История

Не так давно на экраны Европы вышел немецкий фильм «Der Baader Meinhof Komplex». Он о левацком терроре и так называемой «Фракции Красной Армии» (RAF). Лента вызвала в Германии волну исторических публикаций. Внимание привлекли: война во Вьетнаме, разочарование поколения протестного движения 68 года, радикализация группки фанатиков вокруг Ульрики Майнхоф (Ulrike Meinhof) и Андреаса Баадера (Andreas Baader), теракты, арест, коллективное самоубийство террористов в тюрьме Stammheim.

Однако мало кто знает, что террористы из RAF планировали и после 1977 года быть активными — с опорой на Швейцарию. Они разработали детальный план. Они учли всё. Всё, кроме…

Фото: Та самая Банхофштрассе. (schwingen.net)

После событий «немецкой осени» 1977 года террористам из RAF в Германии находиться было уже практически невозможно – на каждом углу их ожидала вооруженная до зубов полиция. Однако Швейцария оставалась совершенно «непуганым» краем. Высшие государственные чиновники и крупные промышленники разъезжали по стране без охраны, никому и в голову не приходило пользоваться вооруженным сопровождением.

В 1978 году оставшиеся на свободе руководители RAF направили в Швейцарию три «разведгруппы». На улице Avenue Jean Bourgknecht во Фрибуре и на улице Avenue Louis Ruchonnet в Лозанне они сняли себе конспиративные квартиры. Франкоязычная «романская» Швейцария была отнюдь не случайно выбрана террористами в качестве убежища – языковая граница, так называемый Restigraben, должна была бы затруднить координацию сотрудничества кантональных полиций в случае, если злоумышленников станут преследовать правоохранительные органы. Теракты решено было проводить в немецкой Швейцарии.

Главной задачей было пополнение боевой кассы. Средства добычи денег были отработаны еще в Германии – похищение с целью выкупа и ограбление банка. Первым в списке возможных жертв террористов находился живущий в Швейцарии гражданин ФРГ, оружейный фабрикант Дитер Бюрле (Dieter Bührle). Маскируясь спортсменами-бегунами и досужими гуляками, рафовцы тщательно разведали, где и как живет владелец компании OC Oerlikon, немало заработавший, в частности, на торговле с режимом апартеида в ЮАР. Однако массовые аресты в Германии и Нидерландах ослабили террористов, и план с похищением Бюрле пришлось отложить. Террористам не хватало людей, поэтому решено было сосредоточиться на прямом добывании денег.

«…Трое друзей Вагнера…»

19 ноября 1979 года в 8:15 утра, сразу после открытия, в филиал цюрихского банка Volksbank по адресу Bahnhofstrasse, 53, вошли несколько человек. Один из них, Рольф Клеменс Вагнер (Rolf Klemens Wagner), держа в руках «Кольт» 45-го калибра и секундомер, вскакивает на прилавок. Другой террорист, Петер Юрген Боок (Peter Jürgen Boock) держит под контролем вход в банк. Еще двое, Хеннинг Беер (Henning Beer) и Кристиан Клар (Christian Klar) очищают кассы от наличности. Проходит ровно 50 секунд. Террористы становятся обладателями 548 065 франков и 50-ти раппен, после чего, особо не торопясь, садятся на велосипеды (!) и растворяются в утреннем потоке автомобилей. Казалось бы, дело в шляпе. В Германии за отчаянными «друзьями Вагнера» числится множество подобных блиц-ограблений, и все всегда проходило гладко. Однако Швейцария – это совсем даже не Германия.

Трудности начались еще во время ограбления – кассирши отказывались верить в реальность происходящего, они считали, что идет тренировка, и отказывались выполнять указания налетчиков. Но это было только начало. В Германии случайные свидетели такого рода ограблений долго еще не могли бы оправиться от шока. Но у швейцарцев, видимо, нервы оказались крепче. Сразу трое сотрудников банка начинают преследовать удаляющихся грабителей. Один из них, по имени Луис Фавр (Louis Favre), останавливает проезжающий по улице Опель-Кадет. За его рулем – Гари Холь (Harry Hohl), сотрудник городского ведомства социальной опеки. Он сразу же соглашается включиться в погоню. В итоге Опель-Кадет иногда так близко подъезжает сзади к налетчикам, что почти касается их передним бампером.

«Фанатическая идентификация с анонимным финансовым капиталом…»

Вокзал Цюриха вообще-то очень людное место. (schwingen.net)

На улице Sihlstrasse горит красный сигнал светофора. Гари Холь за рулем Кадета, гудя и нарушая все правила, проталкивается вослед террористам, которые, конечно же, не обращают на светофор никакого внимания. И только теперь рафовцы замечают преследователей. Они открывают огонь, ветровое стекло автомобиля разлетается вдребезги. Луис Фавр продолжает преследование на своих двоих и видит, что грабители, не доходя до Главного вокзала Цюриха, сворачивают в переулок Linth-Escher-Gasse. Здесь свидетелем событий становится сотрудник швейцарской почты Клеменс Клинглер (Clemens Klingler). Фавр предупреждает его об опасности, но тот, не долго думая, направляется вослед террористам. Те открывают по Клинглеру огонь, заставляют прекратить преследование, а сами скрываются под Главным вокзалом в торговом пассаже Shop-Ville.

Showdown на вокзале

Казалось бы, в мирном Цюрихе, наверное, впервые со времен Генеральной стачки 1918 года, прямо в центре города звучат выстрелы. И, казалось бы, обыватель должен быть в ужасе и панике. Но все происходит совершенно не так. Преследователей становится чем дальше, тем больше. Прохожие указывают сотруднику цюрихской городской полиции Бернхарду Пфистеру (Bernhard Pfister) в какую сторону скрылись налетчики. Полицейский также начинает их преследовать, но его встречают градом пуль. Пфистер, будучи тяжело раненым, открывает ответный огонь. Одна из шальных пуль – следствие затем установило, что она была выпущена кем-то из бандитов – попадает в случайную прохожую по имени Эдит Клетцхендлер (Edith Kletzhändler), которая погибает на месте.

Налетчики понимают, что дело начинает приобретать нежданный оборот и решают разделиться. В то время как Рольф Вагнер со своей частью добычи уходит в сторону улицы Bahnhofquai, его подельники удаляются к северному порталу вокзала. У ресторанчика «Küchliwirtschaft» они видят белый Опель-Коммодор. За его рулем Верена Шенк (Werena Schenk), которая пытается запарковать автомобиль задним ходом. С пистолетом в руке налетчик Кристиан Клар пытается вышвырнуть ее из машины, но Верена Шенк, наверное, и без того раздосадованная неудачными попытками втиснуться в узкий проем между двумя другими машинами, и не думает подчиняться: «Spinnsch eigentli!», в вольном переводе: «Совсем что-ли обалдел?». Кристиан Клар стреляет ей прямо в грудь – она тяжело ранена, но ее удается спасти.

В это время к событиям подключаются сотрудники полиции Вернер Бодеманн (Werner Bodemann) и Ремо Галанти (Remo Galanti). Недостатка в информации они не испытывают благодаря активной помощи прохожих. Бодеманн подбегает к Опелю-Коммодор, попадает под огонь террористов, получает ранение и сам открывает ответный огонь. Однако троим рафовцам удается уйти. На другой стороне улицы Ремо Галанти прочесывает толпу на остановке трамвая – и проходит вплотную мимо Рольфа Вагнера, который, будто он тут ни при чем, наблюдает за событиями. А дальше…

Прохожий заковывает террориста в наручники…

Несколько прохожих скрытно дают полицейскому понять, что вот тот, якобы совершенно посторонний, господин — один из террористов. С пистолетом наизготовку Ремо Галанти подходит к Рольфу Вагнеру и приказывает сдаться. Вагнер до последнего пытается играть ничего не понимающего мирного обывателя. Однако полицейский продолжает настаивать, и, наконец, Вагнер поднимает руки. Галанти приказывает террористу повернуться лицом к стене трамвайной остановки. Двумя руками он направляет на него пистолет, поэтому он просит одного из прохожих взять наручники и заковать ими руки арестованного, что тот охотно и делает. Комическая сцена с воистину символическим значением – топ-террорист RAF, которого в Германии разыскивают полиция и спецслужбы, закован в наручники первым попавшимся цюрихским прохожим!

«Фанатическая идентификация с анонимным финансовым капиталом…»

В сторону этой улицы уходил с частью добычи террорист Рольф Вагнер. Но ушел он недалеко. (schwingen.net)

Трое оставшихся террористов, Петер Боок, Хеннинг Беер и Кристиан Клар, доезжают на захваченном Опеле-Коммодор до цюрихского городского района Wipkingen, откуда поездом отправляются на конспиративную квартиру во Фрибуре. Там неудачливых грабителей встречает их соратница Зильке Майер-Витт (Silke Maier-Witt). Она вне себя от гнева – по радио она уже слышала о неудаче в Цюрихе. С точки зрения террористов это даже не провал, это катастрофа – один из главарей арестован, убита одна случайная прохожая, другая ранена, половина добычи потеряна.

В этот же день квартет террористов переезжает на другую конспиративную квартиру в Лозанне. По словам Петера Боока, которые он произнес гораздо позже в интервью швейцарскому журналу Weltwoche, провал в Цюрихе означал конец второго поколения террористов RAF: «Спорить более было не о чем, все было сказано». Побоище в Цюрихе показало, что борьба террористов на самом деле направлена не против абстрактной «системы», но против конкретных людей. Некоторые из террористов затем ушли в «социально близкую» ГДР, многие были схвачены или убиты.

Арестованные в Швейцарии террористы могли парадоксальным образом рассчитывать на преимущества того строя, против которого они столь яростно сражались. На их стороне было большое количество левонастроенных адвокатов, которые уже доказали свою «квалификацию» в рамках дела арестованной немецкой террористки Габриелы Крёхер-Тиедеманн (Gabriele Kröcher-Tiedemann). Незадолго до Рождества 1977 года она застрелила недалеко от города Delémont или Delsberg (кантон Юра) двух швейцарских таможенников, была арестована и помещена в тюрьму Hindelbank – единственную женскую тюрьму в немецкоязычной Швейцарии.

По примеру своих немецких коллег, швейцарские адвокаты применяли довольно эффективную тактику, в центре которой стоял тезис о том, что во всем виновато государство, общество, но только не те, кто держал в руках оружие. Что касается Рольф Вагнера, то поначалу он не желал сотрудничать со следствием и пытался голодовками превратить банальное ограбление в политический акт. Однако его расчеты не оправдались. Когда в 1980 году цюрихский суд присяжных приговорил его к пожизненному заключению, Рольф Вагнер изменил свою позицию и начал активно сотрудничать с властями. Представить выстрелы в случайную прохожую как политически мотивированное действие было уже невозможно.

Как видно – террористы были готовы на все. Они вооружились тяжелым стрелковым оружием, использовавшим разрывные и бронебойные боеприпасы. Они были готовы на все – кроме столкновения с обычными гражданами, прохожими, которые предпочли не прятаться по углам, а встать на пути бандитов. «Мы не можем быть ответственными за то, что швейцарское общество рождает людей, которые – из-за отсутствия собственной идентичности – готовы фанатично идентифицировать себя с чужим, анонимным финансовым капиталом», — заявил Рольф Вагнер на суде.

Вот уж воистину – ослепленный марксистской догмой, террорист не мог понять, что люди в этой стране относятся к тому, что происходит вокруг них в обществе, как к тому, что имеет непосредственное отношение к каждому из них. В Швейцарии – каждый человек и есть государство. Марксисты-террористы не могли себе представить такого поворота событий – в этом и заключался их главный просчет.

Текст: Игорь Петров

Игорь Петров

Игорь Петров

Историк, переводчик, писатель, журналист. Работает в системе швейцарского национального иновещания, руководит русской редакцией информационно-аналитического и новостного портала swissinfo.ch, являющего структурным подразделением национальной швейцарской общественной телерадиокомпании SRG SSR.
Игорь Петров

Фото: Schwingen.net

 

Понравился материал?

Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях.