Мария Помянская всегда носит с собой альбом и маркеры, акриловые и простые. Разных фломастеров в её сумке три килограмма. Она любит рисовать с натуры. Поэтому материалы всегда держит под рукой.

Сегодня Мария работает в своей цюрихской мастерской. Недавно две её картины из серии «Ленин в Цюрихе» приобрел для коллекции сам город Цюрих. Встречу мы согласовали заранее. Так получилось это интервью.

От Москвы до Иерусалима

– Я родилась в Москве, – рассказывает Мария. – Мои родители – художники-графики, книжные иллюстраторы и оформители книг. Мы жили возле метро «Киевская». А мастерская у папы была в переулке на Немировича-Данченко рядом с Тверской. Папа делал плакаты для театра и балета, они имели большой успех. Так я и выросла в мастерской художника, атмосфере выставок и тому подобного.

© Мария Помянская. Из серии "Ленин в Цюрихе"

© Мария Помянская. Из серии “Ленин в Цюрихе”

 

Надо сказать, что мой дед Михаил Элевич Помянский тоже был московским художником. Он прожил 72 года, мне было шестнадцать, когда он умер в 1987-м. И выбор профессии для меня был органичен. После школы закончила Московское художественное училище памяти 1905 года. В тех же стенах, только на четверть века раньше, учился и мой отец.

© Мария Помянская. Из серии "Ленин в Цюрихе"

© Мария Помянская. Из серии “Ленин в Цюрихе”

В 1991-м семья переехала в Израиль. Почти сразу же я поступила в Иерусалимскую академию искусства и дизайна. Училась и обеспечивала себя сама. Работала секретарем, официанткой, графиком в газете MAARIV, фотошопером IT-фирмы. А на последнем курсе академии увлеклась видео-артом.

Смотреть и видеть

– И о чём были твои видео?

Темы в воздухе витали. В 1990-е население Израиля увеличивалось за десятилетие на миллион. Естественно, коренные израильтяне хотели знать: кто эти новые люди? Чем живут и дышат? И вполне естественно, был соблазн обобщить, измерить всех новеньких одною меркой.

Случайно на иерусалимской улице нашла очки со сверхсильными линзами. Вероятно, прежде они служили очень близорукому человеку. Хозяин так и не объявился. Зато видео «Очки» стало моей дипломной работой в академии искусства и дизайна.

Это было весело. Друзья надевали очки. А я снимала их на камеру. И получилась серия портретов – симпатичных и смешных. Мысль простая: даже через сверхмощные очки «одни на всех» – можно смотреть, но не видеть. Точно так и клише застят нам глаза.

Другой проект – «Нос». Из губки с двумя дырками сделала нос свиньи. В режиме ночной съемки зрачки человека отражают свет, и в образе возникает мистика, словно проявляется темная сторона души. Видео и фото «с носом» стали групповым портретом «новых израильтян», приехавших в страну из постсоветского пространства.

Клиповое мышление

– Но почему свиной пятачок?

Потому что клише возникают не на пустом месте. Они складываются из множества наблюдений. Можно представить такую ниточку рассуждений: эмигранты из бывшего Советского Союза едят свинину, значит они «некошерные»; прикидываются евреями, а сами «русские» (и к этносу или стране это отношения не имеет). А ведь люди разные – под одну гребенку всех стричь нельзя.

– А видео-арт – это был осознанный выбор?

Видео-артом меня увлек Вадим Левин. Мы дружили, вместе учились в Иерусалимской академии и открывали миры. Выставки, концерты, театр, путешествия – все было для нас. И видеокамера тоже, – улыбается Мария. – В это время видео-арт переживал очередной бум. Только и разговоров вокруг, что клиповое мышление, монтаж, видеоряд, концептуальный сюжет, спецэффекты и так далее.

В мастерской Марии Помянской в Цюрихе. (© schwingen.net)

В мастерской Марии Помянской в Цюрихе. (© schwingen.net)

У Вадима всегда много идей. Он из тех, кто умеет зажигать. И я загорелась, и стала делать видео о молодых, веселых, энергичных эмигрантах – наших друзьях. Это оказалось востребовано – в Израиле мои видео показывали на выставках, в музеях, по телевидению. Их смотрели, о них писали и говорили. В том числе и таким образом «новые израильтяне» вошли в дома «израильтян старых» – вместе с улыбкой и доверием.

Конечно, не все шло гладко. Были поиск, труд, разочарования, которые естественны для творчества. Важным опытом в начале 2000-х стало сотрудничество с директором-основателем Израильского центра цифрового искусства в Холоне Галит Эйлат (Galit Eilat).

Вдохновение рядом

– А как оказалась в Швейцарии?

– В 2002 меня пригласили в резиденцию для художников в Аарау. Потом из-за выставки я переехала в Цюрих. И вскоре поступила в Цюриский университет искусств на факультет сценического дизайна. Четыре года изучала видео-арт и современные технологии. Как студентка побывала в Венеции, Барселоне, Берлине, других красивых городах. Потом работала в Цюрихе и Берлине, Тель-Авиве – делала видео и кино-эссе, многое было. А через пять лет вернулась в Цюрихский университет на факультет изобразительного искусства.

Надо сказать, что к этому времени Вадим Левин уже несколько лет работал в Берлине. Годы шли, но мы не теряли друг друга из виду. Жизнь удивительна. Наверное, у человечества ещё много открытий впереди, в том числе в области отношений между людьми. В 2012 году Вадим и я решили жить вместе в Цюрихе. Теперь делим горести и радости каждый день. И наш союз очень дорог мне. На мой взгляд, вдохновение во многом зависит от человека, который рядом.

Мастера и мастерские

– Спасибо за искренность. Твои работы участвовали в 11 персональных и 60 групповых выставках в России, Израиле, Германии, Чехии, Нидерландах, Австрии, Японии, Швейцарии, Южной Корее. И у меня вопрос о языках: на каких ты говоришь?

– На английском, иврите, немецком, русском. С моим университетским профессором Ульрихом Гёрлихом (Ulrich Görlich) мы говорим по-немецки. Мы познакомились семь лет назад и дружим. Профессор теперь уже на пенсии. Учеба давно закончилась, а творческое сотрудничество продолжается.

© Мария Помянская. "Базель-труженик"

© Мария Помянская. “Базель-труженик”

Например, в 2017 году в Базельском университете была групповая выставка «Побочные эффекты» о молекулярной химии и людях, которые занимаются ею («Side Effects» – an Art of Molecule). Курировал проект господин Гёрлих. И для меня было большой радостью вместе с другими художниками увидеть лаборатории, познакомиться с замечательными учеными и рассказать об их работе фломастерами на листах А4 и маслом на холстах 2 на 4 метра.

Интересные предложения приходят постоянно. Так Юдит Виллигер (Judit Villiger) курировала выставку о художниках и художественных мастерских кантона Тургау. Это был наш с Вадимом совместный проект. Мы объехали десяток мастерских, познакомились с прекрасными людьми. Я рисовала фломастерами, а Вадим делал портреты-маски наших героев из картона. Выставка состоялась в прошлом году в городе Штекборне в доме-музее Haus zur Glocke, который посвящен искусству.

И новые барбизонки

– Коронавирус, наверное, вмешивается в планы?

– Да, к сожалению. В Амстердаме, например, пока отложена выставка новых барбизонок «Назад в реальность» (Back to reality).

В мастерской Марии Помянской в Цюрихе. (© schwingen.net)

В мастерской Марии Помянской в Цюрихе. (© schwingen.net)

– Барбизонцы – это ведь XIX век? Предшественники импрессионизма, французские художники Каро, Камиль, Руссо и другие писали реалистичные пейзажи. А кто такие новые барбизонки?

– Израильские художницы Анна Лукашевская, Зоя Черкасская, Наталья Зурабова, Ольга Кундина и Ася Лукин придумали группу «Новый Барбизон» в 2010 году. Мне близка их концепция. Мы все получили образование в классических академиях бывшего СССР, учились в Израиле, отлично понимаем друг друга. И фигуративная живопись – наш осознанный выбор с учетом всей истории искусства. Новые барбизонки предлагают смотреть на реальность с позиций современности. Это и моя точка зрения, я давно работаю в таком ключе. А в 2019-м присоединилась к «Новому Барбизону» официально.

Окно в искусство

В прошлом году новые барбизонки ездили на неделю в Амстердам по приглашению центра искусства «De Appel», который делает многое для поддержки современных художников. Нам показывали жизнь города, и мы рисовали его разные районы и их обитателей. Амстердам, на мой взгляд, чрезвычайно многоликий, при этом он остается гармоничным. А жизнь каждого человека, его творчество тем более уникальны.

Поэтому, например, когда различные художники пишут одинаковую натуру, картины получаются разные. Выставка наших имиджей* должна была открыться в Амстердаме этой осенью. Но вмешался коронавирус, и организаторы пока нашли возможность показать большие репродукции новых барбизонок на открытом воздухе. Время играет с нами: выставка реальная «Назад в реальность» будет в наступающем году.

– Современному искусству нравятся не только галереи и музеи?

Окно в искусство на одной из улиц Цюриха. На портрете Марии Помянской - Эстер Эппштайн. (© schwingen.net)

Окно в искусство на одной из улиц Цюриха. На портрете Марии Помянской – Эстер Эппштайн. (© schwingen.net)

– Возможностей для общения со зрителем много. Например, швейцарская художница и куратор Эстер Эппштайн (Esther Eppstein) открыла выставку в Die Diele – в окне. Там и моя работа – её портрет. Или, скажем, ежегодные групповые выставки, посвященные культуре купален, делают в выставочных залах цюрихского бади* Letzigraben, который спроектировал в середине прошлого века Макс Фриш. Мы с Вадимом в них тоже участвуем.

100% Ренессанс

– А что это за красивый альбом «Maria Pomiansky: 100% Renaissance»?

– Он издан два года назад в издательстве TRIA. С архитектором и издателем Соней Цагерманн (Sonja Zagermann) мы с 2015 по 2017 год делили университетскую мастерскую рядом с Toni-Areal (многоэтажный квартал рядом с Музеем дизайна на западе Цюриха. – Прим. автора). Мне нравилось рисовать западный Цюрих, глядя на город не только из окна. Так получилась серия картин и эта книга.

Реальность и городской пейзаж сейчас интересуют многих художников, а тем более архитекторов. Например, квартал от центрального вокзала в Цюрихе в сторону Europaallee начал получать современные черты в начале XXI века. Сейчас большая группа архитекторов и искусствоведов работают над созданием истории этого района: что было и что есть. Я тоже участвую как художник.

100 друзей вокруг

Мне везет на друзей – людей талантливых и увлеченных. Посчастливилось сотрудничать с журналом «Werk, bauen+wohnen» (WBW). Он выходит в Швейцарии с 1913 года: ежегодно 10 номеров об архитектуре и градостроительстве. За обложкой – тема. Каждый год они приглашают разных художников. Мне предложили сделать обложки в моем же стиле – живопись с натуры. Согласно этому условию в течение 2018 года я сделала для WDW 10 картин. Писала Цюрих, Винтертур, Аарау, Базель, Брегенц, Урбино – прекрасные города Швейцарии, Австрии, Италии.

– Рисованием и живописью увлекаются люди различных профессий. Тем более интересно прикоснуться к миру художника не только в галерее, но и непосредственно в его мастерской. Например, на уроках живописи?

Реальность интересует многих художников. (© schwingen.net)

Реальность интересует многих художников. (© schwingen.net)

– Рисунок и живопись я преподаю раз в неделю уже пять лет. Рисуем с учениками с натуры пейзаж, натюрморт, портрет, наблюдаем за реальностью. Я рада поделиться знаниями, навыками, своим взглядом на Цюрих и другие города.

– Большое спасибо за встречу. Крепкого здоровья и счастья тебе!

#

Марина Охримовская

*Имидж (от англ. Image) – образ, изображение, отражение.

*Бади (от нем. Bad, Baden) – купание, баня, бассейн закрытый или открытый, часто с зелеными лужайками для отдыха.   

Maria Pomiansky

https://mariapomiansky.wordpress.com/

New Barbizon

https://newbarbizon.wixsite.com/new-barbizon

 

Комментарий через Facebook