+100%-

Пока политики с трудом находят общий язык, наука и образование свободно обсуждают жизненно важное на русском языке.

Встреча в Цюрихском университете объединила в конце мая филологов, русистов, славистов, искусствоведов из шести стран: Швейцарии, Германии, Хорватии, Сербии, России, Казахстана. Ученые, литераторы, студенты собрались вместе, чтобы обсудить на русском языке абсурд в литературе, искусстве и кино.

25 и 26 мая в Цюрихе выдались знойными. Город изнывал под палящим солнцем. Студенческая конференция «Абсурд в литературе, искусстве и кино» проходила в высоких стенах красивого университетского зала. В просторном помещении дышалось свободно. Зато было жарко от смыслов.

Как вам такой посыл: только вчера знают о том, что случится завтра. А что будет с человеком, если он «бросится на острие секунды»? Можно ли растянуть мгновение из прошлого до вечности? И чем оборачивается мнимое? Сочинения русского поэта, прозаика и драматурга Владимира Казакова (1938-1988) расходились в самиздате, а с 1971-го печатались на Западе. Их абсурдный характер заинтересовал литературоведов.

Или, например, стих «белеет парус единичный» (напечатан ниже) побудил пытливые умы задуматься о субъективности, лирическом парадоксе и бессмыслице в поэзии нашей современницы Людмилы Петрушевской. В последовавшей дискуссии поэт Сергей Завьялов обратил внимание присутствующих на слова «святая Эуфемия».* И абсурд рассеялся, как с белых яблонь дым.

Стало ясно, что российский литератор Петрушевская, вероятно, поделилась в этих строках своим впечатлением от конкретного визита в курортный город Ровиньо (итал. Rovigno) в Истрии (где находятся мощи святой мученицы, являющейся героиней этого стихотворения). А задумавшись, вообразила, как злые псы терзали тут неподалеку в приснопамятные времена живую человеческую плоть.

— В стихах всегда можно найти абсурд. Мы не знаем, что такое абсурд, – нагнал тумана заведующий кафедрой русского языка, литературы и культуры Женевского университета Жан-Филипп Жаккар (Jean-Philippe Jaccard). – Например, я не вижу абсурда у Маяковского. Другое дело — двунаправленность времени, попытки человека регулировать время, осмыслить миг и вечность, память о будущих днях.

Кофе-пауза хороша для интервью с профессором университета Женевы Жаном-Филиппом Жаккаром. (schwingen.net)

Кофе-пауза хороша для интервью с профессором университета Женевы Жаном-Филиппом Жаккаром. (schwingen.net)

В перерыве студенты окружили профессора Жаккара. Как же – человек-легенда! В 1983 году он поехал по линии образования и науки из Женевы в Ленинград. Пропуском в СССР стала тема «Детская литература 1920-х годов». А по правде швейцарца интересовал Даниил Хармс. Будущему русисту, переводчику, специалисту по русскому авангарду повезло. Он нашел в Ленинградской публичной библиотеке рукописи Хармса и переписал их от руки в пятьдесят тетрадей.* Записные книжки Хармса были изданы к его столетию при участии Жаккара. А сам переписчик стал одним из основных переводчиков Хармса на французский язык.

Поклонники русского языка помнят творчество Даниила Хармса (1905-1942) по стихам для детей. (Забывшие могут прочесть «Что это было?» внизу, прочие хармсовские строчки любознательные легко найдут в интернете.). Автор этих и других удивительных текстов в августе 1941 года был арестован за то, что он будто «распространяет в своем окружении контрреволюционные клеветнические и поражен­ческие настроения».

Из доноса выходило, что Хармс пророчил поражение СССР в войне с нацисткой Германией, а в случае своей мобилизации обещал стрелять из пулемета в красноармейцев. За такое полагался расстрел. Чтобы избежать смертной казни, Хармс прикинулся сумасшедшим. Военный трибунал посадил поэта в психушку, где тот и умер через несколько месяцев, вероятно, от голода. А в 1960-м его признали невиновным, реабилитировали.

— Вы много лет посвятили изучению творчества Даниила Хармса. Как считаете, был ли он сумасшедшим? И кто проводит черты, кто строит «берлинские стены» между искусством абсурда и сумасшествием? – спросили профессора Жаккара.

— Хармс был, конечно, странный человек, — ответил знаменитый хармсовед. – Но не думаю, что он был сумасшедшим. В данном случае проводит «черты» и строит «стены», надо полагать, НКВД. Вообще-то мы давно отказались в нашей области от психоанализа. Интересно, и надо знать биографию автора. Но прежде всего анализируется литературная форма, какими словами, как надо писать, чтобы текст отнесли к абсурду.

Как парадоксальное и якобы бессмысленное связано с языком? Существует абсурдная логика? В чем секрет очарования эстетики абсурда? Возможно ли перевести абсурдный текст на другие языки? И если да, то как это сделать? Что общего между «борьбой за освобождение человечества» и куриным яйцом? Может ли ужасное и мерзкое быть смешным? И если да, то почему?

25 и 26 мая 2018 года в университете Цюриха было жарко от смыслов. (schwingen.net)

25 и 26 мая 2018 года в университете Цюриха было жарко от смыслов. (schwingen.net)

Изучение непонятного, как скажем, «Диалог есть и его нет» или «Если язык, то птица» или «Бесконечность разделена на три равные половины» показалось важным и увлекательным многим. Среди заинтересованных, кроме ученых, литераторов, аспирантов, студентов, были швейцарские специалисты по России, преподаватели русского языка в гимназиях, педагоги учебных заведений дополнительного образования на русском языке, гимназисты.

Важная часть абсурда – ирония. Внимание исследователей привлек советский анекдот. Приведу несколько образцов в изложении.

«70-е годы. Делегация из США приехала в СССР, заходят в детский сад. Заведующая им говорит: — В Советском союзе самые счастливые в мире дети. Их кормят самой вкусной в мире едой. Они играют в лучшие в мире игрушки. Они одеты в лучшую в мире одежду. У них лучшие в мире воспитательницы. Один мальчик заплакал. Один из делегатов его спрашивает: — Мальчик, ты чего плачешь? — Хочу в Советский союз!»

«Утром в газетном ларьке: — «Правда» есть? — Правды нет. Россию продали. Остался Труд за 3 копейки. А Комсомолка — за углом висит.»

«- Кто были по национальности Адам и Ева? — Конечно, русскими! Только они могут бегать босыми и голозадыми, не иметь крыши над головой, есть одно яблоко на двоих и при этом кричать, что они в раю!»

Человечество расстается с прошлым смеясь. Не прочь оно и позлословить, похохотать над настоящим. Почему люди любят анекдоты? Может быть, парадоксальное и смешное помогает преодолеть испуг абсурда жизни?

— Чтобы понять психологию советского анекдота, надо понять психологию времени, — подсказал студентам поэт Сергей Завьялов. — Потому что анекдот – это приватный протест. Абсурд, бессмысленность, алогичность можно найти везде. А анекдот всегда выходит из времени и места.

Надо думать, анекдоты с национальной перчинкой есть у каждого народа. Они могут восприниматься неоднозначно, особенно, если политики ссорятся, а международные отношения накалены. Например, в СССР проживало более ста наций и народностей. Так почему же в анекдотическом советском раю очутились русские? Не украинцы, не казахи, грузины или евреи, а именно русские? Есть надежда, наука прояснит этот любопытный феномен.

Абсурд – та еще головоломка! Человек может ошибаться, думая, что он разгадал мысли визави. На ошибке строится логика, которая приводит к еще большим заблуждениям. Смысл распадается, диалог прерывается, возникает молчание и возможная деконструкция смыслов как предтеча новой коммуникации. В Цюрихе не играли в молчанку — за два дня прочли и обсудила три десятка ярких, интересных доклада вживую и с использованием телекоммуникаций.

Доктор филологических наук Ольга Буренина-Петрова поблагодарила всех за любовь к абсурду. (schwingen.net)

Доктор филологических наук Ольга Буренина-Петрова поблагодарила всех за любовь к абсурду. (schwingen.net)

Вспомнили русских ничевоков и швейцарских дадаистов. Говорили, слушали, думали, спорили о поэтике и терапии абсурда в прозе и поэзии, изобразительном и киноискусстве, журналистике и русской сказке, в произведениях Николая Гоголя, Варлама Шаламова, Альбера Камю, Карена Шахназарова, Алексея Германа, Армандо Ианнуччи и иных, уже умерших и вошедших в историю искусства, и тех, кто пока жив-здоров (пожелаем им долгого благополучия и творческой активности).

В пространстве и времени цюрихского форума то и дело звучали ссылки на Жана-Филиппа Жаккара и Ольгу Буренину-Петрову. Доктор наук, научный сотрудник Института славистики Цюрихского университета, она является редактором сборника «Абсурд и вокруг», автором книг «Символистский абсурд и его традиции в русской литературе и культуре первой половины XX века» и «Цирк в пространстве культуры».

Искру юной энергии в деловую атмосферу добавили учащиеся швейцарского Культурно-образовательного центра «Форум». Мальчики и девочки прочли стихи Даниила Хармса «Рыжий человек», «Столяр Кушаков», «Очень страшная история», «Тигр на улице» и другие. «Это наша смена – будущие русисты и слависты», — по-Державински ёмко заметил кто-то из ученых мужей.

Славянский семинар университета Цюриха организовал студенческую конференцию «Абсурд в литературе, искусстве и кино» в сотрудничестве с вузами Лозанны, Констанца, Мюнхена, Загреба, Белграда, Челябинска, Алматы. Выступали и дискутировали на русском языке, хотя не для всех он был родным. О писателе Януше Рудницком (Janusz Rudnicki) доложили по-польски, синхронный перевод выполнила волонтер. Полная программа мероприятия находится здесь.

— Видеть и слышать единомышленников для меня огромная радость, — призналась в итоге лингвист, литературовед, культуролог Ольга Буренина-Петрова. – За любовь к абсурду я всех вас люблю еще больше. Большое спасибо всем, кто участвовал лично и онлайн, а также веб-журналу SlavicumPress и команде Digitale Lehre und Forschung за помощь в организации конференции.

Весомые мысли порой приходят на легкомысленных прогулках. Цюрих, 26.05.18. (schwingen.net)

Весомые мысли порой приходят на легкомысленных прогулках. Цюрих, 26.05.18. (schwingen.net)

Добрые слова сказали и о schwingen.net. Наш электронный журнал не первый год дружит со Славянским семинаром университета Цюриха. Десяток хороших студенческих статей отредактированы и опубликованы у нас. А в нынешнем году у студентов-славистов в Цюрихе появился свой электронный ресурс – SlavicumPress.

— Ольга Буренина-Петрова «абсурдную» конференцию спланировала гармонично. И отдельное спасибо за молодежь, — похвалил организаторов Газинур Гиздатов, профессор университета международных отношений и мировых языков имени Аблай-хана. Доктор филологически наук Гиздатов добавил, что такие встречи чрезвычайно важны для обмена опытом, в том числе и потому, что западная методика анализа текста отличается от принятой в Казахстане.

Авторы научных исследований об абсурде в литературе, искусстве и кино скоро опубликуют сборник своих статей. И новые знания, в которые пока посвящены лишь избранные, станут достоянием всех. Опыт подсказывает, что попытки осмысления непонятного обычно приводят к его систематизации. Из чего рождаются новые закономерности. И границы хаоса сдвигаются. Как это повлияет на наше будущее? Поживем – узнаем.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: schwingen.net

Студенческая конференция объединила ученых и учащихся из Швейцарии, Германии, Хорватии, Сербии, России, Казахстана. (schwingen.net)
Кофе-пауза хороша для интервью с профессором университета Женевы Жаном-Филиппом Жаккаром. (schwingen.net)
25 и 26 мая 2018 года в университете Цюриха было жарко от смыслов. (schwingen.net)
Доктор филологических наук Ольга Буренина-Петрова поблагодарила всех за любовь к абсурду. (schwingen.net)
Весомые мысли порой приходят на легкомысленных прогулках. Цюрих, 26.05.18. (schwingen.net)

Примечания

1.

«В стихотворении писательницы Людмилы Петрушевской имеется в виду курортный город Ровиньо (итал. Rovigno) в Истрии (где находятся мощи святой мученицы, являющейся героиней этого стихотворения), отошедший в 1945 году к Югославии и после депортации итальянского населения ставший хорватским (Ровинь). Новейшая история города не менее драматична, чем гонения на христиан.

Поскольку в православные святцы святая, растерзанная дикими зверями, включена, стоит назвать ее привычное для нас имя: Святая Евфимия.»

(Сергей Завьялов)

2.

Jaccard Jean-Philippe, «Daniil Harms et la fin de l’avant-garde russe», Berne, Peter Lang, 1991 (trad. russe: Saint-Pétersbourg, 1995).
Ж.-Ф. Жаккар. «Даниил Хармс и конец русского авангарда» / Пер. с фр. Φ.А. Перовской. — СПб.: Академический проект, 1995.-471 с.

3.

белеет парус единичный…

белеет парус единичный
твердыня моря морщится
вздыбилась здоровенная чайка
почему-то рыжая
воспарила одним крылом
памятный
чайковский
жест

подо мной Адриатика
за спиной святая Эуфемия
огромный храм

все красиво благополучно
воскресенье
через час меня ждут к обеду

что же мне
так больно
и так трудно

а

передо мной
шевелится другая жизнь
раскаленная ночь
там горят факелы
там собаки людоеды

сейчас на арену
вытолкнут жертву
которая ничего не знает

запахнет парным мясом

я спасу их всех

погодите
я их спасу

(Людмила Петрушевская)

4.

Что это было?

Я шел зимою вдоль болота
В галошах,
В шляпе
И в очках.
Вдpyг по pеке пронесся кто-то
Hа металлических
Крючках.

Я побежал скорее к речке,
А он бегом пустился в лес,
К ногам приделал две дощечки,
Присел,
Подпpыгнyл
И исчез.

И долго я стоял y речки,
И долго думал, сняв очки:
«Какие странные
Дощечки
И непонятные
Крючки!»

1940

(Даниил Хармс)

 

Клуб Крылья / Schwingen.net

Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях