− Не понимаю, что случилось, — шмыгал носом Оливер. В кафе он вошел без зонта, лицо его был мокрым от дождя. А, может, и от слез. Может, он плакал под дверью, поэтому и опоздал. Голос его дрожал. — На звонки она не отвечает, на эсэмэсы тоже. Наверное, просто заблокировала мой номер.

− Когда вы разговаривали в последний раз? — спросил Борис, стараясь выглядеть участливым.

− Восемнадцать дней назад, — не задумываясь, ответил Оливер.

− Ссорились?

− Нет, что ты! Наоборот! Все было прекрасно! — Оливер просветлел лицом. — Прекрасно! Мы обсуждали этот наш проект, в области зубной гигиены. Помнишь?

Борис кивнул.

Он помнил. Зубная гигиена. Конечно. Дело было в сентябре, в этом же кафе. И так же, как сейчас, шел дождь, только без снега. Оливер решил познакомить Бориса со своей новой подругой, Вероникой, девушкой из Киева, которая уже много лет жила в Будапеште. Они познакомились летом на Ибице, закрутился роман. Оливер выглядел влюбленным, и встречу с Борисом он затеял из понятного желания похвастаться своим счастьем. Счастье это имело пышную, щедро декольтированную грудь, не вызывающую сомнений в своей натуральности, потому что и все остальное было пышным, сочным и изобильным. Не женщина, а праздник урожая на Сорочинской ярмарке.

Быстро прокрутив в телефоне фотографии совместного летнего отдыха, Оливер объявил, что Вероника поселилась у него, и что они вместе готовят к запуску медицинский стартап.

− Медицинский?! — удивился Борис.

− Да! У Вероники есть диплом зубного техника, — с гордостью сообщил ослепленный любовью Оливер. — Я тебе кое-что сейчас покажу! — ловким движением он достал из портфеля маленький лэптоп и, не дав Борису опомниться, запустил презентацию.

− Ты же слышал наверняка о стоматологическом туризме?

− Слышал, — Борис осторожно пощупал языком вылеченный в Германии зуб.

− Венгрия! — торжественно объявил Оливер. — Страна высококвалифицированных стоматологов и весьма гуманных цен на их услуги. Наша задача — свести швейцарского пациента и венгерского врача. В Цюрихе мы откроем кабинет. Вероника будет производить первичный осмотр и направлять к нужному врачу в Будапеште. По-венгерски она говорит. Проезд, размещение — всю организацию берем на себя, будем даже давать гарантию! Но, повторяю, уровень венгерских специалистов — очень высокий. Я все рассчитал! Смотри! — Оливер принялся показывать схемы и графики с таким воодушевлением, словно это были не разноцветные квадратики и стрелочки, прокладывающие кратчайший путь от пульпитов и имплантантов к банковскому счету, а гравюры старинных мастеров, случайно найденные им на чердаке. Да и сам Оливер, прежде тускловатый и нерезкий, как картинка на лэптопе с севшей батареей, вдруг преобразился, засверкал, словно к лэптопу подсоединили, наконец, сетевой шнур.

Цветы будущего. Из книги Всеволода Бернштейна "Однажды в городе Ц."

Борис бросил взгляд на Веронику. На Сорочинской ярмарке все было на своих местах. Вероника тянула через соломинку коктейль, слова Оливера, должно быть, напоминали ей шум дождя за окном, что-то приятное на слух и успокаивающее, ни малейшая тень грядущих стоматологических свершений не омрачала ее гладкое чело.

«Зря Оливер старается», — подумал в ту минуту Борис.

И вот теперь она заблокировала его телефон. Катастрофа!

− Я не пойму, что я сделал не так! Что? — терзал себя Оливер. Очевидно, ответ он ожидал услышать от Бориса, для этого и вызвонил его в кафе. Когда-то они встречались каждую неделю. Борис давал Оливеру уроки русского за небольшую плату. Оливер говорил, что русский ему нужен для продвижения в банке, где он работал, но скоро стало понятно, что русский ему нужен как пропуск в мир красавиц пост-советского пространства. Когда он освоил необходимый вокабуляр, уроки как-то сами собой сошли нет. Остались только редкие нерегулярные встречи вроде этой. Вроде как гарантийное обслуживание. Раз с красавицей что-то пошло не так, значит, Борис вложил в уста Ромео неправильные русские слова.

− Ну, не знаю, — сказал Борис. — Может, ты уделял ей мало внимания?

Не успел он окончить эту пошлую фразу, а ему уже стало за нее стыдно.

− Я уделял ей все возможное внимание! — воскликнул Оливер. — Она жила у меня! Потом у нее появилась тут подруга, Наташа. Она переехала к ней, сказала, что ей так удобнее, а потом перестала отвечать на звонки. Я думал, с Вероникой что-то случилось, позвонил этой Наташе. Она мне сказала, что с Вероникой все в порядке, просто она больше не хочет со мной общаться. Я спросил — почему, черт возьми!? А она сказала… Знаешь, что она сказала? Она сказала, потому что я ни разу не подарил Веронике букета цветов!

− Ты не дарил ей цветов? — спросил Борис.

− Цветов?!! — взвился Оливер. — Я подарил ей нечто гораздо большее, чем какие-то цветы! Я подарил ей наш проект, проработанный во всех деталях. Вплоть до чертовых флайеров и визитных карточек! Я ночами сидел! Я чувствовал… не знаю… вдохновение! Может быть, первый раз в жизни! Потому что это не просто проект, это работа, стабильный доход, спокойная жизнь, здесь, в Швейцарии. Это будущее! Я подарил ей будущее!

− Да-да, ты прав! — поспешил успокоить его Борис. — Только знаешь, у западных и восточных людей очень разное отношение к будущему. Исторически так сложилось. У нас о будущем говорят, если хотят заморочить голову.

− Она подумала, что я хочу обмануть ее? — ужаснулся Оливер.

− Нет, я не то имел в виду… Просто твое будущее — очень четкое и надежное, как расписание поездов. А ее будущее — это ветер в степи.

− Как это? — не понял Оливер.

− Трудно объяснить, — Борис откинулся на стуле и огляделся, будто рассчитывая услышать подсказку от людей за соседними столиками. Никто ничего не подсказал. — Ну, например, — начал Борис. — У меня есть приятель, Миша. Он киргиз. Киргизы — это такой азиатский народ, вроде китайцев. Миша очень умный, образованный, мы до сих пор дружим. Так вот, много лет назад он работал в одной международной организации. И ему подарили очень красивый ежедневник, органайзер, кожаный, с золотым обрезом, и бумага была особенная, не белая, а розоватая. Просто произведение искусства. Миша с удовольствием пользовался им целый год. Год закончился, и новый ежедневник, на следующий год, уже не был таким красивым. Без позолоты, на обычной бумаге. И Миша решил продолжать делать записи в старом ежедневнике. Свободного места там было достаточно, а то, что дни недели не совпадали с числами, его совершенно не волновало. Однажды его вызвал к себе шеф, немец. Обсудить выставку, которая должна была состояться через три месяца. Немец открыл свой ежедневник, Миша открыл свой. Немец бросил взгляд на его записи и говорит: «Я смотрю, у вас апрель уже довольно плотно распланирован». Ну, Миша не стал уточнять, что это прошлогодний апрель, да, говорит, довольно плотно. Шеф пришел в восторг. В конце встречи долго жал ему руку и сказал, что он единственный сотрудник киргизского отделения, способный правильно организовать свою работу.

Оливер слушал внимательно, без тени улыбки. Когда Борис замолчал, Оливер нетерпеливо затряс головой, мол, ну-ну, и что дальше.

Борис смочил горло глотком кофе и сказал:

− Конец истории. Честно говоря, это единственный случай на моей памяти, когда западное и восточное представление о будущем полностью совпали.

Оливер смотрел на Бориса, не моргая.

− Это что, что-то типа притчи? Китайская мудрость?

− Ну, скорее киргизская. Но это дела не меняет.

− И эта история должна мне объяснить, почему Вероника не отвечает на мои звонки?

− Ну, в общем, да.

− Ага! — Оливер задумался, потом поискал глазами официанта и сделал знак: счет, пожалуйста!

На выходе из кафе у Бориса зазвонил телефон, он помахал спешившему на трамвай Оливеру и только после этого ответил:

− Да! Привет, Вероника! Свободен! Могу! Натальи нет дома? Прекрасно! Буду через двадцать минут!

«Надо бы купить цветы» — подумал он.

#

Иллюстрации: Татьяна Губий

Текст: Всеволод Бернштейн

Всеволод Бернштейн

Всеволод Бернштейн

Писатель и журналист, родился в городе Ангарске, Иркутской области. По образованию океанолог. Автор нескольких книг, в том числе романов «Эль-Ниньо» и «Базельский мир». С 2007 года живет в Швейцарии.
Всеволод Бернштейн

 

Цветы будущего. Из книги Всеволода Бернштейна "Однажды в городе Ц."

 

В апреле при содействии Литературного клуба в Цюрихе вышла книга «Однажды в городе Ц.», сборник рассказов Всеволода Бернштейна, автора романов «Клоуны», «Эль-Ниньо» и «Базельский мир», с иллюстрациями Татьяны Губий.

«Город Ц. — маленький альпийский Вавилон, населенный немного странными, порою нелепыми, но в целом довольно симпатичными людьми, которые вынуждены искать общий язык друг с другом», — читаем в аннотации к этой книге.

6 мая 2017 года в книжном магазине ZentRus (Seidengasse 13, Zurich) состоится презентация книги «Однажды в городе Ц.», на которой можно будет послушать рассказы в исполнении Всеволода Бернштейна, пообщаться с автором и художницей и приобрести книгу с автографом.

Начало в 18 часов.
Вход свободный.

Обязательная регистрация:
на электронный адрес books@zentrus.ch
или по телефону +41 44 262 22 66.

Количество мест ограничено.

 

 

Понравился материал?

Чтобы всегда быть в курсе событий, воспользуйтесь нашей службой рассылки новостей:

Перешлите адрес сайта своим друзьям или поделитесь ссылкой в социальных сетях.