На днях в Лейпциге представили антологию “Glückliche Wirkungen” – проект, в котором приняли участие писатели из 57 стран-членов ОБСЕ. Писатели пытались говорить о будущем, о «новом лучшем мире». Ниже текст украинского писателя Сергея Жадана из этой антологии в переводе на русский язык.

Будущее должно быть иным

Говоря о «новом лучшем мире», мы тем самым признаем, что мир сегодняшний, мир, в котором мы пребываем, является далеким от идеала и в любом случае требует улучшения. Не уверен, что мир может быть идеальным в принципе, но говоря конкретно о тех обстоятельствах, в которых нам всем выпало сегодня жить, вряд ли кто-то – серьезно и ответственно – скажет: мир прекрасен, оставим его таким, какой он есть.

Мир далеко не прекрасен. Мир несправедлив и уродлив. От требует перемен. Точно так, как и все мы – мы тоже нуждаемся в серьезных внутренних подвижках, серьезных мировоззренческих трансформациях. Если, разумеется, не хотим завтра проснуться в реалиях третьей мировой войны или какого-то локального апокалипсиса.

Тот, кто оставляет миру сегодняшнему, с его искривленной и насквозь лживой политической составляющей, с его самоубийственным экономическим содержанием, с его отношением к человеческим правам и человеческой чести, с его пониманием проблем свободы и чести, с его интерпретацией проблем просвещения, здравоохранения или экологии право на существование – просто не дает шансов будущему.

Будущее должно строиться на равенстве, взаимодействии и ответственности. В противном случае у него просто нет шансов. Не имеет шансов избежать несправедливости тот, кто оправдывает несправедливость вообще. Не имеет шансов беззаботно прожить остаток дней тот, кто путает беззаботность с безответственностью. Идя сегодня на уступки лжи, двойным стандартам и несправедливости, мы лишаем себя права на справедливость в будущем.

Мир будущего безусловно должен быть справедливым, как бы утопично это не звучало. Даже больше – будущее должно быть таким, чтобы необходимость и потребность справедливости не звучали утопично. Строить будущее, допуская в нем сегодняшний уровень политической коррумпированности, экономической безответственности и культурного шовинизма – то же самое, что добровольно строить тюрьму, планируя пересидеть в ней невнятные времена. Понимаю, что говорю всем давно известные вещи. Просто именно давно известное и оказывается надежно забытым.

В большинстве случаев несправедливость не является абстракцией. В большинстве случаев зло имеет абсолютно конкретное имя. В большинстве случаев неравенство, агрессия и ложь персонифицированы. И лучше для всех, если зло называют по имени, когда ложь вскрывают и не замалчивают, когда злодею, агрессору, насильнику отказывают в праве не нести ответственность за его собственные злодеяния. Мир слишком несовершенен, чтобы об этом молчать. Мы все слишком уязвимы и беззащитны перед лицом времени и истории, чтобы иронично отмалчиваться в тот час, когда нас уничтожают. Будущее не имеет никакого смысла, если нам все равно, каким оно будет.

Страна, в которой я живу, третий год ведет войну против агрессора. Агрессора, который сегодня, в наше время, в наши дни, нарушил все возможные правовые и моральные предписания. Который цинично и нагло игнорирует уроки прошлого, формируя таким образом будущее на предписаниях тотальной государственной пропаганды, шовинизма и реваншизма.

Для нас все вопросы будущего напрямую связаны не с экономической стабильностью или социальными стандартами, а с самой возможностью существования, непосредственно с перспективой отстоять свою свободу, свои рубежи, сохранить самих себя.

Для нас сегодня история не абстракция – она та данность, которая творится просто на наших глазах, нашими руками. У нас очень большие предостережения от прошлого и очень большие требования к будущему. Но и ответственность на нас также возложена весомая. И хорошо, чтобы её чувствовали все, кто говорит о будущем лучшем мире.

#

Текст: Сергей Жадан

Сергей Жадан

Первоисточник на украинском языке = > https://www.facebook.com/sergiyzhadan/

Перевод с украинского: Марина Охримовская

 

Комментарий через Facebook