Гарри Каспаров. О войне, выборах и будущем России
Основатели Форума свободной России Гарри Каспаров и Иван Тютрин на 5-й Антивоенной конференции в Таллине 3 октября 2023 г. (© forumfreerussia.org)
Новости, Общество

Гарри Каспаров. О войне, выборах и будущем России

Украина двадцать третий месяц мужественно защищается от жестокого российского вторжения, ХАМАС напал на Израиль, РФ объявила о выборах в марте действующего главы государства на пятый президентский срок, в ноябре в США пройдут 60-е в истории страны президентские выборы. Что еще нам сулит будущее?

Об итогах года минувшего и надеждах на год нынешний 13-й чемпион мира по шахматам, политик, сооснователь Форума свободной России Гарри Каспаров рассказал в интервью для «Каспаров.ru».

— Второй год подряд наиболее значимым событием является война в Украине. Чуть меньше чем через два месяца будет два года этой войне. Несмотря на помощь многих стран, военные ресурсы Украины находятся в плачевном состоянии. Это видно и по перехвату инициативы армии РФ на всех фронтах. Ко всему прочему, в декабре кончается финансовая поддержка Украины со стороны США. Что ждет Украину в 2024-м?

— Не сомневаюсь, что год назад, в преддверии 2023 года, многие надеялись, что война в Украине закончится. Честно говоря, я тоже питал надежды, что, получив эффективное западное оружие, Украина сумеет нанести решительное поражение путинским оккупационными войскам. Увы, эти надежды не оправдались. Война перешла в затяжную фазу. Уже идет война на истощение. Не случайны аналогии не со Второй, а даже с Первой мировой войной. И война расползается. Уже идёт война в Газе. И есть все основания предполагать, что этим ближневосточный театр военных действий не ограничится. Есть проблемы с Гайаной, очевидные поползновения Китая — грозные заявления Си Цзиньпина. Перед самым Новым годом он заявил, что Китай и Тайвань объединятся в ближайшем будущем. Всё это наводит на размышления, что, в очередной раз продемонстрировав слабость, Запад внушил уверенность диктаторам, террористам всех мастей, что они могут безнаказанно проводить свою агрессивную политику. Когда мы говорим «Запад», то понимаем, что всё зависит от Америки. Америка — лидер свободного мира — и экономический, и политический. И в первую очередь — военный лидер. Однако того объема помощи, который Америка должна и, я считаю, могла предоставить, даже близко не было.

Америка — лидер свободного мира — и экономический, и политический. И в первую очередь — военный лидер. Однако того объема помощи, который Америка должна и, я считаю, могла предоставить, даже близко не было.

Украина получила достаточно оружия, чтобы остановить агрессию и вернуть часть территории. Однако этого недостаточно, чтобы окончательно разоружить всё логистическое снабжение путинской армии и ликвидировать все ракетные угрозы Украине путем уничтожения ракетных баз, в том числе на территории России. Есть основания полагать, что отправка недостаточного количества оружия является результатом сговора, точнее попыткой американской администрации договориться, её так называемого умеренного крыла — Джозефа Бёрнса, помощника по безопасности Джейка Салливана и не будем забывать Джона Керри, хотя он и занимает боковой пост ответственного за всю «зеленую» повестку. Однако он является членом кабинета и старым другом Джо Байдена. Понятно, что за ними стоит огромный пласт чиновников, пришедших во власть во времена Обамы, которые рассматривают все международные проблемы как вынужденные отвлечения от своей внутренней повестки. Повестки, крайне деструктивной для Америки, как мы убедились сейчас, глядя на реакции в американских университетах не только студентов, но и профессоров на то, что происходит сейчас в Израиле, — утверждения о том, что преступления, совершенные чудовищными хамасовцами 7 октября, — это «неизбежное следствие колониальной политики Израиля».

Очевидно, что Америка должна найти выход из этого тупика. Тупика как внутренних проблем, так и определения собственной роли на международной арене. Но пока прогноз на 2024 год вряд ли будет утешительным. Так как на сегодня ведущими кандидатами остаются Джо Байден и Дональд Трамп. Один из них не в состоянии управлять страной, мы это уже видим — он буквально распадается на глазах. Сам вид Джо Байдена внушает уверенность врагам Америки, врагам свободы. А потенциально его оппонентом, если он доползет до выборов, будет Дональд Трамп. А это другая крайность. Энергии там хоть отбавляй, но это энергия полукриминального характера. Очевидно, что возвращение Трампа в Белый дом не сулит ничего хорошего Украине и другим странам, которые являются объектами нападок террористов.


image description
image description
Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...


К сожалению, многое из того, что случится в 2024 году, зависит от того, как пройдут американские выборы. Поэтому любые предсказания должны делаться с осторожностью. Несмотря на лидирующее положение Трампа и заявление Байдена, что он обязательно будет баллотироваться, у меня всё-таки нет уверенности, что американские избиратели увидят в бюллетене хоть одно из этих имен. Всё очень быстро меняется. Я считаю, что победа Трампа не гарантирована, хотя он является безусловным фаворитом. Однако есть надежда, что Ники Хелли — губернатору Каролины — удастся поймать попутный ветер, используя очевидные слабости позиции Трампа, и стать реальным конкурентом. При выборах один на один всё может случиться. Что касается Байдена, я считаю, что его состояние здоровья должно быть дисквалифицирующим фактором. Но власть он держит цепко. Вокруг Байдена также много людей, которые любой ценой пытаются сохранить как политическую, так уже и физическую мумию во власти. Америка, которой угрожает выбор между Байденом и Трампом, — это не та Америка, которая может занимать лидирующие позиции. Но мы все равно должны ждать исхода американских выборов. Точнее, самой динамики — она тоже будет многое определять. И это будет влиять на события по всему земному шару.

Нужны новые лидеры и мнения в общественном сознании. И осознание того факта, что никаких вариантов мирного сосуществования с бандитами, террористами и диктаторами не существует.

В первую очередь это касается помощи Украине. Конечно, хотелось бы, чтобы проголосовал Конгресс. Я думаю, что он всё-таки проголосует. Я не думаю, что это неразрешимая проблема. К сожалению, администрация Байдена активно использовала республиканское крыло в Конгрессе, чтобы оправдать недостаточно активную позицию поддержки Украины. Однако на самом деле количества оружия, которое администрация может доставить, а точнее списать, которое просто пылится на складах, достаточно для окончательного перелома в войне. Также сейчас набирает ход кампания по конфискации путинских денег — это более 300 миллиардов долларов. Хотя точную сумму на сегодняшний момент никто не знает. Позиция администрации начала меняться. Я довольно подробно занимался этим вопросом, потому что моя организация в Америке как раз была соорганизатором RDI, которая инициировала создание команды юристов во главе с ведущим американским юристом Лорисом Фрайдом. Отчет, который был опубликован со ссылками на американские законы и конституционные прецеденты, доказывал, что президент США может самостоятельно принять это решение касательно денег, которые находятся в США.

И это ощущение, что придется идти на крайнюю меру, начинает проникать в головы западных политиков. Не потому, что они по каким-то причинам вдруг обрели смелость и решительность, просто это вопрос выживания. Они начинают осознавать, что любой успех Путина угрожает им. Потому что речь может идти уже о глобальной войне.

Украине надо помогать, надо давать деньги. А давать деньги — это значит залезть в карман налогоплательщика. И это дело последнее. Когда возникает такая развилка, то идея конфискации путинских денег даже с известным риском для международных финансовых систем перестает казаться чересчур радикальной. Поэтому определенное движение есть. Свободный мир демонстрирует, что может собираться в самые сложные моменты. Хотя понятно, что на сегодняшний день проблема — это не только Путин, Си Цзиньпин и прочие бандиты и террористы по всему миру, но и сама слабость Запада, который никак не может для себя принять принципиальное решение, что это война за поддержание тех принципов, которые сделали этот мир успешным и процветающим, а не война России с Украиной.

— Есть ли ощущение, что Запад склоняет Украину к переговорам?

— То, что эта идея активно муссировалась в администрации США, никаких сомнений не вызывает. Этим объясняется то, что американское оружие не поступало вовремя в Украину. То оружие, которое могло нанести решительный ущерб путинской армии. Я не могу подтвердить это документально, но из всей информации, которой я располагаю, из разговоров, которые велись, аналитически выводится только одна формула Бернса-Салливана о разделе Украины, прекращении войны, а далее какой-то финансовой подачке за счет конфискованных денег. Плюс принятие освобожденной части Украины в НАТО. Но этот вариант нереален еще и потому, что нет никаких оснований полагать, что на него согласится Путин. Потому что, с его точки зрения, появление НАТО на Днепре — это все равно неудача. Кроме того, он убежден в том, что в продолжительной войне он добьется успеха, так как Запад демонстрирует слабость и нерешительность.

Я думаю, что пригожинское выступление было связано с тем, что и Пригожин, и те, кто его поддерживал, достаточно объективно оценивали, что передача Украине оружия решила бы исход войны. Как раз расправа с Пригожиным стала возможной в тот момент, когда Путину и его окружению стало понятно, что Запад и Америка не готовы к такому решению вопроса. Поэтому тема никуда не уходит. Тема сдаться и договориться с Путиным продолжает оставаться на поверхности. Публикации в The New York Times тоже являются индикатором того, что в Администрации эту тему продолжают двигать.

Вообще, последние несколько недель публикации в The New York Times носят чудовищный характер. Даже был вытащен «полезный идиот» или агент КГБ Серж Шмеман, еще работавший в Москве в горбачевские времена. Он написал разгромную статью на мою книгу «Winter Is Coming» в 2015 году, где указывал, что все, что я написал, — неправда. Он законченный мерзавец, левак, наследник Дюранти, того, кто писал в 31-м году, что новость о голодоморе — это выдумки антикоммунистической пропаганды. Шмеман написал о том, что Украина может удовлетвориться сдачей территорий и это тоже будет победой. Вот этот мерзавец готов отдавать украинскую территорию с людьми, которые на ней живут, — это и есть лево-западная тусовка, которая готова найти любой способ уклониться от противостояния. И это во многом связано с тем, что есть внутренняя повестка, которую они считают куда более важной.

Согласно этой повестке, любой успех подозрителен, потому что он достигнут в результате какой-то эксплуатации. Согласно этому мнению, люди делятся на тех, кого угнетают и кто угнетает. Это так называемый «антиколониализм». При этом путинская Россия, являющаяся наиболее агрессивной империалистической державой, выпадает из интересов людей, придерживающихся такой повестки. Это очень долгий разговор, который связан с тенденцией на Западе. Но эта тенденция сейчас может быть переломлена, ведь угроза западному образу жизни становится все более очевидной.

Но для этого нужны новые лидеры и мнения в общественном сознании. И осознание того факта, что никаких вариантов мирного сосуществования с бандитами, террористами и диктаторами не существует.

Вот это ценностный разрыв между свободным миром, где жизнь уникальна и она ценится, и миром несвободы, в котором человеческая жизнь не котируется. В этом противостоянии не может быть компромиссов. Потому что любой компромисс — это уступка злу.

Это конфликт, и пока не будет дан окончательный отпор, не будет продемонстрировано, что Запад обладает огромной политической и военной силой, конфликт будет расползаться.


image description
image description
Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...


При этом существует проблема, например, Израиля. Понятно, что если бы Израиль мог позволить себе использовать те же методы, что и Путин, то вопрос Газы решился бы за 24 часа. Но в Израиле совершенно другие мерки, по которым определяется успех или неуспех операции. Там не только вопрос спасения жизни своих солдат, гораздо важнее для Израиля не допустить большого количества жертв среди мирного населения, которым ХАМАС прикрывается.

Вот это ценностный разрыв между свободным миром, где жизнь уникальна и она ценится, и миром несвободы, в котором человеческая жизнь не котируется. В этом противостоянии не может быть компромиссов. Потому что любой компромисс — это уступка злу.

— Давайте вернемся к выборам в США. Так что же, избрание Трампа — это катастрофа?

— Я бы не хотел забегать вперед, потому что это очень низкая вероятность. Но это было бы большим ударом и для Америки, и для всего мира. Вопрос в том, что в паре Байден-Трамп шансы Трампа весьма велики.

— Вы неоднократно утверждали, что победа Украины в войне будет началом освобождения России от путинского фашизма. Вы всё ещё придерживаетесь этих взглядов или возможны другие варианты развития событий?

— Я более чем убежден, что победа Украины (только зафиксируем, что победа Украины — это освобождение всех территорий) делает невозможным сохранение путинского режима. Режим, который был построен на крымской мифологии и «вставании с колен», теряет легитимность даже в глазах «Уралвагонзавода». Ясно, что легитимность — это вера людей в то, что Путин ведет страну если не в светлое будущее, то правильным курсом. В условиях нормального выборного процесса потеря идеологической легитимности неизбежно приводит к краху. Другое дело, что проверить это невозможно. Но совершенно очевидно, если анализировать события последнего года, что есть зависимость. Режим явно укрепился именно за счет того, что война идет не блестяще, но они считают, что добились определенных успехов, избежав потенциальных катастрофических последствий украинского контрнаступления, которое захлебнулось из-за недостатка оружия. Поэтому связь между войной в Украине и сохранением путинского режима достаточно очевидна. Вопрос, как далеко это может зайти. Но украинский флаг над Севастополем будет равнозначен похоронному звону по путинскому режиму.

— В составе ВСУ воюют в том числе российские добровольческие батальоны. Среди бойцов этих батальонов много людей с сомнительными, часто националистическими взглядами. Форум свободной России провел сбор средств в поддержку таких батальонов. Как это может сказаться на вашей репутации и репутации ваших соратников?

— Этот вопрос, кажется, уже обсуждали пятнадцать лет назад, когда организовывались «Марши несогласных», «Национальная ассамблея». Когда есть единство цели, то многие политические разногласия остаются за кадром. Мы прекрасно понимаем, что большинство людей, воюющих в этих батальонах, придерживаются взглядов, которые для нас неприемлемы. Но идёт война. Я еще раз напоминаю, что идёт война, а в войне есть только две стороны. В этой войне эти люди, взявшие в руки оружие, приближают крах путинского режима. Если это наша цель, тогда вопроса такого нет. Если цель — получить новые гранты и понравиться донорам в Америке или Европе, тогда другой разговор. Но если цель — как у меня или моих коллег — добиться победы, помочь Украине победить, а потом свергнуть путинский режим и попробовать вернуть Россию на путь нормального развития, цивилизованного, тогда вопроса такого нет. Кроме того, и по Украине видно было, что люди таких взглядов — ну, скажем, ультраправых — никогда не набирали много на выборах.

Это возвращение к старому спору. Мне противно вспоминать всех этих Радзиховских, Льва Пономарева и прочих, кто визжал на каждом углу, что в России если не Путин, то будут фашисты. А я говорил, что фашизм в Россию придёт из Кремля, и писал об этом. Фашизм в Россию пришёл, все они сбежали из России, но продолжают рассказывать те же самые байки. В России сегодня фашистская диктатура. Кто воюет с этой диктатурой — их политические взгляды мне не важны, если они готовы взять оружие и воевать с режимом, который является угрозой не только для России, не только для Украины, но и для всего мира. Поэтому пусть рассказывают об этом в другом месте. К сожалению, они несут огромный вред по-прежнему.

В России нет никаких выборов давно уже, в России — фашистская диктатура и Путин нелегитимен. Надеюсь, что после марта 2024 года этот вопрос как-то будет закрыт, но до сегодняшнего дня тема продолжает муссироваться.

К сожалению, сегодня проблемы на Западе связаны с тем, что вся эта либеральная шушера — это самое мягкое, что я могу сказать о них, — продолжает отравлять сознание многих людей на Западе, в том числе и тех, кто принимает решения. Под мифы о том, что в России есть общественная жизнь, в России проходят какие-то выборы. Вот сейчас слышен очередной бред, о том, что мол идёт «избирательный процесс». Они опять создают проблемы тем, кто пытается как-то фиксировать, что в России нет никаких выборов давно уже, в России — фашистская диктатура и Путин нелегитимен. Надеюсь, что после марта 2024 года этот вопрос как-то будет закрыт, но до сегодняшнего дня тема продолжает муссироваться.

При этом, опять, что мы будем друг друга обманывать? Миллионы и миллионы долларов тратятся на содержание бессмысленных людей, которые рассказывали байки всё время, которые несут прямую ответственность, за то, что угроза путинской агрессии в Украине Западом игнорировалась. Я с ними спорил. Я уже говорил про 2008-2009 годы, это было и в 2015 году, и после. Одна из причин, почему моя книга «Winter is coming» оказалась проигнорирована, — потому что на мой голос, даже достаточно громкий, были сотни других голосов — орущих, визжащих, что всё это не так, что в России продолжается политическая жизнь. Это кончалось тем, что, когда я где-то выступал или заходил в какие-то кабинеты, меня внимательно могли выслушать, но говорили: «Но вы же давно уехали из России. Что вы знаете? Есть же очень много людей, которые героически продолжают бороться в России за трансформацию гибридной демократии в нечто более удобоваримое». Вот эти апологеты гибридной демократии переместились сегодня на Запад и продолжают свою разрушительную деятельность.

— Мы уже говорили, что Форум свободной России недавно занимался сбором средств для ВСУ. А что еще делал Форум, чтобы приблизить конец войны?

— Каждый может делать то, что в его силах. Форум пытается сформулировать ту самую необходимую повестку, которая позволила бы Украине получить требуемое оружие. Это именно изменение в оценках западных политиков, западных лидеров последствий украинской победы. Это самое главное на сегодня. Страх перед распадом России, который, как считают, неизбежен в случае победы Украины. Один из страхов предоставления Украине оружия — что Украина получит оружие, победит, освободит всё, вплоть до Севастополя, а это приведёт к краху Путина, распаду России, усилению Китая и т.д. Для западных аналитиков этот сценарий просматривается. Поэтому неправильно говорить, что неизбежный крах Путина после поражения, освобождения Крыма — это мои фантазии. Ровно это является аргументом, который приводится на Западе. Мы пытаемся создать другой фон, объясняя, что распад империи неизбежен.

Вопрос — какие масштабы это примет?

Распад России — это перекройка всей карты, создание нового геополитического пространства. Это решение, требующее калибра Черчилля, Рузвельта, Трумэна, Рейгана, Тэтчер.

Необходимо, чтобы это случилось как можно скорее и чтобы наконец-то было понимание, что в российской эмиграции можно сформировать сегодня альтернативу, которая могла бы стать гарантом, что Россия будущего не на бумаге останется, а станет двигаться в правильную сторону. В первую очередь это связано с уже уехавшими людьми. Если удастся их нормально организовать, то это был бы шанс, что в момент исторического перелома Россия не повторит прошлые ошибки.

— Почему они так боятся распада России?

— Распад России — это нечто непредсказуемое. Совершенно очевидно, что люди, которые управляют на Западе, не готовы к таким последствиям: Байден, Шольц. Это люди второго эшелона, которые оказались там волею судьбы. Произошли изменения в западном истеблишменте и западном обществе, которые вывели наверх посредственных менеджеров. Они могут удовлетворять очень многих, но по определению не являются лидерами.


image description
image description
Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...


Распад России — это перекройка всей карты, создание нового геополитического пространства. Это решение, требующее калибра Черчилля, Рузвельта, Трумэна, Рейгана, Тэтчер.

Что мы хотим от нынешних «лидеров»?

— Сейчас во многих государствах наблюдается консервативный поворот. Как вы считаете, с чем это связано?

— Это не совсем так на самом деле. Конечно, есть рост популярности правых партий, но это во многом реакции, люди чувствуют абсолютные провалы левой политики. Избирательные успехи Трампа в США — это результат того, что большая часть американского общества не приемлет левую повестку в её экстремальном виде, а она в экстремальном виде. То же самое мы и в Европе видим. Хотя, скажем, польские выборы кончились победой умеренных центристов. Победила правоцентристская коалиция, которая боролась уже с сильно правой, националистической партией, которая была у власти, кстати. А что касается Орбана, то Орбан, с моей точки зрения, коррумпированный мерзавец. Он очень изворотливый политик, который использует национализм, но это, мне кажется, связано с коррупцией. А что касается Аргентины, то я не думаю, что Хавьер Милей «правый». Он как раз политик «от бога», который почувствовал, что аргентинцам надоела нынешняя ситуация. Там, кажется, с 1946 года был такой «левацкий фашизм» — смесь Муссолини с Троцким. Это довело страну до ручки. Люди выбрали человека, который предложил новые решения. Кстати, одно из первых решений — он отказался присоединяться к России и Китаю в БРИКС. Это хорошо, что в Латинской Америке появилась страна, которая, будем надеяться, станет оплотом нормальной рыночной экономики и демократического мира.

— Как вы считаете, существует ли союз таких стран, как Россия, Иран, Китай, Венесуэла? Как они координируются между собой?

— Конечно, мы видим полную координацию. Иран помогает России, Россия уже давно помогает Ирану с ядерными программами. Они все помогают Венесуэле. Кстати, я читал сводку, что иранские дроны появились в Венесуэле. Первая армия в Латинской Америке, имеющая дроны. Сотрудничество идёт полным ходом.

— Какая роль тут у России?

— Естественно, центровая в этой паутине.

— А Китай?

— Китай за кадром. Китай, понятно, банкует, Китай — самый главный, но бандитизм — это за Путиным. Китай не вмешивается напрямую, он подогревает всё это, но напрямую следы Китая нигде найти нельзя. А Путин помогает Асаду. Я не сомневаюсь, что операцию 7 октября, конечно, планировали и российские советники. И то, что Мадуро подал голос по поводу референдума по оттяпыванию 60% территории Гайаны. Всё не происходит само по себе. Центр, я не сомневаюсь, находится в Москве.

— Сейчас становится понятно, что санкции в отношении России оказались неэффективными. С чем это связано?

— Нет понятной цели окончания войны. Чтобы санкции были эффективны, надо иметь желание, чтобы они были эффективны. Надо сделать их реальным оружием, а не бюрократическими отписками. Нет, они наносят определенный ущерб, но торговля нефтью идёт, торговля газом идёт. Да, там всё меняется, надо перегруппироваться, перебазироваться, понятно, что для России всё становится дороже. Но, тем не менее, санкции, связанные с главными продуктами российской торговли, далеко не столь сильны.

Что касается экономического сотрудничества в технологической сфере, то налажены новые контактные линии. Понятно, что Грузия и Армения остались, а сейчас Центральная Азия активно замещает всё. Через все эти страны идёт массовая торговля. Причём торгуют этим те страны, которые занимают принципиальную проукраинскую позицию. Но не может Германия запретить германским компаниям торговать с Кыргызстаном или Казахстаном. То же самое — финское или эстонское правительство, канадское правительство. Для того, чтобы такие решения были приняты, необходимо признать, что идёт война. Война, в которой необходимо побеждать. Тогда всё станет по-другому. Когда Запад признает, что идёт война, и примет хотя бы часть необходимых решений, то всё довольно быстро завершится.

Я говорил, что закрытие проливов, через которые идёт основная торговля российской нефтью, не представляется проблемой, если идёт война. Закрыли проливы — и всё. Или поставили бы запретительную пошлину.

Говорят, что будет эскалация — спросили бы украинцев про эскалацию. Мне интересно, что они могут сделать? США гораздо сильнее в военном плане.

Трусливая, позорная политика привела к тому, что сейчас требуется применение силы.

Вот, говорят, что если Тайвань объявит независимость, то будет эскалация. Китай не стерпит, Китай нападёт… А мне интересно, вот встал американский авианосец перед Тайванем, Тайвань сказал бы, что объявил независимость, а США сказали бы, что будут защищать. Я категорически утверждаю, что ничего не случится. Утрётся Си Цзиньпин от плевка платочком и займётся окучиванием Владивостока. Ничего не случится. Не надо нам рассказывать байки. Мир уже проходил это в 1962 году, а тогда соотношение сил было несколько иным.

— То есть ни Си, ни Путин не применят ядерное оружие?

— Какое оружие? Против кого? Против Америки? Какое ядерное оружие, ну что вы говорите? Это же игра, игра, как в покере — кто первым моргнет, только Америка гораздо сильнее. Ничего не будет. Мы это проходили много раз. Проблема в том, что происходит эскалация когда демонстрируется слабость. Слабость — это эскалация. До сих пор эти хамасовские бандиты — руководство их — сидят в Катаре. Рейган решил бы вопрос минут за десять или пятнадцать.

— Как?

— Катару сообщается, что через пятнадцать минут Катар появляется в списке стран, поддерживающих терроризм, со всеми вытекающими последствиями. Или этих бандитов нужно выдать немедленно международному правосудию. Я думаю, вопрос очень быстро решится. Но для этого требуется другой подход к решению проблем. Эти проблемы уже перестали быть проблемами, которые имеют дипломатическое решение.

Трусливая, позорная политика привела к тому, что сейчас требуется применение силы.

Я говорил об этом много раз. Попытка избежать применения силы приводит к тому, что цена остановки агрессии растет. Обама мог в 2014 году закрыть тему Крыма, я не сомневаюсь. Понятно, что ему было на это глубоко наплевать. Его политика было о другом. Никакого ядерного оружия в Иране никогда не было бы. В 2009 году, когда была «Зелёная революция» в Иране, американские войска ещё стояли в Ираке. Я полагаю, что многие иранцы просто ждали сигнала. Но США постоянно отказывается от своей роли лидера свободного мира. Соответственно, мы видим, что за последние пятнадцать лет, начиная с прихода Обамы, террористы, бандиты, диктаторы набрали наглости и силу.

— В России усиливаются репрессии. К сожалению, не все могут уехать из России. Что люди могут сделать внутри России?

— Ничего. Можно «поджечь военкоматы», но я этого не буду рекомендовать. А что еще? В стране фашистская диктатура — Германия 1943 года. Какие-то люди сопротивлялись тогда, но сейчас это даже сложнее. А что ещё можно? Я не знаю, что можно сделать, пока жив Путин, пока есть деньги, лояльность бюрократии. Легальных методов не осталось, нелегальные я рекомендовать не могу — что-то связанное минимум с риском для свободы, а скорее всего — для жизни. Сидя в Нью-Йорке, Загребе или Таллинне, мы не имеем права это рекомендовать. Вы там остаётесь по каким-то причинам — я понимаю, что не все могут уехать. Вопрос, конечно, по тем, кого мобилизуют. Но сказать, что, как Ходорковский, садитесь в тюрьму, я тоже не могу. Я считаю, что это морально правильное решение, но это тяжело.

Понятно, что сегодня любые активные выступления невозможны в принципе. Соотношение сил не то, общество даже близко к этому не готово. Но ждать надо того момента, когда ситуация может резко измениться.

— Ваш личный совет: что нужно делать в марте на так называемых «выборах президента»?

— Ничего. Я считаю, что ничего не надо. Моя позиция никогда не менялась. Я считаю, что любая форма участия в них, я уже не говорю про крайнюю форму, как запись в доверенные лица, всё равно является признанием, что у режима есть право проводить какие-то манипуляции выборами. Я считаю этот режим нелегитимным, фашистским, преступным. По этой причине я не играю с ним в какие-то игры. Это бессмысленно. Это преступники, захватившие власть, назначающие какую-то дату. Я отрицаю за ними любую форму легитимности, которая им позволяет что-то делать.

Как ответил чешский министр иностранных дел этому жирному уроду Небензе? Он просто послал его на хер! Какие мероприятия? Что России надо созвать Совет Безопасности? Пошли на хер! «Войска выведете, тогда будем разговаривать». Тут то же самое. А сколько можно разговаривать? Сколько я уже слышу: «выборы», «мы должны сделать то…». Я уже устал от этого всего! Режим нелегитимный. Точка. Всё, что можно сделать, — подписать письмо, что режим нелегитимен, и просить Запад перестать с этим режимом общаться. К сожалению, так не случится. Но по крайней мере это — позиция.

— Что вы пожелаете нашим читателям в 2024 году?

— Чтобы этот год не оправдал наших мрачных ожиданий.

Изображения:

Основатели Форума свободной России Гарри Каспаров и Иван Тютрин на 5-й Антивоенной конференции в Таллине 3 октября 2023 г. (© forumfreerussia.org)

Поделитесь публикацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику

Владимир Зеленский: «Поддерживая Украину, мир поддерживает защиту от войны»
| Новости, Общество

Владимир Зеленский: «Поддерживая Украину, мир поддерживает защиту от войны»

Президент Украины Владимир Зеленский обратился в четверг по видеосвязи к Швейцарскому парламенту. Такой формат встречи с руководителем иностранного государства швейцарские...

Тимоти Снайдер. Доказательства геноцида в Украине и отличия между российским и украинским обществом
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Доказательства геноцида в Украине и отличия между российским и украинским обществом

Насколько важна независимая Украина для европейского порядка? Почему война России против Украины направлена на уничтожение украинской нации? Почему Украина должна...