«Помоги, пожалуйста, мне страшно». Фильм Хелены Шмид и Яны Андерт
Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андерт «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.

«Помоги, пожалуйста, мне страшно». Фильм Хелены Шмид и Яны Андерт

«Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» - документальный кинорассказ Хелены Шмид и Яны Андерт вышел в швейцарском телеэфире в минувшем году. Здесь перевод для тех, кто владеет русским.

Хелена Шмид (Helena Schmid) — журналистка швейцарской медиакомпании Schweizer Radio und Fernsehen (SRF). С материалами о российском вторжении в Украину она работает с 24 февраля минувшего года. Яна Андерт (Jana Andert) — независимая военная фото- и тележурналистка. Лена Сосенко участвовала в производстве фильма как один из переводчиков.

«Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg» можно увидеть на канале SRF по этой ссылке на немецком языке. «Швейцария для всех» предлагает посмотреть 14-минутный сюжет и прочесть адаптированную расшифровку звуковой ленты на русском.

Далее закадровый текст и реплики свидетелей.

Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андрет «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.
Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андерт «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.

Мы едем в Берестянку, на северо-запад от Киева. До 24 февраля минувшего года здесь жили немногим более 400 человек. Село в Бучанском районе в пятидесяти километрах от украинской столицы в течение месяца было оккупировано российскими войсками. Тут живет Виктория. Она ведет нас к дому своей приятельницы.

— Валя, Валя…

Виктория рассказывает о том, как российские солдаты пришли сюда и убили мирного жителя: «Муж моей подруги стоял здесь, российский солдат направил на него автомат. Тот что-то сказал, что задело российского солдата, и он выстрелил. Это было страшно».

Дальше Виктория рассказывает о том, что случилось в соседнем доме, где её изнасиловал российский солдат.


image description
image description

«Он [солдат] заставлял меня делать мерзости. Мне было очень страшно. Спросила, убьёт ли он меня. Он сказал, что нет. Затем спросила сколько ему лет. Он ответил, что 19. Я сказала, что это возраст моего сына». Виктории тогда было 42 года.

На сегодня правоохранительными органами Украины и международными правозащитными организациями зарегистрированы сотни случаев изнасилований — российские военнослужащие на оккупированной территории совершают многочисленные тяжкие преступления против здоровья и жизни мирных украинских граждан. Будь то сексуальная агрессия против женщин, мужчин или детей, масштабы и жестокость российских солдат ужасают.

Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андрет «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.
Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андерт «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.

Илья тоже жертва российских оккупантов. Юноша жил в Восточной Украине. С апреля прошлого года ситуация в его родном Краматорске значительно ухудшилась из-за обстрелов и бомбардировок. Илья с мамой и сестрой решили уехать из почти полумиллионного города в более безопасное место. Они ждали своей очереди на центральном железнодорожном вокзале, и в это время рядом на толпу людей упала бомба.

Илья рассказывает: «Мы сразу побежали домой. У меня маленькая сестра, ей 10 лет. Вокруг было много погибших и раненых, мои ноги были в крови. Вскоре стало известно, что тогда на вокзале убили по крайней мере 57 человек».

Пару дней спустя семья вновь пытается эвакуироваться. Наняли за деньги водителя с машиной и 10 апреля выехали. Российские солдаты остановили их на блокпосте. Илье приказали выйти, завели в помещение блокпоста. Там было шесть человек, подошли еще двое. Просматривали телефон Ильи и нашли в нем фотографии проукраинского парада, а также снимки ЛГБТ+. И начались издевательства.

«Они сунули мне под нос тряпку с хлороформом. Я потерял сознание. Пришел в себя от адской боли. Я лежал голым на столе. Меня насиловали. От боли опять терял сознание. В какой-то момент спросил: почему вы меня просто не убьете? Хотелось умереть, чтобы не чувствовать боль. У некоторых были татуировки. Они мне запомнились лучше, чем лица. У одного на руке была вытатуирована обвитая змеей роза. Вдруг на улице послышались выстрелы, солдаты бросили меня. Я кое-как оделся и вернулся в машину. Мама и сестра слышали мои крики, и мама спросила: что случилось? Сестра плакала. Я не мог говорить три дня».

Марта Гавришко изучала историю во Львовском национальном университете имени Ивана Франко, защитила докторскую, стажировалась в разных странах. Сейчас преподает в Университете Базеля, исследует историю сексуального насилия во время войны, гендер, национализм и феминизм, Вторую мировую войну и Холокост, другие чрезвычайно болезненные и важные для человеческого общества темы.

«Насилие используется как оружие. Оно поражает не только самих жертв, но и общество в целом. Насилующие оккупанты таким образом посылают сигнал украинским мужчинам, что те якобы «ненастоящие мужчины», потому что не могут защитить свое население — женщин, мужчин, детей — от сексуального насилия. И это может принижать самосознание защитников Украины как мужчин», — объясняет Гавришко.

Виктория показывает дом, где произошло изнасилование. «Как вы себя чувствуете здесь?» — спрашивает журналист. «Ну так…» — отвечает женщина.

После случившегося Виктория пряталась в доме соседа, с которым они давние друзья.

«Посреди ночи кто-то постучал в окно, — рассказывает мужчина. — Я спросил: кто там? Мой голос дрожал. Это была Виктория, мне не забыть её слова: помоги, пожалуйста, мне страшно».


image description
image description

Женщина пряталась в этом доме месяц.

«Она была охвачена страхом, — вспоминает сосед Виктории. — Вздрагивала от каждого внешнего звука, будь то лай собаки или проезжающий транспорт. В такие моменты она пряталась за диваном. Кого живых поймали [из российских солдат] — надо бы кастрировать, — считает этот человек. — И высылать их обратно в Россию».

Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андрет «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.
Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андерт «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.

Через пять недель российские войска ушли из украинской Берестянки. Они оставили после себя разрушенные дома, дороги, трупы, искалеченные тела и души выживших в оккупации людей.

Виктории хотелось бы это скорее забыть: «Но я не могу. Когда работаю в доме или саду, мысли возвращаются к случившемуся. Пытаюсь отвлечься просмотром фильма или как-то еще, но помогает плохо».

Буча, наверное, самое известное в мире место зверств российской армии: расстрелы, повешения, пытки, изнасилования, подрывы людей… В марте прошлого года российские оккупанты убили здесь более 420 мирных жителей. Выжившие нуждаются в помощи.

«У моих пациентов есть опыт выживания, — говорит психолог Наталия Зарецкая, она помогает жертвам военной агрессии. — Важно, чтобы люди использовали этот опыт как внутренний ресурс. После пережитой трагедии человек чувствует себя опустошенным, изнуренным, изувеченным. Необходимо исцеление. Мы разговариваем об успехе выживания, но ни в коем случае не о травме».

Марта Гавришко критикует украинские власти за то, что информация о сексуальном насилии оккупационных войск во время войны России против Украины используется прежде всего для привлечения финансовой помощи и международного внимания, в то время как обществу еще предстоит овладеть максимально гуманными методами расследования подобных преступлений, которые исключают причинение человеку дополнительных страданий.

В частности, Илья и его семья выехали с Украины. Илье оказывают профессиональную психологическую помощь: «После того, что произошло, я закрылся [эмоционально] и думал о суициде».

Юрист из Киева Юрий Билоус обеспечивает жертвам насилия правовую поддержку. Он записал историю Ильи, направляет документы в украинские и международные инстанции, которые занимаются расследованием военных преступлений против человека и человечности. В условиях современной войны доказательств немало: фотографии, видеоматериалы. Отыскать преступников не всегда просто, но возможно. Так и в случае Ильи необходимо найти преступников и передать их правосудию.

Виктория рассказала своему сыну о случившемся: «Алексей мне ответил: мама, я не знаю, что сказать». Женщина хочет, чтобы война закончилась скорее. Она хотела бы посвятить себя воспитанию внуков, потому что «внуки — это счастье».

Виктория считает, что многие жертвы изнасилования скрывают свои истории из-за страха и стыда. Она рассказала о себе, чтобы такие люди знали — они не одиноки.

Лена Сосенко

Изображение:

Материалы документального кинофильма Хелены Шмид и Яны Андерт «Изнасилование как оружие: сексуальное насилие на войне в Украине» / «Vergewaltigung als Waffe: Sexuelle Gewalt im Ukraine-Krieg», SRF, 2022 г.

Поделитесь публикацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику

Швейцария призывает к расследованию возможных военных преступлений в Буче
| Новости, Общество

Швейцария призывает к расследованию возможных военных преступлений в Буче

Швейцария призвала все стороны войны строго соблюдать международное гуманитарное право и защищать гражданское население. Фотографии из Бучи с трупами гражданских...