Алексей Рыбников: творчество свободно, остальное — ремесло
Искусство

Алексей Рыбников: творчество свободно, остальное — ремесло

«Юнона и Авось» - музыкальная мистерия композитора Алексея Рыбникова на стихи Андрея Вознесенского. Созданная почти сорок лет назад, она не сходит со сцены. В апреле Театр Алексея Рыбникова представит легендарную рок-оперу в авторской версии зрителям Женевы и Цюриха.

Алексей Рыбников, советский и российский композитор, народный артист России, создатель музыки к сотне фильмов, среди которых «Остров сокровищ», «Приключения Буратино», «Тот самый Мюнхаузен», «Вам и не снилось», «Братья Карамазовы», автор симфонических композиций и культовых рок-опер «Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты», «Юнона и Авось» и других, отвечает на вопросы журнала schwingen.net.

— Алексей Львович, рок-оперу «Юнона и Авось» видел, кажется, весь мир. А в Швейцарии неужто впервые со сцены прозвучит:

«Ты меня на рассвете разбудишь,
Проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.»?

Я лично бывал в Женеве много раз, путешествовал по Швейцарии. А наш театр едет в эту прекрасную страну впервые. Нам очень важно и интересно, как отреагируют зрители. По моим наблюдениям, швейцарская публика знает и любит искусство и тонко ценит его. Так что ждем встречу со зрителями с волнением.

— Мы тоже с волнением ждем встречу с легендарной «Юноной и Авось». А Вы сможете приехать на премьеру в Женеву?


image description
image description
Марат Гельман на время отказался от концепции Немцова, что Кремль сошел с ума
| Общество

Марат Гельман на время отказался от концепции Немцова, что Кремль сошел с ума

Марат Гельман, российский коллекционер, галерист, публицист и арт-менеджер объясняет поведение российского президента Владимира Путина и его окружения с точки зрения...

Топ-10 на «Швейцария для всех»: культура, права человека, связь с отчизной…
| Общество

Топ-10 на «Швейцария для всех»: культура, права человека, связь с отчизной…

Какие темы чаще интересовали читателей «Швейцарии для всех» в минувшем году? Эмигрантская культура, искусство провокации в стихотворении Иосифа Бродского, солидарность...


Я сейчас завершаю работу над музыкальным кинофильмом «Литургия оглашенных», являюсь и режиссером, и продюсером. Визуальный ряд уже готов, заканчиваем звуковой. Творческий процесс непредсказуем, детальная проработка эпизодов порой требует больше времени и усилий, чем планировалось. Если успеем до 10 апреля, постараюсь приехать.

«Опера-мистерия «Авось» (1979) известна широкой публике как рок-опера «Юнона и Авось». В ней соединились традиции русской духовной музыки, народный фольклор, жанры массовой «городской» музыки с образными, идейными и эстетическими приоритетами композитора Алексея Рыбникова – идей искупления человеком своих грехов, осмысление проступков человека и понимание необходимости ответить за них, спасение в Божьей Любви и Прощении. Первоначально музыкальная тема была тесно переплетена с текстами из Православного Молитвослова и Псалмов. Мощный эмоциональный посыл произведению добавила поэма Андрея Вознесенского – «Авось» и его стихи. В либретто оперы соединились духовное и светское начала». (Театр Алексея Рыбникова).

— Премьера рок-оперы «Юнона и Авось» состоялась в Московском театре имени Ленинского комсомола почти сорок лет назад. Тогда, в 1981 году, многие верили в её успех?

Все было экспериментально, непредсказуемо, хрупко. Скажу словами Андрея Вознесенского, которые он вложил в уста графа Резанова. Они отлично передают атмосферу того времени и наши ощущения: «Затея не удалась. За попытку… спасибо!». Мы понятия не имели, чем все это обернется. А обернулось победой! И вот уже много лет «Юнона и Авось» идет на сценах разных театров и стран. Значит, все было сделано правильно.

— Как Вам работалось с Андреем Вознесенским? Он ведь заметно старше Вас и ко времени создания рок-оперы был известным поэтом?

С Андреем Вознесенским работать было чрезвычайно легко. Он – гениальный. Такие люди имеют широкий кругозор, прогрессивное мировоззрение, широкие понятия о человеческих отношениях и о мире. Что им и позволяет опережать свое время. У Андрея уже был опыт сочинений на музыку, и он очень ясно понимал, что мне нужно как композитору. Я играл ему мелодию и даже объяснять не приходилось, он чувствовал тему и понимал, какие стихи будут звучать.

Золотой диск фирмы «Мелодия» за выдающийся вклад в музыкальную культуру (продано 2 миллиона дисков). (Фото: Театр Алексея Рыбникова).
Золотой диск фирмы «Мелодия» за выдающийся вклад в музыкальную культуру (продано 2 милллиона дисков). (Фото: Театр Алексея Рыбникова).

Дело в том, что изначально стихи, ставшие основой либретто «Юноны и Авось», писались не для пения. Это самостоятельная поэзия, глубокая, со сложными образами. А мне надо было соединить поэзию и музыку — чтобы стихи Вознесенского зазвучали в песнях. Задача оказалась сложная, но очень интересная. Например, популярные песенные тексты Вознесенского «Миллион алых роз», «Верни мне музыку», «Плачет девочка в автомате» сочинялись поэтом специально для музыки, там совсем другое мышление. А глубокую поэзию спеть сложно. Я горд, что у меня получилось.

— Вы окончили Московскую консерваторию с отличием, затем аспирантуру. Учились по классу композиции у знаменитого Арама Хачатуряна. Как можно было после консерватории стать музыкальным революционером? Создание рок-оперы в года, когда рок запрещен в СССР, разве не вызов?

Мне хотелось создать музыкальное произведение, во-первых, на российской основе, во-вторых, выразить свои чувства и мысли. Церковные песнопения, тем более в сочетании с рок-композициями, — об этом даже подумать никто не смел в те времена. Но была потребность высказаться, отправить, как теперь говорят, свой месседж людям. И сделать это не так, как разрешено, а иначе, другими выразительными средствами.

Я работал, просто писал музыку, которая мне нравилась самому. Не задумывался: возможно — невозможно. И, честно говоря, особо даже не надеялся на то, что это когда-то выйдет в свет. Столкновение с властями ожидалось, оно и произошло, всяких неприятностей было много. Мы жертвовали карьерами, спокойной жизнью. Я все подробно описал в своей книге воспоминаний «Коридор для слонов».

Премьера оперы-мистерии «Юнона и Авось» в Ленкоме с Марком Захаровым, Андреем Вознесенским, Владимиром Васильевым, Алексеем Рыбниковым. 1981 год. (Фото: Театр Алексея Рыбникова).
Премьера оперы-мистерии «Юнона и Авось» в Ленкоме с Марком Захаровым, Андреем Вознесенским, Владимиром Васильевым, Алексеем Рыбниковым. 1981 год. (Фото: Театр Алексея Рыбникова).

Музыка нашла дорогу к людям трудно, непредсказуемо, буквально с элементами мистики. Сначала на пластинке записали альбом, а потом поставили спектакль в театре. За все годы я ни разу не пожалел, что это случилось. Честно говоря, очень многое в своей жизни я делал именно так, как мне хотелось, как нравилось, без расчета, будут опубликованы мои произведения или нет. Но, оказывается, Бог помогает людям.


image description
image description
Марат Гельман на время отказался от концепции Немцова, что Кремль сошел с ума
| Общество

Марат Гельман на время отказался от концепции Немцова, что Кремль сошел с ума

Марат Гельман, российский коллекционер, галерист, публицист и арт-менеджер объясняет поведение российского президента Владимира Путина и его окружения с точки зрения...

Топ-10 на «Швейцария для всех»: культура, права человека, связь с отчизной…
| Общество

Топ-10 на «Швейцария для всех»: культура, права человека, связь с отчизной…

Какие темы чаще интересовали читателей «Швейцарии для всех» в минувшем году? Эмигрантская культура, искусство провокации в стихотворении Иосифа Бродского, солидарность...


— Пьер Карден помог в 1983 году показать «Юнону и Авось» в Париже и Нью-Йорке. Затем были триумфальные гастроли по всему миру. А летом 2009 года во Франции, на международном фестивале Пьера Кардена, Театр Алексея Рыбникова представил новую постановку рок-оперы «Юнона и Авось». Как это было?

У Пьера Кардена был День рождения. И он хотел на новом фестивале в Лакост (фр. Lacoste), который теперь стал ежегодным, показать «Юнону и Авось». Мне кажется, он всю свою жизнь любил это произведение. Идея пришла к нему где-то в начале мая. И нужно было быстро, за полтора месяца сделать спектакль. Надо сказать, что ранее у нас в планах этого не было. Мы считали, что раз спектакль в Ленкоме идет – замечательно, зачем еще одна «Юнона и Авось» в Москве?

Но уж коль возник случай, отложили другие театральные дела и всей труппой взялись за «Юнону и Авось». Придумали декорации, костюмы, короче говоря, поставили спектакль и поехали во Францию. Премьера была на открытом воздухе, на фоне скалы, без либретто на французском языке. По-русски пели, как оно есть, только перед началом ведущий коротко рассказал сюжет произведения. А среди зрителей-то преимущественно франкофоны!

Пьер Карден и Алексей Рыбников в замке Лакост перед премьерой «Юноны и Авось». Июль 2009 года. (Фото: Театр Алексея Рыбникова).
Пьер Карден и Алексей Рыбников в замке Лакост перед премьерой «Юноны и Авось». Июль 2009 года. (Фото: Театр Алексея Рыбникова).

Успех был фантастический. Публика все почувствовала и поняла без субтитров. Мы полагали, что покажем спектакль один раз, как подарок на День рождения Пьера Кардена. А когда вернулись в Москву, подумали: а может и россиянам понравится? В России нашу постановку тоже приняли на ура. С тех пор Театр Алексея Рыбникова сыграл «Юнону и Авось» больше тысячи раз и сохраняет её в репертуаре.

— Вас называют создателем жанра советской и российской музыкальной мистерии. Согласны с этим?

Хотя «Юнону и Авось» тоже называют музыкальной мистерией, но настоящая мистерия, скажу я вам, это «Литургия оглашенных». Я её создавал почти 10 лет. В ней соединились тексты великих поэтов эпохи Возрождения, русских писателей и поэтов Серебряного века, библейские откровения. Сюжетная линия «Литургии» напоминает «Божественную комедию» Данте, но действие перенесено в Россию первой половины XX века. Духовная тема всегда актуальна.

Спектакль впервые показали в 1992 году, с чего и начался Театр Алексея Рыбникова. С тех пор наш театр стал популярен в России и за рубежом, мы объездили с гастролями много стран в Европе, Америке и Азии. И вот через четверть века после создания театра и премьеры «Литургии оглашенных» решили снять одноименный музыкальный кинофильм. Поэтому сейчас я захвачен этой творческой мистерией.

— Надо ли ограничивать «раскованность мысли» художника? Что для Вас значит свобода творчества?

Думаю, без свободы творчества нет никакого творчества, могут быть только поделки ремесленные. А творчество обязано быть свободным. Его никто не может ограничивать, кроме внутреннего представления художника. Такие ограничения очень важны, а внешних не должно быть. А если они есть, их нужно обязательно преодолевать. Иначе в конце работы над произведением не будет удовлетворения, которое приносит только свободное творчество.

— «Искусство выполняет роль посредника между жизнью и смертью. Особенно музыка». Разделяете это мнение?

Очень сложная конструкция. Почему между жизнью и смертью? Не знаю… Мне кажется, музыка – это, прежде всего, жизнь. А смерти для верующих людей вообще нет как таковой. Поэтому музыка – это, наверно, все-таки посредник между жизнью и жизнью. Может, просто, между разными формами жизни.

— Граф Резанов был дипломатом и путешественником. В 1806 году на паруснике «Юнона» он пересек Тихий океан от Аляски до залива Сан-Франциско в северной Калифорнии и вернулся обратно в русскую колонию Ново-Архангельск на Аляске. Известно, что Вы тоже любите путешествовать. А какие у Вас впечатления о Швейцарии?

В Швейцарии мне очень нравится Женева с чудесным фонтаном на озере. Но больше всего люблю Монтрё. Я побывал в гостинице, где жил Набоков, видел его номер. Там очень живописно и необыкновенная атмосфера, неслучайно знаменитый джазовый фестиваль проходит именно в этом швейцарском городе. Много радости доставили мне и концерты классической музыки на фестивале в высокогорном Вербье. Так что впечатления о Швейцарии у меня самые светлые и добрые.

— Огромное спасибо за время, которое Вы нашли для нас. Желаем творческой удачи, успеха и очень ждем «Юнону и Авось» в Швейцарии!

— И Вам спасибо. И всем-всем самые лучшие пожелания удачи и счастья!

#

Текст: Марина Охримовская

Фотографии: Театр Алексея Рыбникова

«Юнона и Авось». Театр Алексея Рыбникова

Премьера в Швейцарии авторской версии рок-оперы «Юнона и Авось» в исполнении Театра Алексея Рыбникова. Спектакль играется в 3D-декорациях и сопровождается субтитрами: в Цюрихе — на немецком языке, в Женеве — на французском.

12 апреля — ЖЕНЕВА — Theatre du Leman — 20:00

13 апреля — ЦЮРИХ — Schinzenhof Horgen — 20:00

Приобретение билетов онлайн у организаторов: https://www.afgmusic.ch

“Юнона и Авось”. Легендарная рок-опера в Женеве и Цюрихе

Поделитесь публикацией с друзьями

Напишите ваше мнение в FACEBOOK

Комментарии на сайте

Марина Охримовская

Премьера «Юноны и Авось» в Швейцарии стала для меня волшебным источником света среди темных новостей. Прекрасную рок-оперу воплотили в Женеве и Цюрихе талантливые артисты Театра Алексея Рыбникова. Организаторы гастролей Alpha FG Music в который раз подарили зрителям встречу с легендой театрального искусства.

Алексей Рыбников написал музыку на стихи Андрея Вознесенского почти четыре десятилетия назад. Премьера состоялась в Ленкоме в 1981 году. Спектакль собирает полные залы и объехал весь мир. Как и многие мои друзья, я люблю эту музыкальную мистерию, песни из «Юноны и Авось», мне кажется, раз услышав, невозможно забыть.

В 2009 году во Франции, на международном фестивале Пьера Кардена, Театр Алексея Рыбникова представил новую, авторскую версию «Юноны и Авось». С тех пор её увидели во многих странах, а теперь и в Швейцарии.

Я слушала рок-оперу в Цюрихе. Чудесная музыка и слова считывались легко, но акценты были другие. На мой взгляд, в постановке Театра Алексея Рыбникова тема духовности и светлой надежды преобладают над любовной историей и темой «полдорожья», как запомнилось в прочтении Ленкома.

Спектакль показался цельным и ёмким, и одновременно восхитил удивительной легкостью. Видимая нестабильность, хрупкость условных декораций как бы отражала зыбкость земного бытия; фрагмент черного каната превращался то в петлю-удавку, то в больно бьющий кнут (ведь рабство есть и в наши дни), то оттенял любовь, свет которой ярче среди мрака разлук независимо от названия страны и века в календаре.

Музыка Алексея Рыбникова, стихи Вознесенского, ангельский голос Кончиты (Язиля Мухаметова), романтический граф Резанов (Никита Поздняков), мудрый отец Ювеналий (Леонид Сивец), хор, поющий как одна душа, хореография, видео (спектакль идет в 3D декорациях) по-новому ярко рассказали замечательный сюжет, который когда-то так взволновал меня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику