+100%-

Школа Музыки Захара Брона, учителя Вадима Репина, Максима Венгерова, Дэвида Гарретта и десятков других музыкантов мирового уровня, набирает учеников в классы скрипки, фортепиано и виолончели в Цюрихе и Цуге.

Есть профессии, которые нужно осваивать с раннего детства. Музыкант – одна из них. Как из одаренного малыша вырастить талантливого музыканта? Почему так важен учитель музыки? На эти и другие вопросы отвечает Лиана Третьякова, соучредитель, директор и ведущий педагог Школы Музыки Захара Брона.

– Школа Музыки Захара Брона продолжает богатые традиции русской скрипичной школы. Что за этими словами?

– Скрипичных школ много: итальянская, франко-бельгийская, немецкая, американская и так далее. И все они замечательные, талантливые выпускники есть у каждой. Русская школа узнается по простоте и благородству, в манере исполнения преобладают лиризм, искренность, яркость, эмоциональность. В нашей школе мы продолжаем традиции русской скрипичной школы, которые идут к нам от Леопольда Ауэра, Петра Столярского, через Давида и Игоря Ойстрахов и Захара Брона.

Школа музыки Захара Брона была основана в Цюрихе в 2010 году. На фото Захар Нухимович с ученицей.

Школа музыки Захара Брона была основана в Цюрихе в 2010 году. На фото Захар Нухимович с ученицей.

– Будущие виртуозы на самом деле сначала берут в руки скрипку, а потом уже учатся говорить?

– Из биографий выдающихся виртуозов следует, что почти все они начали обучение игре на музыкальном инструменте в пять лет. Почему именно в этом возрасте? Для игры на скрипке нужны концентрация и сложная координация, умение слушать и мыслить, другие навыки. Ребенок должен быть готов к этому мускулатурно и интеллектуально. Начинать заниматься ранее пяти лет большого смысла нет, а откладывать тоже не стоит, чтобы не опоздать.

– А родители должны быть музыкантами? Кто такие талантливые родители?

– Большинство наших лучших учеников из обычных семей. Конечно, нам импонирует, что у нас учатся дети артистов Тонхалле и Оперного театра Цюриха, например, трое детей скрипача Ильи Грингольца, профессора Высшей школы музыки Цюриха, солиста с мировым именем. Однако опыт подсказывает, что важны не профессии мамы и папы, а их отношение к музыкальному образованию.

Лиана Третьякова (на первом фото с ученицей) около двадцати лет преподает игру на скрипке детям и подросткам. Окончила Высшую школу музыки Цюриха, где её профессорами были Захар Брон и Ульрих Грёнер. Пятнадцать лет работала ассистентом профессора Брона. В 2010 году вместе с Захаром Нухимовичем основала Школу Музыки Захара Брона в Цюрихе. Через несколько лет был открыт филиал школы в Цуге.

Сегодня школа находится в знаменитом здании Jecklin Haus в центре Цюриха, в ней занимаются более шестидесяти юных музыкантов. Многие ученики Лианы являются победителями международных конкурсов, выступают как солисты с оркестрами в Европе и за ее пределами, в том числе на фестивалях с музыкантами мирового класса.

Если говорить о родительском таланте, то, по моему мнению, он проявляется в мудрости и поддержке ребенка. Ведь тому, кто хочет стать хорошим музыкантом, заниматься придется много, и чем дальше, тем больше: речь идет о ежедневных занятиях по полтора, два, три часа в день и более.

– А если дитя родилось не со скрипкой в руках, а, например, с барабаном?

В таких обстоятельствах я бы советовала довериться педагогу. Расскажу случай из личной практики. У меня учились двойняшки – мальчик и девочка. И в какой-то момент при явных способностях музыкальное развитие братишки замедлилось. Стали думать: «Почему?». Спросили малыша: «На чем ты хочешь играть? — и получили ответ, — на духовых». Я обратилась к коллеге-флейтисту Александру Зимоглядову. Он посмотрел ребенка и сказал: «Этот юный музыкант – духовик, мы его забираем к себе».

– Почему так важно имя человека, который дает ребенку в руки музыкальный инструмент?

– Важно не имя человека, а сам человек. Важен учитель. Здесь нет второстепенного – любовь к детям играет такую же значимую роль, как и профессионализм, и личность педагога. Развитие юного таланта зависит именно от учителя. Важно то, чему он может научить. Скажем, наши преподаватели уже с первых нот стараются привить ребенку не только любовь к музыке, но и высокое исполнительское мастерство – это одна из особенностей методики Захара Брона.

Любовь к музыке и высокое исполнительское мастерство прививаются с первых нот.

Любовь к музыке и высокое исполнительское мастерство прививаются с первых нот.

– Можно ли стать хорошим музыкантом, не зная теории музыки?

Играть на скрипке или фортепьяно, не зная нот, можно. Но любое незнание ограничивает потенциал исполнителя. А теория музыки – это большой интересный мир, стройная система, если владеешь ею, то и чувствуешь себя свободно. Наши ученики это понимают и с удовольствием изучают сольфеджио.

– Что такое техника музыканта и как она приобретается?

– Этому музыканты учатся всю жизнь, в двух словах не расскажешь. Цена легкости виртуозного исполнения – многолетний труд. Знаменитости обычно не скрывают, что в детстве занимались по восемь часов в день. Нынешним летом к нам в Ментон во Францию приезжала на мастер-класс всемирно известная солистка, выпускница Захара Брона, Саяка Сёдзи (Sayaka Shoji). В шестнадцать она выиграла в 1999 году Международный конкурс скрипачей имени Паганини в Генуе. На вопрос ребят звезда ответила, что в детстве ежедневно занималась по 6-8 часов, а сейчас ей хватает и трех.

– Порой музыкант демонстрирует чудеса скорости и громкости исполнения. Значит, на сцене виртуоз?

– Слово «виртуоз» пришло к нам из Возрождения и означает «доблесть». Так называли превосходно играющего музыканта. То есть, когда музыкальное произведение исполняется с блестящим звуком, четко, отточено, ясно, прозрачно. Темп также имеет значение. Играющего блестяще, но медленно, не называют виртуозом. Но иногда молодые музыканты играют в таком быстром темпе, что теряется идея произведения.

– На конкурсах часто играют музыку Паганини, Венявского. Почему?

– Это были великие виртуозные скрипачи. Про Паганини, например, еще при жизни говорили, что он душу продал дьяволу – настолько высоким был его уровень владения инструментом. А Венявского называли великим «польским Паганини». Чтобы играть виртуозную музыку – флажолеты, быстрые пассажи, трели пиццикато, блестящие штрихи и так далее – нужно владеть техникой исполнения на высшем уровне. Поэтому произведения музыкантов-виртуозов и выбирают для конкурсов.

Ученики Школы Музыки Захара Брона получают призы на престижных музыкальных конкурсах.

Ученики Школы Музыки Захара Брона получают призы на престижных музыкальных конкурсах.

– Почему юному музыканту так важно участвовать в музыкальных конкурсах, концертах, фестивалях и мастер-классах?

– Участие в конкурсах и фестивалях мотивирует юного исполнителя заниматься старательнее и больше. Желание проявить себя с лучшей стороны закаляет характер, а победа приносит огромную радость. В качестве награды кроме аплодисментов и премии можно получить концертную серию. Участие в концертах с лучшими музыкантами, оркестром, на больших сценах для юных бесценный опыт.

Играть со знаменитым Вадимом Репиным для юных бесценный опыт.

Играть со знаменитым Вадимом Репиным для юных бесценный опыт.

– Каковы успехи воспитанников Школы Музыки Захара Брона?

– Каждый год наши ученики занимают призовые места в швейцарских и международных конкурсах. Как правило, это первые и вторые места, есть и третьи. Огромным успехом мы считаем совместные выступления наших учеников с лучшими скрипачами мирового класса. Так, в марте этого года двое наших юных скрипачек играли с Вадимом Репиным в Новосибирске в рамках V Транссибирского Арт-Фестиваля. Среди наших достижений и выступления в престижных залах ряда стран Европейского союза и в Большом театре в Москве.

– А мастер-классы?

– Школа Музыки Захара Брона организует в год несколько мастер-классов. Самый важный из них – это летний выездной мастер-класс в Ментоне. Он проходит на Лазурном берегу в рамках знаменитого Фестиваля классической музыки. В этом году состоялся третий такой мастер-класс. Вместе с нашими учениками в нем участвовали юные музыканты из Европы, Америки, Азии и России. В качестве профессоров в разные годы выступили Захар Брон, Татьяна Самуил, Александра Сумм, профессор Женевской высшей школы музыки Сергей Островский, гениальная Саяка Сёдзи, профессор Парижской консерватории Борис Гарлицкий. Во время первого мастер-класса несколько уроков дал Максим Венгеров.

– На каких языках ведется обучение?

– На немецком, английском, французском и русском. У нас все занятия индивидуальные, поэтому педагог говорит на том языке, на котором удобнее общаться ученику.

В Школе Музыки Захара Брона обучают игре на скрипке, фортепиано и виолончели.

В Школе Музыки Захара Брона обучают игре на скрипке, фортепиано и виолончели.

– У искусства всегда были меценаты. Насколько это важно для Школы Музыки Захара Брона?

– Наша школа – некоммерческая, бесприбыльная организация. А превращение одаренного ребенка в знаменитого музыканта действительно требует затрат. К счастью, музыку любят и ценят многие. Так, например, мы безмерно благодарны фонду «KuMa Foundation», нашему главному спонсору, за возможность заниматься в замечательных помещениях в Цюрихе и Цуге. Расходы на обучение в нашей школе талантливых детей из малообеспеченных семей тоже покрываются фондами. Мы всегда рады меценатам. Ведь нам хотелось бы поддержать больше талантливых детей и воплотить с нашими одаренными учениками как можно больше интересных проектов, на что требуется финансирование.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: Школа Музыки Захара Брона (Zakhar Bron School of Music)

Клуб Крылья / Schwingen.net

Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях