+100%-

Когда земляне смогут полететь на Марс? Каковы шансы землян обосноваться на Марсе в будущем? Каким образом ученые изучают Марс сегодня? Вернутся ли люди на Луну и зачем?

В последних числах апреля в Женеве астроном и популяризатор науки Владимир Сурдин ответит на эти и другие вопросы в лектории Lemanika. А пока автор книг и научных статей, член Международного астрономического союза и лауреат премии «Просветитель» за книгу «Разведка далеких планет» Владимир Сурдин специально для читателей schwingen.net ответил на вопросы московского журналиста Ильи Овчинникова.

— Почему сегодня так популярны лектории и различные просветительские программы?

Потому, что у нас был длительный – лет пятнадцать или двадцать – тяжелый провал в области популяризации науки. Она никогда в России не была предметом обогащения, предметом заработка и удачной карьеры. В советское время она была необходима в основном для развития военной техники. Как только Советский Союз проиграл холодную войну, интерес к науке у правительства резко ослаб. А люди, не получая поддержки государства, лишились возможности приобщаться к ней: книги стали дороги, почти недоступны для рядового покупателя, телевидение стало чисто коммерческим. Поскольку ученые не могут платить за рекламу своей деятельности, мы потеряли телевизионный мир.

Наконец выросло новое поколение: видя, как быстро развивается наука в мире, оно ощутило потребность в доходчивом разговоре о науке, объяснении ее основных достижений, и потянулось к ученым. У молодых людей появились деньги, появился вкус к тому, чтобы встречаться со знающими людьми, появилось критическое отношение к фейку: в интернете очень много некачественной, а порой и фальсифицированной информации по поводу научной работы. Часто людей обманывают и, ссылаясь на достижения ученых, пытаются навязать им недоброкачественные товары.

 

 

Естественно, человек ищет правды, хочет иметь знания из первоисточника; причем знания, высказанные ученым, который в коммерции не заинтересован, а заинтересован в честной связи с обществом, в правдивом донесении результата своей работы. Сибирское отделение Академии наук издает очень хороший журнал «Наука из первых рук», где о науке пишут не журналисты, а сами ученые. Такого же типа журнал «Природа» мы издаем уже более 100 лет в Москве на средства Академии наук и приглашаем в авторы только действующих ученых. Это всегда вызывает доверие у читателя.

— Знаменитая статья Герцена называлась «Дилетантизм в науке», и вы часто высказываетесь на эту тему. Верно ли, что сегодня дилетантизма в науке особенно много, или так было всегда?

Нет, не всегда: далеко не всегда СМИ были так доступны любому человеку, как теперь. В прошлом, когда преобладали бумажные носители информации, был сложный процесс рецензирования, редактирования, выбивания финансов для публикации книги, журнала. Было несколько фильтров, через которые дилетанты обычно не могли просочиться в СМИ, напечатать книгу или статью. А сегодня это доступно всем, в интернете можно разместить что угодно, напечатать за свой счет книгу, не прошедшую профессионального рецензирования. Поэтому стало больше информационного шума, недоброкачественных подделок под научные работы; это естественно, когда СМИ дешевы и общедоступны.

— Вы входите в комиссию Академии наук по борьбе с лженаукой; чем ей приходилось заниматься?

Наибольшее напряжение в последние годы вызывает медицина; она всегда была нацелена на экономическую выгоду. Физик-ядерщик не может свой продукт продать обществу, он продает его руководству страны и не продаст недоброкачественный товар: продукт должен работать. А лекарства, которые не действуют, например, гомеопатические средства, можно продать любому несведущему человеку, поместив их в яркую упаковку и создав громкую рекламу. Это большая коммерция и большие деньги, поэтому мы испытываем сильное противодействие со стороны производителей «медицинского фейка». А у нашей комиссии никаких финансовых возможностей нет. Она работает на общественных началах, тем труднее бороться с теми, кто заинтересован в финансовых потоках на ниве фармакологии.

— Как вы выбирали темы ближайших лекций, почему именно Марс и почему у публики такой к нему интерес?

Интерес вполне естественный: Марс – единственная планета, где могла бы существовать жизнь нашего типа, где человек мог бы жить – не очень благоустроенно, но, тем не менее, мог бы. Существует огромный интерес к тому, есть ли жизнь на Марсе – положительный ответ на этот вопрос мог бы стать открытием тысячелетия. Тем больше заблуждений насчет того, что человек в ближайшее время сможет посетить Марс и даже обосноваться там.

Марс можно "приспособить" для жизни землян?

Марс можно «приспособить» для жизни землян?

Я пытаюсь рассказывать не только о романтических перспективах, но и о трудностях, которые предстоят нам, если мы пожелаем полететь на Марс вслед за роботами. Роботы нормально там работают, но для человека это пока осуществимо лишь с огромным риском для здоровья и для жизни, на который никто не решится пойти. Но Марс надо популяризировать как площадку для научной работы.

— Вы говорите, что человек мог бы жить на Марсе, и все же в ближайшее время это невозможно?

Иллюзии на этот счет связаны с тем, что это можно будто бы сделать очень быстро, однако для этого сейчас нет никакой возможности. Нет мощных ракет, нет радиационной защиты, нет технологии добычи на Марсе пищи и воды. Когда эти технологии будут отработаны, можно задуматься о том, чтобы первые научные лаборатории землян открыть на Марсе. Но это будут странные лаборатории – не на поверхности Марса, а под грунтом, защищающим от космической радиации.

Марсианские лаборатории будут под грунтом, защищающим от космической радиации.

Марсианские лаборатории будут под грунтом, защищающим от космической радиации.

Думаю, в будущем это станет возможно. Ведь никто не думал, что люди смогут жить на Южном полюсе или в подводных убежищах, однако в ХХ веке осуществилось и то, и другое. Осуществятся и полеты человека на Марс, но не в ближайшие десятилетия. Чем позже, тем лучше с точки зрения науки: чтобы не заразить Марс земной жизнью, а исследовать марсианскую, если она там есть. Жизнь человека на Марсе – не близкая перспектива, но это единственная перспектива для Солнечной системы. Поэтому, наверное, мы ее когда-нибудь реализуем.

— Когда космонавты смогут полететь на Марс?

К сожалению, думаю, как только появится техническая возможность. Так было с Луной, так будет и с Марсом, это чистая политика, желание доказать всем, какая страна сильнее. Что это будет за страна, я не знаю. Вероятнее всего, США. Не исключено, что Китай. Маловероятно, что Россия, но Россия труднопредсказуемая страна. Если она захочет, то сможет сделать это раньше всех, вопрос только в желании, которого пока нет.

— Чем занимается исследовательская программа «Экзомарс» сегодня?

Это очень хорошая программа, объединившая усилия европейских и российских инженеров. Наши ракеты хорошо долетают до Марса, тогда как европейская техника для исследования Марса пока не очень надежна. Две попытки европейцев посадить на поверхность Марса своим аппараты закончились неудачей. А спутники Марса они делают вполне надежные, и первый спутник программы «Экзомарс» уже выходит на рабочую орбиту. Сейчас он начал научные исследования и очень неплохо их проводит. Следующий эксперимент этой программы будет еще интереснее: на поверхность Марса российская посадочная платформа доставит европейский марсоход. У него будут два очень важных новшества: бурильный станок и биохимическая лаборатория. Возможно, именно он откроет марсианскую жизнь, я на это надеюсь.

— Верно ли, что география Марса изучена лучше географии Земли?

Некоторые направления географии Марса действительно изучены лучше. Если иметь в виду твердую поверхность, мы ее видим на Марсе всю – нам не мешают ни водная оболочка, ни атмосфера, которая у Марса очень прозрачна. А две трети Земли покрыто океаном, и географию его дна мы плохо знаем. Атмосфера Земли не позволяет многие мелкие детали увидеть, многие участки суши покрыты зелеными растениями: наблюдая бассейн Амазонки или Конго, мы из космоса ничего не видим, кроме листьев. А поверхность Марса безжизненна, великолепно видна с орбит, вся детально сфотографирована, составлены прекрасные карты марсианской поверхности.

Поверхность Марса великолепно видна с орбит.

Поверхность Марса великолепно видна с орбит.

— Вы читаете лекции в Московском планетарии, как вы оцениваете его состояние после многолетней реконструкции?

С точки зрения техники он шагнул далеко вперед по сравнению с советскими временами, это один из самых современных планетариев в мире. Но за почти 20 лет его реконструкции некоторые традиции были утрачены. Планетарии – редкие учреждения, каждый неповторим, в каждом свой коллектив, который много лет нарабатывает формы лекций и занятий со слушателями. Обновленный Московский планетарий постепенно это тоже делает: они сами многому учатся, и мы, профессиональные астрономы, помогаем. В техническом смысле это безупречное современное учреждение. Если говорить о крупных стационарных планетариях, в мире их около четырехсот – в столичных европейских городах, в Японии, в США. Но есть также передвижные легкие планетарии, которые можно перемещать из школы в школу, из парка в парк – их около четырех тысяч.

— Почему несколько лет назад вы вышли из состава Ученого совета Планетария?

Это был демарш с целью улучшить работу Планетария. В Планетарии много больших помещений, иногда их сдают в аренду, и в тот день в одном из таких помещений шло награждение артистов. В качестве награды некоторым из них сообщили, что их имена присвоены звездам. Сотрудники Планетария об этом не знали и не смогли предотвратить этот эпизод из-за недостатка опыта, а сообщество астрономов очень принципиально относится к тому, как именовать астрономические объекты: например, звездам мы не даем имена людей.

Эту традицию не хочется терять, и я вышел из Ученого совета в знак того, что не разделяю таких поступков. Подобная форма протеста, – а я уже не впервые ее использую, – сразу заставляет людей задуматься о качестве их работы, и с тех пор в Планетарии таких неприятностей не было. Я продолжаю сотрудничать с ним, читаю лекции, но тот поступок был необходим, чтобы показать: не хочу присутствовать там, где нарушаются традиции ученых.

— Чего можно ждать от работы лектория Lemanika в Женеве? Чем именно он привлекателен для будущих слушателей и лекторов?

Я жду от слушателей любознательности, но меня ждут юные слушатели, в их любознательности я не сомневаюсь. Это полезно – продолжать языковое общение, чтобы люди не теряли русский язык, живя в Европе. Кроме того, точка зрения человека издалека всегда интересна. Информацию о России и о наших научных достижениях, которую там получают из официальных каналов, живой человек донесет более сочно, более интересно, менее приглаженно.

Я не стесняюсь говорить о недостатках, о проблемах, которые есть в самых разных странах. Официальные органы информации всех стран, как говорили раньше, лакируют действительность, приукрашивают ее. Живой же человек старается рассказать без прикрас потому, что стоит перед слушателями, и его сразу могут упрекнуть в неправдивости. Мы приезжих из Европы всегда с удовольствием приглашаем и слушаем, нас приглашают в Европу и другие страны, такой обмен мне кажется полезным.

#

Текст: Илья Овчинников

Илья Овчинников

Илья Овчинников

Музыкальный критик и обозреватель, журналист. Работает в Московской филармонии. Автор курса лекций по истории музыки ХХ века. Автор-составитель книг «Лев Маркиз. Смычок в шкафу» и «Владимир Крайнев. Монолог пианиста». Автор интервью с авторитетными экспертами для лектория Lemanika.
Илья Овчинников

Latest posts by Илья Овчинников (see all)

    Фото: Лекторий Lemanika и кадры из кинофильма «Владимир Сурдин: на Марс в один конец»

    Видео: «Мифы и заблуждения о космосе». Лекция профессора МГУ Владимира Сурдина (YouTube)

    Владимир Сурдин: Чем позже человек полетит на Марс, тем лучше для науки

    Лекции астронома и популяризатора науки Владимира Сурдина заинтересуют детей и взрослых.

    Клуб интеллектуального досуга и лекторий Lemanika стартовал в Женеве в День космонавтики в 2016-м году. Культурно-образовательный проект в Швейцарии основала активная и неравнодушная Наташа Резникова. Наше с ней интервью на годовщину клуба можно прочесть здесь: «Наташа Резникова. Чаплин, интеллектуальный досуг и курьезы дресс-кода». Всегда увлекательные и прекрасно оформленные лекции на русском языке в Lemanika читают искусствоведы и музыковеды, культурологи и литературоведы, специалисты по архитектуре и драгоценным камням. Встречи с интересными людьми клуб проводит не только в Женеве, но и в Цюрихе, Лозанне, других швейцарских городах. Доброй традицией Lemanika является ежегодная благотворительная лекция, когда собранные средства поступают в помощь тем, кто в них нуждается. По инициативе Lemanika на наших страницах часто появляются интересные статьи, таким является и интервью с астрономом Владимиром Сурдиным.

    О лекциях Владимира Сурдина в Женевском лектории Lemanika и заказ билетов у организаторов:

    http://www.lemanika.com/

    Клуб Крылья / Schwingen.net

    Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях