Русский писатель в Швейцарии Всеволод Бернштейн представляет героев своего нового рассказа. А schwingen.net охотно делится хорошей возможностью – читать и слушать добрые тексты о нашем житье-бытье.

 

Быть русским алкоголиком в Швейцарии — это сложный жизненный план. В этом безусловно есть что-то миссионерское, что-то возвышенное. Хотя, наверное, здесь больше подошло бы слово «возниженное», если бы оно существовало в русском языке.

Монах-миссионер отправляется в джунгли Амазонии с крестом и Библией нести прозябающим в духовных потёмках индейцам свет Божий. Русский алкоголик приезжает в блистающую чистотой и порядком Швейцарию с багажом душевной смуты, терзаний и бытового неустройства.

И тот и другой, и монах, и русский алкоголик делают одно несомненно богоугодное дело — способствуют установлению на вверенных им землях равновесия, чтобы ни индейцы, ни швейцарцы не впадали в крайности, которые вредны гармонии Божьего мира.

Гога Сапков следовал своему жизненному плану по-монашески неотступно и с высоко поднятой головой. И никак не пытался этот план упростить. Например, он принципиально не учил немецкий язык. Обходился привезённым из России суровым английским.

Обставил свою квартирку в районе Орликон в минималистском стиле хрущовки в Капотне: стол и два стула на кухне, диван и два стула в гостиной. И картины друзей-художников на стенах. Друзей у Гоги было много. Провидение любит непреклонных людей, щедро одаривает их друзьями.

В случае Гоги Провидение пошло ещё дальше, оно одарило его постоянной работой. По какому-то наисчастливейшему стечению обстоятельств Гога получил место графического дизайнера в крупной международной фирме.

Его непосредственным начальником был англичанин, то есть незнание немецкого языка не считалось большим недостатком, а кроме того шеф тоже был алкоголиком, но тайным, вынужденным скрывать свою слабость в виду различных социальных обязательств, бизнес, семья и тому подобное.

Гога был его в некотором смысле альтер-эго, живым воплощением идеи беззаботного безответственного пьянства, весело пляшущей тенью на стене пещеры его подсознания. Гогу и посадили в пещеру. Точнее, в подвал.

Оборудовали ему отдельное рабочее место с графической станцией в подвальном помещении, чтобы он не смущал сотрудников и посетителей своим помятым видом и густым одеколонным запахом, которым Гога безуспешно пытался перебить перегар.

Подобное попустительство человеческим слабостям трудно представить в международной компании, но похоже Гога действительно был очень хорошим графическим дизайнером.

Среди цюрихских русских Гогу любили все, ну или почти все. Он был таким Обломовым в царстве сплошных штольцев. Хотя стоит повторить, что в отличие от многих русских цюрихских штольцев, мечущихся в поисках заработка, этот Обломов имел постоянную и довольно прилично оплачиваемую работу в своём дизайнерском подвале.

Зак считал своей штольцевской обязанностью не реже, чем раз в неделю звонить Гоге и справляться у него, как дела. Вот и на этот раз Зак позвонил и спросил:

– Как дела, Гога?

– Хреново дела, – ответил Гога.

– А что так?

– Увольняют меня по ходу…

– Увольняют? За что? – Зак вложил в этот вопрос всё лицемерное удивление, на которое только был способен.

– Сексуальные домогательства и расизм, – со вздохом ответил Гога.

Вот тут Зак по-настоящему удивился.

– Ты дома? Никуда не дёргайся, сейчас подъеду.

– Выпить чего-нибудь захвати, – сказал Гога.

– Не извольте беспокоиться, – заверил Зак.

Через полчаса он уже сидел на кухне у Гоги и разливал по гранённым стаканам «Балентайнс».

Выпили по первой. Закусили невесть откуда взявшимися на кухне Гоги салатными крутонами.

– Домогательства хрен с ними, допустим, – сказал Зак. – Чего не случается с похмелья. Но расизм!? Гога! Мы ж с тобой бывшие советские люди!

– И в мыслях не было! Клянусь! – Гога ударил себя в грудь горстью крутонов.

– Ну, ну, успокойся! – сказал Зак. – Давай по порядку.

Дальше слушайте в исполнении автора на видео с 5:50, а общая продолжительность ролика – 20 минут.

 

 

Всеволод Бернштейн

 

Писатель и преподаватель

 

Сейчас Всеволод Бернштейн пишет и печатает статьи, рассказы, приключенческие романы, снимает кинофильмы, учит детей в школе дополнительного образования на русском языке «Детский городок» и в детском центре развития «Дар».

О Всеволоде Бернштейне больше расскажет его сайт https://www.zurigrad.com/ и книги:

Роман «Клоуны», (Ариа-АиФ, Москва, 1999)

Роман «Эль-Ниньо, («Центручебфильм, Москва, 2011)

Роман «Базельский мир», (Imprint, Цюрих, 2014)

Сборник рассказов «Однажды в городе Ц.», (Цюрих, 2017)

Повесть «Русский Сильвестр», (Цюрих, 2018)

Книга для детей «Антошка и книжколёт», (Центр ДАР, Цюрих, 2017)

Книга для детей «Костик – математический супергерой», (Центр ДАР, Цюрих, 2018)

 

Комментарий через Facebook