Schwingen.net публикует восемь рассказов Александра Хургина из цикла «Мемуарные байки».

О людях Донбасса, Донбасса, которого давно нет. И людей этих тоже нет. В Донбассе столько не живут.

Вообще, что такое Донбасс? Как и любой край, Донбасс – это люди. Поэтому несколько баек о людях моего Донбасса. Тем более что сегодня дети и внуки этих людей творят там, сами знаете, что. А если не творят, то устранились, уехали кто куда или сидят в копанках, гибнут в них. И я боюсь звонить своим институтским друзьям и коллегам. Я не знаю, живы ли они. И не знаю, на чьей стороне. Я боюсь потерять их окончательно.

Про Арюкова

Начальник четвёртого добычного участка Николай Акимович Арюков маялся зубами. Наконец решился на протезирование. Сходил к врачу и выяснил, что протезировать предстоит чуть ли не весь рот. Люди с деньгами ставили себе тогда зубы из золота. И золото нужно было ещё где-то достать. Начальство и передовики писали заявления в профсоюз. Профсоюз удовлетворял, но с волокитой. В общем, морока.

А тут участку выделили путёвку в Ленинград. Бесплатную. И Арюков решил, что съездит сам.

Съездил. Вернулся. Я спрашиваю: «Ну, как вам город, Николай Акимыч?» Арюков говорит: «Город очень красивый. Очень. Невский проспект, Александрийский столб, Эрмитаж. Красота неописуемая. А Исаакиевский собор! Не поверишь, на купол ушло больше ста кг червонного золота!» Тут он умолк и после паузы закончил: “Это ж сколько зубов можно было наделать”.

Про Цыбу

Цыба с семьей ехал из Красного Луча в посёлок на своём «Москвиче-403». Остановился купить лимонада. Тут подходит сосед. Говорит:

– Слышь, Цыба, возьми с собой, а то автобус только что ушёл, следующий через час.

Цыба говорит:

– У меня полная машина семьи. Куда ж я тебя возьму?

– Возьми в багажник, – говорит сосед. – Я тебе рубль дам.

Был он, этот сосед, роста никакого – метра полтора максимум, и худой, как штык. Цыба его взглядом смерил и говорит для смеха:

– Ну, поехали.

Сосед калачиком в багажнике свернулся – «закрывай».

Выехал Цыба из города, только на трассу Москва-Ростов свернул – останавливают. Военная автоинспекция. Ловят дезертира.

Заглянули в салон, говорят «откройте багажник». Цыба открыл. Те смотрят – в багажнике мужичонка лежит, скрючившись. А Цыба делает удивленное лицо и говорит:

– Тю, звідки воно взялося?

Инспекторы, конечно, посмеялись. Но права у Цыбы забрали. И ему долго пришлось доказывать, что он своего соседа знать не знает, никогда в жизни не видел, и как он к нему в машину попал, понятия не имеет.

Сосед же, которого сутки продержали в кутузке, на Цыбу обиделся смертельно. Говорил, что Цыба его предал, и за это он лишает его обещанного рубля.

Про Лукича и Клёпова

Одно время я работал помощником главного механика по забойному оборудованию. Должность такая. В первый день, показывая мне мехцех, главный механик Клёпов остановился у совершенно пьяного мужика. Мужик с трудом сидел на ящике и приваривал кулаки к шнеку угольного комбайна.

– Это твой подчинённый Лукич, – сказал Клёпов. – В шахту егоэто не посылай. Пусть варит. И следи, чтоб не работал трезвым.

– Трезвым? – не понял я.

– Трезвым, – сказал Клёпов. – А не окажется у негоэто в шкафчике самогона, сбегаешь и купишь.

Лукич специализировался на ремонте шнеков. Приходил на работу, открывал шкафчик, выпивал сотку и шёл трудиться. Через время добавлял ещё сотку. К обеду был в дупль. Падал со своего ящика от любого неосторожного движения. Но его шнеки работали по месяцу и больше.

Однажды у него таки не оказалось. Он подошёл:

– Зиновьич, – говорит, – мне бы стаканчик.

А я замотан был.

– Отстань, – говорю, – Лукич. Не до тебя.

Лукич ушёл.

В ремонтную смену опустили в лаву сработанный им шнек и поставили на комбайн. Через пятнадцать минут все кулаки с него осыпались.

Видимо, трезвым у Лукича сильно дрожала рука. А нагрузки там серьёзные.

И ещё одним умением славился Лукич. Он мог выпить двадцать кружек пива. Притом, что года четыре назад ему удалили две третьи желудка, он болел силикозом в последней стадии, дышал со страшным скрипом и посвистом. И было ему в то время сорок пять лет…

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

Посылая меня в Ровеньки, на ремзавод за какими-то запчастями, Клёпов сказал:

– Зайдёшьэто к главбуху за покойничками. Отвезёшь их начальнику сбыта. Понял?

Ни черта я не понял. Какие покойнички, куда отвезёшь? Только покойничков мне не хватало.

Главбух, ничего не спрашивая, дал две бумажки по двадцать пять рублей.

Вернулся к Клёпову. Говорю:

– Он мне пятьдесят рублей дал… Вместо покойничков.

Клёпов посмотрел на меня, как на больного.

– Покажиэто, – говорит.

Я показал.

– Это кто?

– Это? Это Ленин.

– Ну?..

– Что ну?

– Покойничек это, – говорит Клёпов. – Покойничек. Вечноэто живой.

P.S. Вспомнил. Когда нужны были несколько видов запчастей, которыми ведали разные люди, Клёпов выдавал деньги на взятки десятками и говорил:

– Больше двух покойничков в одни руки не давать.

Про Шапелича

Дмитрий Иванович Шапелич – большой и толстый начальник конвейерной службы – очень любил поесть. Что такое быть сытым, он не знал. Говорил «когда вижу, что много после меня пустой посуды, есть прекращаю».

Как-то раз Дмитрий Иванович приехал домой обедать. Жена на работе. Пошустрил по кухне, видит – на окне красивая пластиковая банка с иностранной надписью. По форме напоминает баночку из-под сыра «Янтарь», но раза в три больше. Понюхал – непонятное что-то. Лизнул – ни черта. Намазал на хлеб, съел. Не понравилось. Позвонил жене:

– Зина, – говорит, – что это у нас на окне стоит? Сыр, что ли?

– Нет у нас сыра, – говорит Зина.

Дмитрий Иванович ей говорит:

– Ну как же, нет? Такая банка красивая, иностранная. Как «Янтарь», только больше.

Зина подумала:

– На окне?

– На окне.

– В кухне?

– В кухне.

– Это паста. Бельё стирать.

Что до выпивки, то выпить Шапелич мог не меньше, чем съесть. Пил только из стакана. Если покупали бутылку водки втроем, он наливал себе полный стакан, остальное отдавал собутыльникам. И пьяным не выглядел никогда.

Особенно любил он выпить на шару. Зам. начальника добычного участка Дудко издевался над ним так – заходил в кабинет после наряда и спрашивал:

– Дмитрий Иванович, выпить хочешь?

– Хочу, – неизменно отвечал Дмитрий Иванович.

Они переходили в кабинет к Дудко, тот вынимал из сейфа водку, наливал стакан. Шапелич его опрокидывал и говорил:

– Закусить.

– Нету, – отвечал Дудко.

Дмитрий Иванович прыгал на свой К-750 и ехал домой закусывать.

Эта шутка проходила у Дудко не реже раза в неделю. Ну не мог Дмитрий Иванович отказаться от дармовой выпивки.

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

Кончилось всё это плохо. Причем два раза. Сначала Дмитрий Иванович ехал на своих «Жигулях» с озера (там это называлось «ставок»). Естественно, весь день он пил на свежем воздухе. И уже у поселка не вписался в поворот. Машину разбил так, что ремонтировали ее полгода. Жена сломала руку. Дети отделались шишками и синяками.

А потом и вовсе после принятого вовнутрь литра он пошел в сарай, включил циркулярку и отхватил себе большой палец.

Впрочем, пить не прекратил. Только стакан стал держать не в правой руке, а в левой.

Ну, и ещё несколько обрывков, очень коротеньких.

Иван Петрович Перьев

Механик третьего добычного участка Иван Петрович Перьев говорил: «Все аварии на оборудовании – от обильной смазки». Шутка у него была такая, чисто техническая.
Как-то его ремонтник напился и был найден спящим на дороге между посёлком и шахтой.

– Как лежал? – спросил Иван Петрович Перьев. – Головой в сторону шахты?

– Вроде да, – ответили ему.

– Значит, стремился, – сказал Перьев. И прогул не поставил.

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

Пихтерёв

Николай Пихтерёв не выговаривал букву «р». И очень этого стеснялся. Поэтому слов с «р» он избегал. Вместо «оператор, дай реверсом», он говорил «кнопочник, дай задом». Всю рыбу называл селёдкой, черешню сладкой вишней, борщ супом и так далее. Но обойти, скажем, имя-отчество Перьева Пихтерёв не мог. И всё-таки обходил.

Упорно обзывая Ивана Петровича Иван Иванычем. Сложно было и с шахтой. Она называлась «Запорожской». А самая большая неприятность крылась в собственной фамилии. Уж тут, казалось бы, совсем тупик. Но и с этим Николай справлялся. Когда у него спрашивали фамилию или название шахты, он говорил: «Давайте я вам лучше напишу».

Митька Ширин

Дежурный электрослесарь Митька Ширин был известен тем, что первый в его жизни паспорт корова языком слизала.

Митька жил в колхозе. Хотел ехать учиться в город. Сельсовет долго не соглашался дать ему паспорт. Наконец, мать отнесла председателю поросёнка и что-то ещё по мелочи, и он согласился.

Работал Митька пастухом. И вот он, получив паспорт, так был счастлив, что не хотел с ним расставаться ни на минуту. И взял с собой на пастбище – чуть ли не в последний свой колхозный день. А там он лёг в тенёчке и уснул. Паспорт из рук выпал. Подошла корова – ну и всё. Остался Митька Ширин без паспорта.

С тех пор он никогда не спал на работе. Даже в ночную смену, когда начальство отдыхало, всё работало как часы и в его бодрствовании не было никакой необходимости.

Инженер Овчинников

У мастера проходки Овчинникова не было указательного пальца. Когда-то он сунул его в отверстие ступицы муфты, чтобы проверить, совместилось ли оно с отверстием вала. И скомандовал чуть провернуть двигатель. Отверстия совместились. Палец обрезало. Овчинников посмотрел на огрызок и сказал:

– Инженер, а такой дурак!

Овчинниковых в окрестностях Фащевки много. Так что после этого случая на вопрос: «Это какой Овчинников?», – поясняли коротко и ясно: «Тот, который инженер».

Пытаясь сложить из этих баек нечто цельное, истории о крысах в шахте я сначала решил опустить. Из чисто эстетических соображений. А потом подумал, и две оставил. Одну – потому что, если бы мне её рассказали, я бы не поверил, а вторую – из-за ассоциации. С кем? Да, в общем, не так уж это и важно.

Молоко и крыса

Известно, что советская власть о шахтёрах заботилась, как могла. Одна из главных её забот выражалась в бесплатном молоке за вредность. Бутылка в день. И однажды советская власть узнала, что талоны на молоко шахтёры отоваривают как угодно, в том числе и сигаретами, опасными для шахтёрского здоровья.

И молоко стали выдавали прямо перед спуском в шахту.

Бригада получала ящик с одиннадцатью, скажем, бутылками (по одной на брата) и тащила с собой. А ящик с пустой тарой вытаскивала потом на поверхность. Народ матерился, но таскал. Иногда вместо молока выдавали кефир. Все эти молокопродукты разливались тогда в стеклянные бутылки и запечатывались крышечками из фольги.

Молоко – или кефир – обычно оставляли на пересыпе – там, где уголь перегружался со скребкового конвейера в вагонетки. И каждый во время смены мог выйти из лавы на штрек и выпить своё молоко.

И вот, молоко стали воровать. Человек подходил к ящику и обнаруживал хорошо надпитую бутылку с сорванной крышкой. Подозревали всех. Но все клялись друг другу, что это не они. И тем не менее.

Наконец, рабочий, сидевший на пересыпе, застукал вора. Крысу.

Она забиралась на ящик, зубами срывала крышку, пристраивалась к горлышку задом и макала хвост в молоко. Макала-вынимала-облизывала, макала-вынимала-облизывала. Очень быстро. Как автомат.

Выпивала она таким образом граммов сто. А кефира – ещё больше. Поскольку он на хвосте лучше держался. Выпивала и убегала.

Крысу пересыпщик не тронул. Восхитившись её умом и сноровкой. Хотя мог бы и убить.

После этого случая таскать молоко в шахту рабочие отказались наотрез. И опять им стали выдавать молочные талоны на сигареты.

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

Вторую байку о крысе слабонервным лучше не читать. Хотя ассоциации она вызывает сегодня чисто политические. Во всяком случае, у меня.

Чистый ужас

Спустились мы в шахту. Идём по штреку цепочкой. И вдруг я тыкаюсь носом в спину впереди идущего Лембы – так резко он остановился.

– Витя, – говорю, – ты чего?

– Смотри, – говорит Витя Лемба и упирает луч света в почву. По рельсу – в шахте тогда рельсы были R 14, тонкие и низенькие – идёт крыса. То есть как идёт. Двумя левыми ногами она идёт по почве, а тело взгромоздила на рельс, и оно по рельсу ползёт, пресмыкается. Поскольку правых ног у крысы нет. И так она движется, не обращая никакого внимания на нас, на наши лампы, наши голоса. Как будто никакой опасности для неё не существует. А существует только она сама и её движение.

Зачем она так странно движется – непонятно.

Чего хочет достичь – тем более.

Она одна это знает. Больше никто.

Но и она не знает, что из аккумуляторной, сменив батарею на свежую, уже выехал электровоз. Сейчас он зацепит на опрокиде состав пустых вагонеток и двинется в том же, что и крыса, направлении. По тем же самым рельсам…

#

Александр Хургин

Продолжение следует…

Фото:

© Александр Чекменев. Из серии «Шахтеры Донбасса». (https://fishki.net/1235384-nelegkaja-zhizn-ukrainskih-shahterov-donbassa.html)

 

Комментарий через Facebook