) – поэт и публицист. Родился в Иркутске. До 14 лет жил в Москве, затем в Цюрихе. Книга стихов «Мой город на озере», 2009 г. «Überschach. Стихи. Письма из швейцарской армии. Публицистика. Дневники. Переписка», 2011 г.
Евгений Шинкарев

Текст и фото предоставлены Галиной Манхарт

< = Предыдущая запись

Следующая запись = >

 

Понравился материал?

Чтобы знать о наших новых публикациях, воспользуйтесь службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям, подписывайтесь на наш канал в Telegram или поделитесь ссылкой в социальных сетях.