+100%-

Когда «Боинг» польской авиакомпании «Lot» опустил меня с морозных февральских небес Беларуси на швейцарскую землю, я подумал тогда – это символично. Что в моей новой жизни в новой стране я, как тот самолёт, потеряю прежнюю высоту и приземлюсь где-то на нижних ступеньках социальной лестницы.

И начну всё сначала. В 47 лет я сохранил многое: силы, знания, профессиональные навыки и талант, в который я верил. Но не иллюзии.

И я сказал себе: стань вторым Гюнтером Вальрафом, открой глаза и наблюдай новую жизнь изнутри, это будет бесценным опытом и увлекательнейшим путешествием.

Реквием домашним тапочкам. Андрей Федорченко

(© Андрей Федорченко)

Интеграция оказывается совсем не пустым звуком для иностранца, если ему посчастливилось найти правильную работу. Например, в библиотеке.

Все библиотеки мира одинаковы, а их сотрудники есть носители особого менталитета. Этот менталитет формируется в недрах огромных книгохранилищ, защищающих библиотечных работников от соблазнов и искушений внешнего мира.

Это идеалисты, и поэтому совсем неважно, в какой стране они проживают. Попасть в такой коллектив – счастье. Я ходил на работу в библиотеку, где мои коллеги в домашних тапочках по-домашнему уютно пили чай в перерыве, и чувствовал себя почти в родной Беларуси.

Слово – серебро, а молчание – золото. Мой скромный запас немецких слов вынудил меня к молчанию. Я выслушивал коллег, не понимая, что они от меня хотят, и глубокомысленно кивал головой. Я кивал головой настолько талантливо, что умудрился даже заработать репутацию интеллектуала. Так мне удалось превратить мой несомненный минус в столь же несомненный плюс.

Набирая полную тележку книг, я садился в лифт и отправлялся путешествовать по этажам книгохранилища. Мои обязанности были несложными: расставить возвращённые читателями книги на прежние места. В прошлой жизни в Беларуси я иллюстрировал книги. В нынешней жизни я их таскал. Цикл замкнулся.

В хранилище тихо шелестели страницами сотен тысяч томов беспокойные призраки их авторов. И я, изголодавшийся по общению, вёл бесконечные диалоги с призраками. А на самом деле с самим собой. Так я нашёл в Швейцарии второго после жены друга – себя.

Реквием домашним тапочкам. Андрей Федорченко

(© Андрей Федорченко)

Между тем, время шло, систематические и интенсивные занятия хохдойчем превращали постепенно в моих ушах невразумительные шумы улицы в осмысленную речь, и наоборот, из моей чудовищной лексики всё чаще выпархивали искорки стройных грамматических конструкций. Именно тогда из библиотечных книг, заполненных чужими непонятными знаками, из этих архаичных по меркам третьего тысячелетия громоздких бумажных сандвичей, однажды поступили первые сигналы. Сигналы к контакту.

Таинственные тексты вдруг обрели смысл, хотя ещё не до конца открывшийся мне. И всё же это был прорыв невидимой прочной стены. В условной компьютерной игре под названием «Интеграция в Швейцарию» я поднялся на второй уровень сложности. Стали ближе и понятнее не только люди. Кажется, само небо стало синее, солнце – ярче и воздух – чище. Сколько их, этих уровней, придётся ещё преодолеть? Ответ знает только Бог.

… Говорят, что сейчас в библиотеке изменилось очень многое. Может быть. Всё в мире, даже библиотеки, приспосабливается к стремительно бегущей цивилизации. В которой милым домашним тапочкам, к сожалению, места не найдётся.

29 апреля 2007, Аарау

#

Текст и фото: Андрей Федорченко

Клуб Крылья / Schwingen.net

Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях