+100%-

 

«… сегодня у нас сессия с вами — вы наше главное и прекрасное»

Я сама к нему пришла. И нате — неожиданность — по форме и содержанию. Внутри сумбур – киношные кадры, обрывки воспоминаний. И смутно — достучаться бы до небес как лучше, а не как всегда.

Расскажите о детстве. А то, что обычно рассказывает, упирается, не желает идти туда, не знаю куда, где сани новые, кленовые, а деревья большие. В прошлом ничего нельзя изменить, впрочем, как и в будущем — оно само так сложилось. А психология, похоже, верит, что можно изменить отношение к прошлому, и таким образом – настоящее и будущее человека.

Так, например, людоедский режим приказывает, что помнить, а что забыть. И многие раз в году выходят на улицы с портретами своих мертвецов: вот мы, ещё живы. А в остальное время прикидываются мертвыми, чтобы их не заметили, потому что мертвых убивают реже. А может быть, перед нами свидетельство изживания травм прошлого? И когда-нибудь день победы все-таки станет днём памяти и примирения?

Вот об этом давайте дадим стране угля, а не о детских огорчениях. А вы на чьей стороне – папиной или маминой? А мама — умная? А вы – умнее? А что нравилось больше — математика или литература? И с усилием подчерпнула из нутра — коль во поле берёза. И мало-помалу белые играли и выигрывали, сидя в своей лодке. А я в поддавки – ножками потопчу, хвостиком подмету, скорее бы приплыли.

На 31-ой минуте материализовались часы. Вот же ещё мучение! Он – о золотой рыбке. А я — про рыбу-гроши. Он — о Золушке. А я – об убитой старушке. Было ли ему скучнее из его прекрасного далека? Ну, наконец-то: «Времени было мало, рана большая, теперь она с Эйвой», — растаяли улыбка и веселые зубы аватара.

Ну, что — были? Были же? Ну признайтесь – били? Да! Били были! Разные: растерянность; испуг, что не норма, и надо бы быстрее; оторопь; кураж; желание улизнуть, соврать, запудрить, втюрить, впарить, вклеить… Но – незаметно! И выше, всё выше и выше готовой к полёту крыши — нераспознанных чувств, чувствочек или как их ещё там — по матушке и по батюшке.

По-прежнему считаете, что дважды два четыре? А вы? И продвигаясь наощупь, вслепую, механически, чуткими холодными пальцами, там или даже глубже, на краю нежного и розового, спохватывался и отдергивал. Спасибо. И «включалось» что-то, чем пользуюсь редко. Вы полагаете, Евгений Онегин счастливее Татьяны Лариной? Я полагаю, что всё это следует шить.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото:

Калибан

«Не стану я ему в угоду
Весь день таскать дрова и воду,
И рыбу загонять в запруду,
И стол скоблить, и мыть посуду.
Прочь рабство, прочь обман!
Бан-бан! Ка… Калибан,
Ты больше не один:
Вот новый господин!
Твой добрый господин!

Свобода, эгей! Эгей, свобода! Свобода, эгей! Свобода!»

Уильям Шекспир. «Буря». Фрагмент

Перевод Миxаила Донского

Сцена из спектакля «Буря» по Уильяму Шекспиру. L’atelier théâtre du CAES du CNRS à Toulouse. Île d’Oléron, 2012