+100%-

…Гул затих. На подмостках почти крохотной сцены под зелеными лучами звезды, с которой не надо света, творилось чудо… Трагическая, трагикомическая, ироническая новеллы, психологические миниатюры, на первый взгляд – бытовые зарисовки, обобщенные до уровня притчи. Четкая текстовая графика Драматурга, где выверена каждая линия, запятая, точка, многоточие. И вдруг… зритель узнает себя. Он чувствовал так же, страдал, любил, сомневался, разочаровывался… «Две жизни падают, сливаясь, две жизни и одна любовь».

Два мира, две Вселенные, разделенные парсеками космических расстояний или микронами невидимых, сверхпрочных, непреодолимых преград стучатся, кричат, неистовствуют, пытаясь любить, познать, понять, разрушить друг друга. Нельзя. Звонок не работает, метрдотель неумолим, заветный ключ утерян. Да был ли он?

Они разговаривают на разных языках. А посредник, паромщик, перевозчик, переводчик, сталкер – сила темная, непонятная и по большей части враждебная.

— Я люблю Вас!

— Что он сказал?

— Так, общие обороты вежливости.

— Я обязательно вернусь!

— Что он сказал?

— Он прощается.

На какие-то мгновения пелена спадает, остаются одни оголенные нервы, только боль, только тоска, предчувствие необратимой утраты. И тогда вторая сигнальная система, коей является речь, этот универсальный инструмент общения (или разобщения?!) данный природой людям, уже не важен. Секунды высшего откровения, крупицы счастья… Но жизнь материальная груба, ей не до тонких движений обнаженных душ, безжалостно, неумолимо она разрушает иллюзии надежд бесстрастным ли голосом чопорной ханжи-переводчицы или тяжелой поступью Командора.

Вот Женщина. Он — друг. Он – враг. Она одна, а за порогом тишина, и ночь осенняя темна… И едва слышен шепот или стон: все было… Или не было?.. Он был так ласков, так внимателен к ней. Оставил свои часы, просил: «Смотри на циферблат – вернусь через пять минут». Она послушная, хорошая девочка: пять минут, пять свечей зажигает одну за другой. Он не вернется к ней. Она, сомнения полна, страдать и ждать обречена. Сомнения разрушают миры. И год пройдет, как день пустой. И снова будет осень. Но уже не осень, а просто погода.

За что? За что люди блуждают одинокие, мечутся, обманывают, обманываются, разочаровываются, гибнут на этой лучшей из планет? Какая вера нужна, чтобы пройти через лабиринты потерь, пережить похороны надежд? В каких университетах учат сохранять душевное тепло? Где взять силы и мужество, чтобы крест свой бережно нести и дойти, дожить достойно до мгновенья, когда та же невидимая, облеченная вышней волей, рука погасит свечу жизни, зажженную в миг вашего рождения? И что значит достойно? И кто, кроме внутреннего цензора, вправе определять можно и нельзя? Вопросы… Несть им числа.

Десяток новелл, сказок, былей, заповедей на спектакле новороссийского театра-студии «Кукушкино гнездо». Многоэтажный тупик с подвалом и крышей — «От Красной крысы до Зеленой звезды» по пьесе Алексея Слаповского. Художественный руководитель и режиссер Сергей Ливенцов. Это его Театр — http://kukushkino-gnezdo.ru/

И случайно подслушанный разговор странной пары. Истощенная несбывшимся еще молодая женщина  нетерпеливо вопрошала избранного временем старика:

— Объясните же, объясните, наконец, что это было?

— Деточка, Вы видели работу большого художника.

— Но, Боже мой, Боже мой, что делает он в этой глуши?

— Он делает невозможное…

2002 г.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: Саша Городилова

Клуб Крылья / Schwingen.net

Подпишитесь на новостную рассылку и читайте Крылья в социальных сетях