Гадание на часах
Литклуб, Охрантология

Гадание на часах

Притяжение

Притягивая нас друг к другу,
До раннего утра
Часы торопятся по кругу
Из завтра во вчера.

Всё сложное решится просто.
Невольно вдруг
Меж колыбелью и погостом
Замкнётся круг.

Не умоляй о благодати.
Вперёд и ввысь
Среди объятий и проклятий
Мы пронеслись.
2015

Споткнувшемуся

Разбилось сердце. Очень больно.
Осколками на дне души.
И стон стозвонный, колокольный,
Звенит, звенит в тиши.

Творец! Споткнувшись на бегу,
Я чувствую Твою усталость.
Всё, что назначено – досталось.
Ты мог. Ты смог. И я смогу.
2014

Ева

Познать, в чем суть безгрешных тел.
Запрет нелеп. До основанья.
Не Ты ли этого хотел?
Вкушаю с дерева познанья.

Свидетельством на Страшный суд,
Как свет летит через столетья,
Мою природу донесут
Простые эти междометья.
2014


image description
image description
«Жена Чайковского» — драма Кирилла Серебренникова о том, каково это — быть заложником чужого таланта
| Искусство

«Жена Чайковского» — драма Кирилла Серебренникова о том, каково это — быть заложником чужого таланта

«Жена Чайковского» - кинофильм Кирилла Серебренникова о недолгом браке Петра Чайковского с Антониной Милюковой. Кинокритик Антон Долин назвал роль Алены...


Смешная девочка

За океан уходит солнце
И ровно через семь часов
Протянет луч в твоё оконце,
И улыбнётся: будь здоров!

Смешная девочка не плачет,
В её ладонях – тёплый лучик,
Он может принести удачу,
Он самый светлый, самый лучший.

Когда я буду спать ложиться,
Я поцелуй пошлю луне.
Смешная девочка приснится
И улыбнётся мне во сне.
2013

Гадание на часах

И небо звёзды рассыпало,
и дождик тихо моросил,
и колыхалось, и пылало
уже без сил.

Наука прошлого – проста:
его не обновишь с листа;
за занавеской день угас,
и тень – у глаз.

Священный круг, пусть циферблат,
не в силах предсказать закат,
не волен угадать рассвет,
на нет и спроса нет.

Над миром засветили вновь
ночник из призраков и снов,
небытие вошло в зрачок,
хотя не срок.

На обезблюдевшем столе часы идут,
стоит июль в календаре, да
маятник – такой чудак – твердит:
тик-так, тик-так.

2013

Начало времён

весна уже торжествовала,
но
диагональю пояс Ориона
перечеркнул полночное
окно,
и бабочка устало трепетала
за зыбкой гранью
полу-яви, полу-сна,
и в гулких сумерках затихшего
квартала
звенела колокольня
Сан-Серна,
и в хаосе мерцания и звука,
закованная в свет,
как в кандалы,
Луна решительно катилась к перигею,
сводя с ума
подлунные миры.
И близость чрезвычайная
настала,
всяк верующий
истину постиг,
и бесконечность
приняла начало…

Часы в тот миг чуть медленнее шли.
Родился новый миг,
и сердце жарче застучало
в горячих недрах вспыльчивой Земли.


image description
image description
«Жена Чайковского» — драма Кирилла Серебренникова о том, каково это — быть заложником чужого таланта
| Искусство

«Жена Чайковского» — драма Кирилла Серебренникова о том, каково это — быть заложником чужого таланта

«Жена Чайковского» - кинофильм Кирилла Серебренникова о недолгом браке Петра Чайковского с Антониной Милюковой. Кинокритик Антон Долин назвал роль Алены...


19 марта, 2011

Одному политику

Праиндоевропейский
Глагольный предатор
Послал на плаху многих,
Расстреливал в упор.

До зарезу стал вдруг нужен
Крокодиловый словарь.
Он ожил, загадив души
И измордовав, как тварь.

Меж морфемой и богемой
Затерялась благодать.
Залезай как можно выше,
Чтоб на всех оттуда врать.

Утверждаясь на обмане,
Фигу придержи в кармане.
Прикрываясь звонкой измой,
С напомаженной харизмой,

Лги уверенно, софизмы
Забивая. Гвозди так же
Забиваются в гробы.
Плюй всем в рожу,

Режь по коже,
Обалдеют от аллюзий,
Одуреют до конвульсий
Словоблудия рабы.
2008

Палитра поэта. ОБЭРИУ

ОБЭРИУ

Чёрным или синим пишем
Про Россию или про другие,
Тоже не родные, тоже не тверёзые,
С вислыми берёзами, с кошками
И мышками, с книжками и вышками.

С подгузников урок заучен:
Повешен тот, другой – замучен,
Застрелен, укрощён психушкой.
Эк невидаль! Когда полушкой
В окошке тусклом белый свет,
Когда в каких-то двадцать два
Болит до рвоты голова,
Виску приятель – парабеллум,
Чтоб красным написать на белом.
2013

Однажды в поезде…

Долго-долго
через поле,
через лес и луг
ехал пассажирский
поезд с
севера на юг.

Полустанки, полушалки,
сёла, города, огороды,
речки, броды,
рельсы, провода.
Небо тучами клубилось,
ночь вошла в окно.

Поезд мчится, что случится
знать не суждено.
Обжигаясь горьким чаем,
пирожок жуя,
я отчаянно решала,
что же значу я.

А на полке боковой,
укрываясь с головой,
мятый и небритый,
видимо, найдя ответ,
всю дорогу дрых сосед,
как багаж забытый.
2001

На холсте

Люблю я масло, и давно.
Но не так, как лубрикант,
что пользовал Марлон-чудак
в скандально-сказочном кино.

Ты сетуешь, подрамник – пуст,
а жизнь проходит. Ну и пусть!
Весна во мне ещё живёт, ещё поёт,
и боль – не боль, и грусть – не грусть.

На раме – холст. В пространстве том,
пустом, ещё необжитом,
сокрыты тысячи чудес:
там соль земли и свет небес.

Ты думаешь, что я больна,
Что перетянута струна,
И заслоняя от проклятья,
Меня ты кутаешь в объятья.

Не укоряй. Идут года. И время
Всё излечит. Не ты – разлучница-пурга
безбрежно белые снега
накинет мне на плечи.
2013

Курьёз

Манит страстей
златая нить.
То, что сбылось,
не изменить.
Но вот вопрос,
и он меня задел всерьёз:
что сбудется —
не изменить.
Какой курьёз!
2001

На круги своя

В долине, где кизил цветёт
и время мерно счёт ведёт,
бежал поток, и рос росток.

Он мёрз в мороз, зной пёк
его, и под дождём
не раз он мок, но он
взрослел и рос, как мог.

И наконец он стал большим,
он много видел лет и зим,
надежду, ненависть, печаль,
любовь, разлуку, страх и боль.

Он умер, заслужив покой:
ничто не вечно под луной.

Год звёздный круг перевернул
и вновь в долину заглянул.
По-прежнему бежит поток,
а к небу тянется росток.
2001

Фото: Schwingen.net

Стихи: Марина Охримовская

Марина Охримовская

 

Поделитесь публикацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.