+100%-

Александр Юрасов родился и вырос в Швейцарии. Студент Института славистики Лозаннского университета, он не мог даже предположить, что будет рассказывать своему деду о жизни его отца.

«…Перебравшись в Старый Крым, я здесь услыхал об амнистии от имени Троцкого всем служившим в армии Врангеля, что все офицеры, явившиеся на регистрацию, задержаны не были, и им разрешили, по их желанию, или жить в городе, или же в казармах – одним словом, на свободе. Тут я стал было жалеть, что не пошёл на регистрацию и должен буду жить нелегально. […]

Но не долго пришлось мне сожалеть, что я не пошёл на регистрацию. Через 5-6 дней я услышал, что объявлена была вторая регистрация якобы для отправки по месту жительства. Всех явившихся в этот раз задержали. […] Арестовали 3600 человек в Феодосии. Дня через четыре начались расстрелы», — эти строки написаны столетие назад моим предком, офицером Белой армии Юрием Юрасовым. Он был тогда почти мой ровесник.

Далёкое — близкое

Прежде мне было известно мало об Октябрьской революции и Гражданской войне в России. События тех лет казались далёкими и малопонятными. Всё изменилось, когда я узнал, что почти век назад мой прадедушка вёл дневник. Это были четыре тетради, копии 130 страниц сохранили записи на русском языке за три года, с 1920-го по 1923-й, размышления о Гражданской войне и бегстве из Крыма.

Мой отец дал мне эту семейную реликвию летом, и я сам перевёл с русского на французский язык пять страниц. А потом, благодаря большой помощи филолога Института славистики Лозаннского университета Маргариты Шёненбергер, в течение нескольких месяцев были переведены ещё пятьдесят страниц.

Ввиду того, что текст очень подробно описывает события тех лет, упоминает исторические имена, редкие географические названия, мне пришлось взяться за расследование, чтобы понять, о чем пишет мой прадед. На поиск новой информации в интернете и книгах ушло немало времени. Из записей бисерным, беглым почерком, строка за строкой, передо мной открывалась не только личная история моего прадеда, но и страница большой истории страны России.

Итак, мой прадед Юрий Васильевич Юрасов родился в 1898 году на юге Российской империи, в украинском городе Херсоне. В армию его призвали, предположительно, почти сразу после окончания учёбы, ему едва исполнилось девятнадцать. Он служил офицером в артиллерийском дивизионе «ТЖ-32», под командованием генерала Деникина. В 1920-ом Крым стал одним из последних оплотов Белой армии. А когда в конце октября красные войска заняли Джанкой, белые объявила эвакуацию.

В семейном архиве Юрасовых сохранились копии 130 страниц с записями вековой давности. (© Alexandre Yourassoff)

В семейном архиве Юрасовых сохранились копии 130 страниц с записями вековой давности. (© Alexandre Yourassoff)

Белогвардейцев вместе с семьями эвакуировали пароходами, но, к сожалению, Юрий Юрасов не сумел получить билет, так как дивизия, в которой он числился, находилась в Керчи, а его самого послали в командировку в Коктебель, где в это время жили на даче его родители — Василий и Александра Юрасовы.

«В последний моменты Врангель издал приказ, в котором советовал всем офицерам, не чувствующим за собой особой вины перед советской властью, оставаться в Крыму. […] После этого приказа многие, бывшие уже на пароходе, сошли на берег. Сошла на берег также одна знакомая мне дама со своим мужем офицером, […] который потом был расстрелян большевиками», — записывает Юрий в дневнике.

10 ноября красные заняли район коктебельских дач. Юрий таится на родительской даче. Во время обысков он прячется между створками двойной кухонной двери. «Красноармейцы прямо говорили, что поставлены они для того, чтобы вылавливать офицеров, которых скрывается в уезде очень много», — записи становятся все более тревожными, ситуация опасная и невыносимая. И Юрий решает искать более безопасное укрытие.

Беглец оказывается в селе Старый Крым, в 25 километрах от Феодосии, где устраивается в школу учителем математики — Юрий имел некоторую подготовку в данной области, так как его отец многие годы преподавал математику в гимназии. Именно к периоду пребывания в Старом Крыму относится дневниковая запись о ложной амнистии бывших белогвардейцев, массовых арестах «явившихся на регистрацию», расстрелах в Феодосии.

Арест отца и начало скитаний

Через месяц приходит известие от матери, что отец (Василий Юрасов) арестован «мерзавцем» особого отдела, и что у красных есть фотокарточки самого Юрия. Жизнь висит на волоске, и бывший белогвардейский офицер, 22-летний юноша, окончательно решается бежать — нелегально, скрываясь от всех.

С этого мгновения для Юрия Юрасова начинаются скитания, жизнь в постоянном страхе по чужим документам. Ситуация на полуострове была такова, что бежать можно было только на Север, преследуемый решает двигаться на Джанкой. Но как быть с документами? Ведь на дорогах везде красные патрули.

Юрий честен в своем дневнике: он ворует в школе бумаги неизвестного ему бедняги Тимашова. Под прикрытием чужого имени Юрасов пробирается через полуостров Крым от поселения Старый Крым на крымские села Кишлав и Акчору, швейцарскую колонию в Крыму Цюрихталь, деревни Эссен-Эки и Сейтлер и так достигает Джанкоя.

3 января 1921 года беглец пересекает Сивашский мост. Последняя проверка и… Юрий Юрасов покидает Крым навсегда: «По выезде из Крыма я перекрестился…». Наверное, он благодарил за свое спасение Бога.

Юрий Васильевич Юрасов (1898-1978), подданный Российской империи, белоэмигрант, гражданин Франции, прадед Александра Юрасова. (© Alexandre Yourassoff)

Юрий Васильевич Юрасов (1898-1978), подданный Российской империи, белоэмигрант, гражданин Франции, прадед Александра Юрасова. (© Alexandre Yourassoff)

Заключение

Я ещё читаю дневник моего прадеда. Хотя мне уже известно, что последние страницы написаны им в 1923 году в Польше. От своего деда я слышал, что Юрий Юрасов оказался во французском Понтарлье (Pontarlier) в 1925 или 1926 году… Во Франции мой прадед трудился на металлургическом заводе, служил геометром, женился на француженке Берте в середине 1930-х, управлял лавкой по продаже бензина и моторного масла. В его семье родились дети: дочь Анни и сын Люсьен – мой дед. Прожил Юрий Юрасов 80 лет. Он умер в 1978 году, в деревеньке Арбуа (Arbois) близ Понтарьле, где поселился с семьей после Второй мировой войны.

Расшифровка, перевод и комментарии дневниковых записей станут, надеюсь, темой моей будущей дипломной работы в магистратуре. А ведь открывая дневник моего прадеда, Юрия Юрасова, я даже и представить себе не мог, что буду рассказывать своему деду о жизни его отца.

Знакомство с записями прадеда и их перевод с русского на французский язык убеждают меня, что Русская революция и последовавшая Гражданская война значительно повлияли на жизнь Юрия Васильевича Юрасова, единственного русского родственника, о судьбе которого знает наша семья.

#

Текст: Александр Юрасов (Alexandre Yourassoff) Институт славистики Лозаннского университета, преподаватель — мастер образования и научных исследований, филолог Маргарита Шёненбергер

Заумник переведен в Лозанне, но зачем?

Иллюстрации предоставлены автором

Редакция: Марина Охримовская

Подпишитесь на новостную рассылку