+100%-

Посол Швейцарии в России Ив Россье (Yves Rossier) ответил в Цюрихе на вопросы журналиста, редактора швейцарского еженедельника «Weltwoche» Вольфганга Койдла (Wolfgang Koydl).

Встреча состоялась 15 апреля этого года в гостинице St. Gotthard. Просторный зал едва вместил всех желающих. Приветствие исполнительного президента и основателя Швейцарско-Российского Форума (ШРФ) Беатрис Ломбард-Мартин (Béatrice Lombard-Martin) задало доброжелательный тон. Синхронный перевод Анастасии Сорвачевой – высокий уровень понимания для всех желающий.

Более чем за десять лет ШРФ накопил хороший опыт в проведении таких мероприятий: эксперты экстра-класса по международному сотрудничеству и экономике среди частых гостей проекта «Матрешка диалог — раскрытие сути вещей». А солидные доклады и острые дискуссии на злобу дня интересны разным категориям граждан: бизнесменам, политикам, дипломатам, студентам.

Schwingen.net сотрудничает с ШРФ давно. Повестка увлекала и на этот раз. Со времен холодной войны отношения между Россией и Западом еще не казались столь напряженными. Но что это значит для Швейцарии? Каковы риски для нейтральной страны, которая, среди прочего, должна учитывать международные санкции? Возникают ли здесь новые возможности? И что думает об этом швейцарский посол в Москве?

Швейцарско-Российский Форум заявляет о стремлении помогать развитию социального благополучия и устойчивой экономики Швейцарии и России. (schwingen.net)

Швейцарско-Российский Форум заявляет о стремлении помогать развитию социального благополучия и устойчивой экономики Швейцарии и России. (schwingen.net)

Забегая наперед, скажу, что взвешенные ответы то и дело перебивались шутками. А легкость пикировок напоминала образцы высокорейтинговых шоу. Сбитый из российского «Бука» малазийский «Боинг» (погибли 298 человек), захваченные российскими пограничниками с применением оружия в Керченском проливе украинские военные моряки, нарушения в России прав человека остались за кулисами приятного общения.

Значит ли это, что в таких болезненных вопросах швейцарская дипломатия «с краю»? Хотелось бы верить, что терпеливое стремление к доверию помогает взаимному пониманию и людей, и стран. После официальной части были угощения и возможность приобрести книгу о хозяйке St. Gotthard и других швейцарских отелей Любе Манц-Лурье «Ljuba Manz — Russische Seele — Wiener Herz».

Реплики воспроизводятся в пересказе с небольшими сокращениями и примечаниями редакции.

Вопрос: Вы изучали европейское право, критически выступали в Брюсселе, была долгая карьера в Берне, стали послом, и стало ясно особое отношение Швейцарии к России. Швейцарская часовая индустрия очень радовалась новой России. И даже в часах, говорят, встроили новую функцию – она показывала, сколько часы будут работать. Теперь климат между Россией и Швейцарией уже не такой благоприятный. Он стал холоднее. А каковы Ваши ощущения?

Ответ: Сказать коротко – трудно. На мой взгляд, в России очень приятно работать. Россияне высказываются четко и ясно, не ходят вокруг да около. Это сохраняет массу времени. Я себя прекрасно чувствую в России и как иностранец, и как посол.

В.: А теперь о претензиях, которые выдвигаются против России. Конфликт в Восточной Украине? Российская активность на Ближнем Востоке?

О.: Эти темы требуют долгого и глубокого разговора. Потому что отношения России и Европы никогда не были гладкими. Россия, между прочим, тоже часть Европы, не так, как, скажем, Китай. Иногда Европа была очень близка к России. Например, в XIX-начале XX века Россия была европейским хитом: российские книги переводились, объемы производства позволяли называть страну среди лидеров, в Россию шли инвестиции и ехали на заработки западноевропейцы, в том числе швейцарцы. А потом случилась революция…

Так что разногласия между Россией и оставшейся Европой возникают не в первый раз. Нынешние события, к сожалению, связаны с определенными людьми. И к этому причастны обе стороны. Но исторический опыт подсказывает, то, что мы имеем сейчас, уже было и, возможно, будет повторяться. Так что охлаждение пройдет.

В.: Но с США совсем другие отношения.

О.: Если говорить о Европе, то маятник движется с XI века, со времен Киевской Руси. А противостояние с Америкой случились скорее во время Второй мировой войны или даже после неё. Россия не стесняется выставлять напоказ свои сильные стороны (не так, как например, Япония или Китай), что приводит к определенным трениям. На мой взгляд, это просто проекция власти вовне. И многие другие правительства ведут себя так же. Потому что это в природе власти – проецировать себя во внешний мир в определенных рамках. Но их не надо преступать, как, например, сделала Германия во Второй мировой войне.

В: Какие национальные интересы преследует Россия? Что хотят россияне?

О.: Сегодня в России можно почувствовать глубокое, может, даже невысказанное разочарование в тех возможностях, которые были упущены после распада Советского Союза.

Советская власть была 70 лет. Затем железный занавес упал. И Западная и Восточная Европа стали общаться теснее. Россия тоже перешла в другое качество. Но свобода россиян не решала всех проблем. Как должна была проходить их интеграция в европейское сообщество? Важное оказалось брошено на самотек. Россия удалялась и удалялась. И возможность сближения была упущена с обеих сторон.

Что хотела и хочет Россия в общем европейском доме все еще не очень ясно. Хотела бы Россия вступить в Европейский союз? Европейский дом и Россия – это, вообще-то, мировые силы. Их сближение открыло бы новые возможности, в том числе лидировать в мире. Китай, США, Россия, Европа – перераспределение сил стало бы неизбежно. Но этим вплотную никто не занимался.

Были сигналы о желании России стать членом НАТО. Возможно, они были противоречивы. Замечу, что и альянс не всегда имел четкую цель. Тем не менее, на сигналы Москвы не последовало реакции, которую, может быть, она ожидала. Далее, Россия была против расширения НАТО. Запад возразил: мы не можем противостоять желанию суверенных государств быть независимыми. Но почему не последовала интеграция России в НАТО? Я слышал на эту тему огромное количество мнений. Не могу сказать, кто прав, но в конце 90-х эта возможность была и её не восприняли всерьез.

Надеюсь, в будущем это реализуют наилучшим образом.

В.: А что такое Запад? Кто к нему относится?

О.: Для меня Россия – часть Европы. Мой брат, например, режиссер. И если он инсценирует Чехова, я вижу те же характеры, что и у нас. Россияне думают так же, как и мы. У нас христианская основа. Темы русской литературы те же, что и французской, особенно если брать XIX век. Я не чувствую большей разницы межу русскими и швейцарцами, чем, например, между шведами и португальцами. У нас, действительно, очень много общего. Я не считаю, что есть «остальной мир» и Россия.

В.: Но россияне все-таки немного другие, чем западноевропейцы?

О.: Если мы говорим о централизованной власти, о вертикали власти в России, то, да, мне, как швейцарцу, это чуждо. Однако, централизованная власть во Франции мне чужда точно так же. Или вспомним Испанию периода Франко – как швейцарцу мне это абсолютно непонятно и чуждо.

В.: Можно ли назвать северо-западные интересы, которые противоречат российским? Франция, Англия, у всех ли из них идентичный взгляд на Россию и интерес к России?

О.: Нет, естественно, нет, есть «интересы» и «интересы». Есть, например, собственные интересы, и мы вынуждены их защищать, потому что так обязывает ситуация.

Посол Швейцарии в России Ив Россье (Yves Rossier) ответил в Цюрихе на вопросы журналиста, редактора швейцарского еженедельника «Weltwoche» Вольфганга Койдла. (schwingen.net)

Посол Швейцарии в России Ив Россье (Yves Rossier) ответил в Цюрихе на вопросы журналиста, редактора швейцарского еженедельника «Weltwoche» Вольфганга Койдла. (schwingen.net)

В.: А как бы Вы выразили суть России?

О.: С 1914 по 1945 год из одной страны погибли более 50 млн. человек. И не из-за природной катастрофы. Причина в другом. Первая мировая война, голод, сталинские репрессии, ГУЛАГ … в течение Второй мировой войны миллионы советских людей погибли из-за ошибок военачальников, умерли в нацистских лагерях… Я чувствую почтение к России. В мировой истории не найти столько страдания в одной стране за такой короткий период.

Я думаю, что трудно было немцам. В России еще труднее, потому что агрессия национал-социализма была обращена вовне, а не на граждан своей страны. А в Советском Союзе государство было повернуто насилием внутрь – советские люди против советских людей. Я знаю российскую семью: один дедушка работал в НКВД и лично расстрелял тысячу человек, а второй провел десятки лет в заключении – в ГУЛАГе. У кого русский человек может просить прощения? Кого обвинить? Германия может просить прощения у Израиля, России, Польши. А России у кого просить прощения? Там в семье проходил раскол.

В.: Ситуация с двумя дедушками, это, наверное, часто в России.

О.: Конечно.

В.: Вы не встретите сегодня на улицах Швейцарии Гитлера. А в России есть что-то подобное?

О.: Советское время – это часть истории. И россияне выучили эту часть своей истории.

(В Советском Союзе к его распаду в 1991 году было 15 республик. Еще полтора десятка стран объединял так называемый социалистический лагерь. Уроки выучены разные. Многие из независимых стран уже в НАТО. Грузия уже несколько лет стремится в НАТО и Украина теперь тоже. – Прим. Ред.).

В.: Есть ли определенный комплекс неполноценности по отношению к Западу? Ощущение, что страну не воспринимают всерьез?

О.: Вы говорите о Швейцарии или России?

В.: О России. Не слышал, что у Швейцарии есть комплекс неполноценности. Думаю, Швейцария горда собой, но это другая тема. А у россиян чувствуется такое – нас всерьез не принимают, нас отталкивают?

О.: Да – иногда есть такое ощущение. XX столетие было для России и в России ужасно. Возможно, что этим и объясняется та реакция, о которой вы упомянули. Но это не было частью русского характера. Вспомним начало XX века, или XIX, когда русские войска были в Париже. Далее, есть космос и Победа (в космосе, конечно, еще и США участвовали. А если о Победе, то погибли 26 млн человек).

Чем еще можно гордиться? Советский Союз – единственная империя, которая разрушилась почти бескровно. Вспомним, какой ужас был в Нигерии, Югославии, других странах.

(Несколько имен из мировой истории: Николай II, император Всероссийский, расстрелян с семьей и прислугой (1918); Бенито Муссолини, премьер министр Италии, расстрелян с любовницей (1945); Имре Надь, премьер-министр Венгерской Народной Республики, повешен (1958); Аднан Мендерес, премьер-министр Турции (1961), повешен; Николае Чаушеску, генсек Румынской компартии, расстрелян с женой (1989); Саддам Хусейн, президент Ирака, повешен (2006). – Прим. Ред.).

А в России все прошло относительно мирно благодаря самим гражданам, без кровавой бойни. Мудрость, с которой Советский Союз попрощался со своей историей, достойна удивления и многое другое тоже.

(По другим источникам, многие дороги постсоветской истории залиты кровью. Вооруженные конфликты в Грузии и Приднестровье, Карабахская война, гражданская война в Таджикистане, межэтнические конфликты в Казахстане, войны в Чечне, война в Восточной Украине… Людские потери только в Чеченских войнах по разным оценкам от 64 тыс. до 146 тыс. человек, тысячи пропали без вести. – Прим. Ред.).

В.: Конфликт с Украиной. Возможно, он просто ждал своего часа?

О.: Не совсем согласен. Конфликт с Украиной начался раньше. Еще до Второй мировой войны были большие столкновения на Украине между националистами, анархистами, армией или милицией.

Положение Украины в контексте времени особое – история России «начинается» в Киеве. А русские и украинцы – проникающие друг в друга народы. Треть российского населения имеет украинские корни. В XIX столетии украинской государственности как таковой не было. Была мозаика из территорий, принадлежащих Польше, Российской империи, где жили казаки, поляки, украинцы и так далее.

А у России есть некая историческая идея, что была одна нация, и она никогда не менялась. Хотя, конечно, известно, что нация, народ, изменяется со временем, двигается территориально и в своем развитии. Россия этого не заметила. А в Украине другое мнение. То есть страны видят ситуацию с разных точек зрения.

Я читал интересный опрос. Он меня удивил. Оказалось, украинцы, несмотря на Крым и все остальное, относятся к россиянам намного терпимее, чем россияне к украинцам. Может, это связано с российским телевидением, которое зачастую показывает украинцев, как фашистские формирования? (Статья публициста Арсения Соболевского на ту же тему. – Прим. Ред.).

В.: Каковы итоги нынешнего кризиса в отношениях Запада с Россией?

О.: Россия имеет большую экономическую силу. Не думаю, что страну с такими энергетическими ресурсами и сельским хозяйством можно поставить на колени. Но жизнь осложнить ей можно очень сильно. Глобальное действие санкций, действительно, чувствуется. Что не было предусмотрено? Неуверенность. По идее, санкции были направлены на определенные компании. И все. А теперь нет уверенности, как поведет себя Вашингтон. И если санкции будут длиться, непонятно какой получим эффект. Это создает озабоченность и страх. Потому что неизвестно, что будет в долгосрочной перспективе.

Это еще называют «синдром тёщи».

Швейцарский посол в Москве Ив Россье предлагает смотреть на Россию в историческом контексте. (schwingen.net)

Швейцарский посол в Москве Ив Россье предлагает смотреть на Россию в историческом контексте. (schwingen.net)

В.: Объясните.

О.: Кто-то хочет жениться. Но у избранницы такая мать! Будет ужасная теща, лучше не жениться. Что это значит? Что мужчина не любит женщину. Потому что, если бы он ее любили, он бы не смотрел на злую тещу. Так и на предприятия, которые имеют к России глубокий интерес, сегодняшняя ситуация не влияет. Они идут в Россию или продолжают работать там. А о тех, кто хочет, но не идет, я говорю: ну, у них «синдром тещи».

В.: По поводу инвестиций в Россию? Какие швейцарские предприятия инвестировали?

О.: АВВ, Novartis среди тех, кто решил – Россия для них. Они действуют и в США тоже и, кажется, не собираются уходить из России. Высокотехнологичное предприятие АВВ, например, будет создавать в России образовательный центр, это говорит о планах надолго. В чем проблема России? Нехватки мозгов у россиян я не наблюдаю. Но 70 лет советской власти выключили её из научной и экономической цепочки, из глобального процесса производства.

Китай, например, сумел сделать прорыв и это преодолеть. Я спросил у одного китайца: почему Китаю удалось сделать прорыв, а России нет? «У нас «этот период» был вдвое короче», — ответил он мне.

В.: Мы поговорили о швейцарских инвестициях в Россию. Есть ли интерес с другой стороны? Швейцарцы знают, конечно, Виктора Вексельберга… (Российский миллиардер, предсовета директоров группы компаний «Ренова». – Прим. Ред.).

О.: Количество швейцарских инвестиций в Россию значительно больше, чем наоборот. Касперский пришел в Швейцарию, например. Конечно, как швейцарцы мы пытаемся нашу страну хорошо продать. Аргументы у нас тоже хорошие. А если говорить об энергетическом секторе, о полезных ископаемых и так далее, это совсем другая тема, но там не требуется больших инвестиций.

В.: Швейцария часто связывается с именами олигархов, отмыванием денег.

О.: Не думаю, что в России есть олигархи. Это определение из поздней Римской империи. Олигархи при огромном количестве денег оказывают влияние на политическую ситуацию в стране. В России есть экстремально богатые люди. В Швейцарии нет такой большой разницы в экономическом положении людей, как в России. Но нынешние российские богачи не имеют политической власти. Украина, кстати, пока отстает в этом.

В.: История со шпионажем. Несколько месяцев это муссировали. Проблема в том, что это открылось. Это серьезно?

О.: Понимаете, есть сапожник, он сапоги делает. А шпион, естественно, шпионит.

В.: Сапожник тоже может подработать шпионажем.

О.: Согласен. Действительно, в Швейцарии много людей, которые работают на свои спецслужбы, это и россияне, и китайцы, и так далее. Что важно для нас? Чтобы это не было направлено против Швейцарии, и чтобы не было угрозы здоровью и жизни людей.

Участвовать в дискуссии "Замораживание отношений между Россией и Западом — затронет ли Швейцарию холодный фронт?" пожелали более ста человек. (schwingen.net)

Участвовать в дискуссии «Замораживание отношений между Россией и Западом — затронет ли Швейцарию холодный фронт?» пожелали более ста человек. (schwingen.net)

В.: И ситуация успокоилась?

О.: Да.

В.: Мы говорим Россия – думаем Путин. Проекция на внешний мир: Россия – это Путин. Путин делает то, Путин делает все, такой единоличный властитель. Это правда? В самом деле там нету других сил?

О.: Естественно, персонализация политики имеет место. То же самое и в плане Трампа, некоторых других лидеров. Естественно, это система, а не единственный человек, который создал эту систему. Меня впечатлил один исторический пример. В 1915 году Николай II стал Верховным главнокомандующим. Его приветствуют тысячи солдат, казалось, все они готовы отдать жизнь за царя. А в 1917-м Николай II отрекается от власти. И на улицах Санкт-Петербурга не видно ни одного, ни одного (!) солдата, который бы сожалел об этом.

Где находится Капитолий и место казни власть имущих? Между властью и её потерей один шаг. Кроме того, внутренняя политика для россиян, по-моему, гораздо ближе и важнее внешней. Не думаю, что проблема Сирии сильно их занимает.

В.: Какую роль играет надежда на демократию?

О.: Организованной оппозиции, имеющей власть в России, действительно нет.

В.: Почему?

О.: Нельзя. Не хотят. Не знаю. Трудно сказать. Есть противоречие интересов. В Швейцарии тоже есть противоречие интересов между партиями и парламентом, между работодателями и работниками. Мы постоянно обсуждаем это, у нас референдумы. В России тоже есть противоречия. Это огромная страна, сложносочиненная страна, комплексная, с большим количеством разных мнений, поэтому конфликт или разница интересов есть. Но это происходит настолько скрыто и внутри, что часто не находит выхода на широкую публику.

К своему 10-летию ШРФ с мая 2016 года получил статус швейцарско-российской торговой палаты. (schwingen.net)

К своему 10-летию ШРФ с мая 2016 года получил статус швейцарско-российской торговой палаты. (schwingen.net)

После этого право на вопросы получил зал.

В.: Я представляю интересы Грузии в Москве. Важно в сегодняшнем конфликте, чтобы страны, в том числе такие, как Швейцария, последовательно держались своей точки зрения. Это еще и задача дипломатии, задача посла – заботиться не только о благосостоянии своего народа и смотреть с некоторой дистанции. И я надеюсь, что в этом конфликте Швейцария и дальше будет этого придерживаться.

О.: Преимущество Швейцарии в том, что мы сами принимаем решения. Мы их принимаем сами и во время санкций – отношение дифференцированное, особенно во время конфронтации. Дифференцированное не значит, что нужно перед одними или другими заискивать, это говорит о дистанции.

В.: Какое мнение Швейцарии об обходном пути из Китая в Европу?

О.: Я не буду говорить о будущем, я не провидец. Я считаю, что путь должен идти через Россию. Речь не о том, чтобы интегрировать Россию в Китай – отношения между Китаем и Россией трудные. А просто из Китая в Европу через Россию значительно короче. Кроме того, понятно, что это важно для России, где будет развиваться инфраструктура.

В.: Я адвокат из Цюриха. Как Вы считаете, в России есть элиты? У меня впечатление, что в России политикой интересуются скорее элиты. И будет ли их смена?

О.: У меня нет такого ощущения, что россияне аполитичны. Конечно, были 90-е, хаос, предприятия закрывались, людям не выплачивали зарплату. Один россиянин сказал мне, что у него на глазах застрелили человека. Некоторые реформы были жесткие. В 1990-х в бандитских перестрелках погибли десятки тысяч. Многим россиянам отвратителен хаос, они его не хотят. А молодежь этого не видела и думает по-другому.

Будет ли смена политических элит? Не знаю. Россия должна решить сама. Не считаю, что мы отсюда должны указывать, как действовать. Один из наших парламентариев спросил у российского оппозиционного политика: «Что мы может для вас сделать?». Я запомнил ответ: «Сделайте для нас одно: пожалуйста, управляйте демократией в своей стране. Занимайтесь своими структурами. А нашу страну оставьте в покое. Мы достаточно выросли, достаточно умны и образованы, чтобы самостоятельно справиться с собственной ситуацией».

В.: Почему Путин так много усилий прилагает, так держится за власть? Почему он не позволяет развитию оппозиции? Почему не понимает, что он только выиграет, если в России хотя бы призрак оппозиции появится?

О.: У меня иное мнение. Многие ответы можно найти в глубинах истории.

Первое. Российский князь тысячу лет назад не различал понятия «dominium» и «imperium» — собственность и власть. Князь абсолютно владел тем, что ему принадлежало, это называлось вотчиной, за её пределы его власть не распространялась (в Европе было по-другому, власть передавалась от графов к нижним чинам и так далее).

(Больше «о вотчине» – в книге «Россия при старом режиме», Ричард Пайпс. – Прим. Ред.).

Второе. В России мало плодородной земли, что подталкивало население сниматься с насиженных мест. В определенных обстоятельствах власть была вынуждена прикреплять людей к земле. Понятно, что сегодня не так, но с историческим наследием следует считаться, как и со многим другим, что уже упомянуто.

Третье. Хаос революции. В Швейцарии революцию преодолевали с помощью реформ. А в России революционеры убивали тех, кто «думал иначе». Например, убили Александра II, премьер-министра Столыпина, убивали реформаторов.

(Николай Голицын, предсовмина Российской империи в 1917 году, расстрелян (1925); Алексей Рыков председатель Совета Народных Комиссаров, СССР, расстрелян (1938); Лев Троцкий, революционный деятель XX века, один из создателей Красной армии, убит агентом НКВД (1940) и так далее. – Прим. Ред.).

Вспомним хотя бы Горбачева. Он провел реформы, и его политическая карьера пошла на спад. Для меня, швейцарца, реформы – путь преодоления проблем без крови. А в России не так. Кто прав – не знаю.

В.: Я был корреспондентом «Tages-Anzeiger» в Москве 10 лет. Как журналист проводил много журналистских исследований. И как-то в онлайне нашел досье о приоритетах во внешней политике. Какаю позицию в шкале ценностей занимает Москва в ранге нашего МИДа?

О.: Это вы в МИДе спросите. Я не знаю. Я считаю, что на высокой ступеньке политического календаря, как и во всем мире. Понятно, что мы не играем большую роль в российской внешней политике как партнеры. Тем не менее россияне нас ценят, нашу дисциплину, отношения, но на какой ступени, этаже, мы находимся, вы как журналист, наверное, лучше можете ответить. Я далек.

В.: Вы же знаете, почему стали послом в Москве — Вы что-то знаете!

О.: Я поехал в Россию, потому что хотел. «Что же ты наделал, согласившись на Москву?», — сказал мне один парламентарий после номинации. «Ничего такого», — ответил я.

В.: Россияне стоят в очереди в посольстве Швейцарии. А я чувствую, что культуры и души наших народов близки. Можно ли сделать для россиян безвизовый режим въезда в Швейцарию?

О.: Такой договор готовился. А потом из-за кризиса договор отложили. Причем те, на кого было нацелено это, не пострадали, потому что у них европейские или дипломатические паспорта. А в очереди стоят студенты, обычные россияне. Полагаю, что безвизовый режим для россиян не подарок, а имеющее смысл действие. Но пока есть кризис с Украиной, не думаю, что этот вопрос когда-нибудь поднимется. Такие соглашения могут быть и односторонними. Но для этого должны проголосовать все государства, которых это коснется. Я думаю, часть из них будут за, а многие против.

В.: Мы видим в СМИ постоянно сообщения о том, что российские программы вооружения расширяются. Какое Ваше мнение об этом? 

О.: В Америке военные инвестиции 610 млрд долларов, а в России — треть от данного бюджета. Не знаю, что еще сказать.

В.: Интернет-журнал schwingen.net. Несколько лет назад в России приняты поправки к Закону «О некоммерческих организациях». В том числе это затронуло проекты, получающие финансирование из-за рубежа. Как это повлияло на развитие соответствующих программ, финансируемых со стороны Швейцарии? В частности, речь об идентификации останков в неизвестных захоронениях в Чечне? И будут ли применены эти программы на территории Восточной Украины – в Донецкой и Луганской областях?

О.: Я не хочу говорить о самом законе. Но этот закон не имел никакого влияния на наши проекты в России. Что касается Донецка и Луганска, не могу сказать, потому что это не Россия.

В.: Я работаю несколько лет для такой же НКО. И мы боимся. Мои друзья в России очень боятся. Мы некоммерческая организация, к политике отношения не имеем — работаем с детскими домами, инвалидами, домами престарелых. А недавно получили новости, что теперь в наших услугах не нуждаются, мол, теперь там все отлично. Может ли посольство помочь?

О.: Чтобы помочь, надо знать конкретные обстоятельства. Мне известен в Томске дом престарелых, который получает помощь из Швейцарии. Этот проект работает очень хорошо. Понятно, что есть осложнения из-за этого закона, но невозможности работы он не создал. Закон потребовал абсолютной прозрачности деятельности, и стало труднее, надо подгонять какие-то моменты. Я не рекомендую ни в коем случае применять обходные пути. Но деятельность возможна с соблюдением прозрачности, хотя и с трудностями.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: schwingen.net

«Ljuba Manz — Russische Seele — Wiener Herz»

Das bewegte Leben der Schweizer Hotelkönigin

René Lüchinger, Birgitta Willmann

Stämpfli Verlag 2018

(https://www.buchzentrum.ch/detail/ISBN-9783727260308/L%C3%BCchinger-Ren%C3%A9/Ljuba-Manz—Russische-Seele—Wiener-Herz)