Сотканная из осени
Литклуб, Охрантология

Сотканная из осени

В доме коллекционера среди многочисленных картин и скульптур мое внимание привлек кленовый листок. Обычный желтый пятипалый кленовый листок с коричневатыми прожилками. Высушенный, он был заботливо спрятан под стекло,  бережно и красиво оформлен в раму и, кажется, занимал почетное место.

– Это первый и очень ценный экспонат коллекции, – сказал хозяин, заметив мое любопытство. И поведал следующую историю.

– Началось все случайно, как шутка. Кто бы мог подумать, что этот эпизод станет мне дорог и снова, и снова буду возвращаться к нему – в память он врезался до мельчайших подробностей.

Она стояла у вокзального киоска, разглядывая витрину. Тоненькая, воздушная, с копной рыжих волос, в которых буквально запуталось осеннее солнце. И веснушки. Потом разглядел, даже глаза у нее были золотистые, медовые. Уставился, оторваться не могу.

Она, конечно, заметила, заулыбалась. И тогда смело полез с обычной чушью — как зовут и кто такая, куда собралась и не возьмет ли с собой. Она смеялась и говорила «поехали!»

Рад был необыкновенно. Эдакое предвкушение новизны, ожидание приключений, когда все легко, и все нипочем. Весело болтали о том, как она познакомит меня с друзьями, а завтра пойдем гулять в лес.


image description
image description

Вместе мы поднялись в вагон, но тут хватился — закончились сигареты. Побежал в киоск. Возвращаясь к ней и затягиваясь горьким, горячим дымом, чувствуешь его особенно остро, когда воздух уже холодный, вдруг понял. Словно прожгло, всей сутью осознал, что никуда не поеду. И не будет ни путешествия, ни новых знакомств, ни прогулок в осеннем лесу. С ней у меня ничего никогда не будет.

И тогда поднял желтый кленовый листок, подошел к вагонному окну, за которым светилось ее милое лицо и приложил хрупкого осеннего вестника к стеклу. Она тоже все поняла. Видел ясно улыбку ее лучистых глаз и узкую ладошку на листке по ту сторону окна.

Она уехала. А я остался на перроне с этим самым кленовым листом в руке. И беспечное юное сердце пело в моей груди легкий мотив…

Больше ее не встречал. Но до сих пор, а прошло более сорока лет, помню. Зябкий, пропитанный терпким запахом осеннего вокзала воздух, шум уходящего поезда, горечь дыма и рыжее солнце, запутавшееся в ее волосах.

С годами ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как неисполненные желания, – подумала я про себя.

#

Марина Охримовская

02.02.2002

Фото: Ольга Вартанян

 

Марина Охримовская
Ольга Вартанян

Поделитесь публикацией с друзьями

Напишите ваше мнение в FACEBOOK

Комментарии на сайте

Марина Охримовская

Сотканная из осени

(сценарий)

Кленовая аллея. Летит кленовый листок, за ним ещё и ещё. Осенний листопад. Бежит юноша, ему весело и все нипочём, подбивает ногами листья и ловит их. Несколько кленовых листов остаются в руке. Слышен шум проходящих поездов.

На перроне стоит она у газетного киоска, тоненькая, воздушная, копна рыжих волос, в которых запуталось осеннее солнце и глаза у неё золотистые, медовые. Глянула на вокзальные часы, ждёт поезд.

Он увидел ее, не может оторвать взгляд, словно заколдован, подошёл и подарил ей кленовый листок. И в миг, когда она брала листок, когда она улыбнулась, когда он улыбнулся, мир стал светлее, и они взлетели в осеннее небо и закружились вместе с золотым листопадом.

Шум подходящего поезда. Очарование минуло, это ее поезд, она зовёт — поехали вместе, поехали со мной. И он соглашается, они идут рядом в солнечном луче, рука об руку, почти зашли вместе в вагон, и вдруг он хватился — нет сигарет. Сейчас вернусь!

Побежал, купил, распечатал пачку, закурил, воздух холодный, дым горячий, горький, обжигающий. Он на перроне, она в вагоне, смотрит на него через окно. И тут он понял, словно прожгло, что никуда не поедет с ней, и ничего у них никогда вместе не будет. Никогда не будут они кружить в танце осени.

И тогда взял кленовый листок и прижал к вагонному стеклу. И она тоже все поняла, и с той стороны прислонила к стеклу свою ладошку. Он видел ее ладонь с той стороны стекла и лучистые глаза, и рыжие волосы, в которых запуталось осеннее солнце.

Поезд тронулся, ехал по перрону сначала медленно, затем быстрее и быстрее, и секунды становились вечностью, поезд увозил её одновременно в прошлое и будущее, и в каждом вагонном окне ему мерещилось ее лицо.

Поезд ушёл, а он остался на перроне, кленовый листок в руках. Навсегда. Проносились поезда, менялись люди-прохожие и времена года. Он возмужал и состарился, и наконец превратился в горстку пепла, пепел развеял ветер; летит кленовый листок.

Ветер подхватил кленовый листок и прислонил его к вагонному стеклу идущего одновременно в прошлое и будущее поезда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику