Украинцы в Швейцарии. После победы мы вернемся в Бучу
«Добрые люди помогают пережить страшное время», - говорит Евгения Пономарева. В Цюрих она приехала почти год назад из Бучи. 17 января 2023 г. (© schwingen.net)
Новости, Общество

Украинцы в Швейцарии. После победы мы вернемся в Бучу

Почти год прошел, а словно вчера бежали из Бучи. Сейчас Евгения, Марина и Анатолий живут в Швейцарии. Как эта украинская семья оказалась в Цюрихе? Чем они занимаются здесь? На что надеются?

Евгении — шестьдесят четыре, она инженер-строитель, на пенсию ушла из управления земельных ресурсов. Анатолий на три года старше жены, металлург и шахтер, в последние годы работал в фирме, которая поставляла оснащение для операций на сердце. Их тридцатишестилетняя дочь Марина — бухгалтер.

Дальнейшее записано со слов Евгении и переведено мною с украинского на русский.

И привезли нас в бункер…

На Цюрихский вокзал мы приехали 18 марта в два часа ночи. В поезде познакомились с женщиной из Запорожья. С ней были две дочери-подростки, сын пяти лет, кошка в переноске и собачка на поводке. Вышли на перрон — что дальше? Глядим по сторонам. А на нас двое в штатском смотрят. Подошли: «Кто вы? Откуда? Помощь, отдых требуются?»

Ага, думаю, нашли простаков. Знаем, что бесплатное — в мышеловке. И сами спрашиваем: «А вы-то кто такие будете?» Тут они и показали нам свои полицейские документы и бляхи. Пошли вместе в какое-то помещение на вокзале. Дали нам воду, шоколад, а сами стали по телефону разговаривать. Договорились, показывают нам жестами: выходите с вещами — отвезем вас на ночлег.

И привезли нас в бункер. Окон нет, комнаты большие, правда, чистые, на полсотни душ или больше, кровати в два яруса, новое постельное белье. Мы там, наверное, среди первых посетителей были. Кухня есть, чай, кофе, пряники, шоколад, вермишель, хрусты, кажется, даже бутерброды с сыром. Волонтеры — мужчины и женщины — говорили по-английски.

Дали нам листовки на русском и украинском с пояснениями: что дальше делать. Проснулись мы рано, позавтракали, взяли свои вещи и пошли искать трамвай. Нашли быстро, видим нашу остановку: трамвай N 4. А в какую сторону ехать? И спросить некого — выходной, 8 утра, на улицах пусто. Остановили велосипедистку. Понять друг друга оказалось непросто.


image description
image description
Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...


В ход пошли украинский, русский, английский, немецкий, жесты и телефонный переводчик. Женщина была очень терпелива, хотела нам помочь. В итоге она заказала такси с условием, чтобы шофер разговаривал на украинском или русском, и сама расплатилась. Таксист оказался из Ужгорода, два года как живет в Цюрихе. Он привез нас в миграционный центр, там уже стояла очередь.

Обыски и жесткая привязка к раздаче пищи…

Обстоятельства менялись стремительно, потому что из бункера нас перевели в гостиницу 4 звезды «Das Resort» в Альтштеттене (Altstetten), дали отличный номер для троих. Кормили в ресторане трижды в день, это был шведский стол: много разнообразной и вкусной пищи. Прожили там несколько дней. Как украинские беженцы, в компании «Swisscom» оформили льготные SIM-карты для мобильных телефонов.

Затем переселились в миграционный центр в Цюрихе (Bundesasylzentrum Zürich) и сразу почувствовали разницу.

По данным Государственного секретариата по миграции (SEM) на 31 января 2023 г. временный статус защиты «S» в Швейцарии получили 73 924 военных переселенца из Украины. (© SEMigration)
По данным Государственного секретариата по миграции (SEM) на 31 января 2023 г. временный статус защиты «S» в Швейцарии получили 73 924 военных переселенца из Украины. (© SEMigration)

В комнате — восемь человек, уже знакомые двухъярусные кровати, мужчины, женщины, дети — вместе. Кормили в столовой строго по часам. В комнату с едой нельзя. Замкнутый в четыре стены внутренний дворик с искусственным покрытием. Окна не открываются, а вентиляторы не спасают от духоты. Силой не держали, хочешь гулять — иди. Вернулся — обыск. Обыски и жесткая привязка к раздаче пищи угнетали.

Те, кто ждал статус беженца по стандартной процедуре полгода, держались особняком от украинцев. У людей на руках браслеты: зеленый — долгожитель, красный — на ночь, розовый — на выезд. Соседи постоянно менялись. Рядом жил тридцатипятилетний турок с шестилетней дочерью. Рассказывал, что его жена-россиянка с грудным младенцем остались в Одессе.

Кто-то помогал с уборкой или на кухне — за это платили. Нам давали деньги на карманные расходы — 3 франка в день. Проезд тогда по Швейцарии для украинцев со статусом «S» был льготный. Анатолий съездил в Берн, говорит: «Красиво!» А я не могла себя заставить из помещения центра выйти. К счастью, интернет там был свободный, слушала с утра до вечера по телефону новости и книги.

Заканчивался март, а у Марины — инсулин (инъекции для неё жизненно необходимы). Она пошла к эндокринологу в университетский госпиталь, показала заявление на статус «S», врач принял бесплатно и выписал рецепт, по которому в аптеке тоже бесплатно дали лекарство. А в убежище при обыске говорят: «Инсулин в комнату брать нельзя». Марина расплакалась, но везде люди — разрешили.

Пойдете в приёмную семью?..

Наступил апрель. И через несколько дней нас пригласили на собеседование с представителем Швейцарского Красного Креста и переводчиком:

— Пойдете в приёмную семью? — Да!

— А как относитесь к маленьким детям? — Хорошо!

— А какие у вас есть болезни? — Диабет у дочери, и у нас с Анатолием согласно возраста: давление, сердце, стресс, чувствительность к смене климата.

— На второй этаж сможете подняться? — Да!

— А какие увлечения? — Литература, архитектура, музеи.

— Какие пожелания? — Надеемся, что у дочери будет отдельная комната.

— Дом на две семьи. Одна из них готова принять вас на своей половине, кухня и санузел общие. Согласны? — Да!

— Завтра с вещами вас ждут в 15 часов по такому-то адресу.

И надели на нас розовые браслеты.

Берите в холодильнике, что хотите…

Добирались мы сами, к 7 апреля уже научились пользоваться швейцарским транспортом. Звоним в дверь. Выходят мужчина, жена китаянка с трехлеткой на руках: «Добрый день! Янош! Прио и малыш Ханнес!» Глава семьи знал английский. Марина тоже немного. Так и общались. Могли ли мы подумать, что общих добрых дней с этой швейцарской семьей у нас наберется на полгода?


image description
image description
Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...


Они сами расположились на первом этаже, а нам отдали две комнаты на втором, из нашего окна можно было любоваться видом на Цюрихское озеро. У нас двуспальная кровать, рядом Марина устроилась в небольшой комнате.

Мы не знали, будет ли материальная помощь, когда и в каком размере. Представитель Красного Креста сказал, что попросит приемную семью, чтобы они нас кормили. И те тоже нам говорят: «Берите в холодильнике, что хотите». Через месяц после подачи заявления пришел по почте статус «S», и мы обратились за социальной помощью. Янош нам очень помогал.

На митинге солидарности с Украиной в Цюрихе. 13 апреля 2022 г. (© schwingen.net)
На митинге солидарности с Украиной в Цюрихе. 13 апреля 2022 г. (© schwingen.net)

Приблизительно тогда же мы стали ходить в Цюрихе на митинги солидарности с Украиной. Там встретили много замечательных людей. Смотрим, стоит женщина, в украинский флаг завернута, мы к ней: «Добрий вечiр! Ви вiдкiля?», а она: «Я швейцарка — Николь». Она подарила нам украинский флаг, и я расплакалась. Дружим и сегодня.

С Катей Гликман, журналисткой «Новой газеты Европа» тоже на митинге познакомились. Она о нас статью написала «Узелок памяти. Что вынесли с войны два бучанских пенсионера»…

Не могли поверить, что война…

Словно вчера было 24 февраля, когда нас разбудили взрывы. Понимали, что Россия стреляет по Украине, но не масштабы катастрофы. Мужу 8 февраля сделали в Киеве полостную операцию. В больнице сейчас долго не держат, выписали через неделю, швы уже сняли, но он в основном лежал, жаловался на слабость. Потому нам даже в голову не пришло бежать, думали, закончится быстро.

Сходили с Мариной в супермаркет, накупили круп, консервов, хлеба. Обратили внимание, что некоторые бегут с баулами на электричку — на Киев, на запад. Не напрасно они бежали: на следующий день электричка уже не ходила, мосты были разрушены. А мы не могли поверить, что война, даже когда начались бомбежки, в голове не укладывалось.

Ночью на Гостомель в 6 километрах от нас прилетели вертолеты, люди видели, как высадился российский десант. Там постоянно шли бои, аэропорт переходил из рук в руки. Украинские каналы говорили, что российские диверсанты в украинской форме прячутся в лесу. На улицах появились странные прохожие. Одного остановили, говорит, что бомж, а одежда на нем новенькая. Смотром — к вокзалу двинулся, ну мы и позвонили куда надо.

Российский танк под Киевом. 4 марта 2022 г. Автор: Арис Мессинис (https://war.ukraine.ua/)
Российский танк под Киевом. 4 марта 2022 г. Автор: Арис Мессинис (https://war.ukraine.ua/)

Постоянно что-то происходило, только наблюдай. Бронетранспортер идет, сходу не поймешь: чужие-свои? Развернули украинский флаг, а сами в тупик заехали, значит, дорогу не знают — чужие. Среди ночи опять разбудил странный чужой звук: «Тук-тук-тук…». Муж говорит: «Танки по улице идут, гусеницы стучат по шоссе». Очень долго они так стучали.

Российские войска появились в Буче…

Сигнал тревоги не работал. Самолеты летят низко, мне казалось, что вижу красные звезды на крыльях. А потом взрывы — бум! бум! бум! — падают бомбы. Мы на 3-м этаже в 4-этажной хрущевке, подвала нет. Соседняя 9-этажка с подвалом, но, когда стреляют — бежать поздно. Раз побежали, дернули — дверь подвала закрыта. Так что при обстрелах и бомбежках прятались в своей квартире, в ванной комнате.

Российские войска появились в Буче в первые дни марта. Прежде всего прямой наводкой расстреляли котельную, горело 2 дня. Отключили газ, не стало отопления, а на улице минус десять. Через два дня разрушили подстанцию, и не стало электричества. Отключили воду. Пропала кабельная связь. Перестали работать магазины. Рядом с нами небольшая лавка обслуживала местных с черного хода, но полки быстро опустели.

За питьевой водой надо было идти около получаса, стоять в очереди. Еду стали варить на улице. За гаражами сложили печку-каменку на четыре конфорки, топили дровами, готовили и грелись по очереди. Соседи говорили, что на Тургеневской в церквушке Московского патриархата прячутся российские офицеры, потому что украинские войска не стреляют по церквям.

Без электричества плохо. Муж заряжал мобильники от автомобильного аккумулятора, ловил новости по интернету. По трассе в сторону Киева шла колонна российской военной техники, она растянулась на 70 километров. На улицах было опасно. Прохожих останавливали, особенно мужчин, забирали мобильники, искали участников территориальной обороны, начались расстрелы.

Дороги постоянно обстреливались, мост взорван…

В нашем дворе стояла расстрелянная легковушка с надписью «діти». Семья хотела уехать из Бучи, на блокпосте их повернули назад и стреляли вслед. Женщину и ребенка ранили, к счастью, легко. Оккупанты объявили эвакуацию: собирайтесь в центре Бучи, будем вывозить женщин и детей. Я решила, что мужа не брошу. Марина тоже осталась. Мы видели, как люди шли по улице с белыми повязками на рукавах.

Между тем Ирпень частично оставался украинским. И мы рассудили пробираться к своим. Опасно, дороги постоянно обстреливались, мост взорван. Узнали по мобильному телефону, что возле Стоянки оккупанты расстреляли автобус с беженцами. Тем временем наши соседи с 4-го этажа ушли пешком на Ирпень. Соседка-пенсионерка с 1-го этажа Нина сказала: «Наши будут забирать людей с Ирпеня, знаю откуда, выходим утром».

Собрали три рюкзака: самое необходимое. У нас с мужем — загранпаспорта (никогда за границей не были, думали в Турцию поехать) и у дочери — просроченный. Из ценного взяла отцовские ордена «За мужество» и «Отечественной войны» (тяжелые медали оставила), мамины часы и сережки, свою золотую медаль за школу. Дочь упаковала инъекции инсулина, лекарства от сердца и давления. Оставшуюся еду отдали людям — продукты стали дороже денег.


image description
image description
Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...


Такие минуты за год идут…

11 марта в 9 утра Нина и её 30-летняя дочь ждали нас за гаражами. Россияне ставили мины, мы знали, что семья с двумя детьми подорвалась. От страха душа цепенела. Шли гуськом, след в след: Нина, её дочь, Анатолий, я, Марина. Очень боялись растяжек. С другой улицы к нам примкнули полтора десятка человек. Мимо стройки вышли на Яблонскую улицу, которая вела к Вокзальной.

Мирный жители эвакуируются из Ирпеня к северо-западу от Киева во время обстрелов и бомбардировок. 5 марта 2022 г. Автор: Арис Мессинис (https://war.ukraine.ua/)
Мирные жители эвакуируются из Ирпеня к северо-западу от Киева во время обстрелов и бомбардировок. 5 марта 2022 г. Автор: Арис Мессинис (https://war.ukraine.ua/)

Чем ближе к Ирпеню, тем больше было сгоревшей военной техники. Бежала стая собак, десяток бродяг разных пород, некоторые в ошейниках, ухоженные, видно, недавно превратились в бездомных. Мы испугались, что они нападут, но нет, бежали за нами, словно просили взять с собой. Но брать было некуда, мы сами не знали, что впереди.

На дороге лежали убитые в гражданской одежде, убитый велосипедист, видели сгоревшую машину с трупами. Фотографировать в голову не пришло — старались двигаться быстрее, такие минуты за год идут.

Вот и Ирпень. Во двор местного отделения банка подъехала легковушка: «Возьму четверых». Мы первые стояли, сели в машину, и она рванула с места. Никогда я так быстро не ездила. Дорога была на линии огня, но обошлось. Шофера звали Виктор — молюсь за него. Через миг затормозили у моста, а на нем — полно машин и все пустые. Вылезли, без оглядки — под мост. А там — солдаты. Сердце упало: наши-нет? Слава богу — наши.

Вывозим в Западную Украину…

Через реку шли по настилу, стариков выносили на руках. После моста автобус повез на киевскую окраину в Святошино. Там были волонтеры с чаем и бутербродами, а мы две недели уже как хлеб не видели. Тут я вспомнила, что мой прадед Петро по отцу из Криничок Днепропетровской области три года служил в Киевской Лавре монахом, расплакалась: «То дед Петро нас отмолил».

Подошел микроавтобус: вывозим в Западную Украину. Поехали в церковь под Киевом, в Голосеевский район на правом берегу Днепра. Около полудня пересели на другой автобус, ехали проселочными дорогами, и к 22 часам оказались подо Львовом. Люди созванивались, знали, что там мест нет. Среди нас священник был, и около 2 часов ночи приняли нас в городке Стрые. Спали в церкви, было спокойно и тепло.

Наутро отправились на Львов. Остановились у Толиного двоюродного брата. Думали, сейчас война закончится — и домой. Дошли до торгового центра. Меня изумило обилие товаров, полки ломились от продуктов, люди выбирали обои, жили так, словно нет войны. А ночью воздушная тревога, бомбоубежище напротив — в школе. 13 марта российские ракеты вдарили по Яворовскому полигону в 30 километрах от Львова.

И тогда решили — едем за кордон.

Пассажиров было больше, чем мест…

15 марта поезд бесплатно вез людей на Перемышль, пассажиров было больше, чем мест. На границе стояли 4 часа. Волонтеры предлагали чай, кофе, сосиски, горячую лапшу. Добрались до Варшавы. Поляки на вокзале раздавали еду. Волонтеры говорили, что в Варшаве ночевать негде, а рано утром будет поезд на Берлин. Некоторые сидели и лежали на вокзальном полу. Во дворе в больших палатках можно было согреться и поесть.

Утром сели в поезд и около пяти вечера были в Берлине. К тому времени мой сын с женой и внуком уже находились в Швейцарии. От них мы узнали по телефону, что швейцарские власти открыли ускоренную программу защиты украинских временных военных переселенцев «S». Что и определило выбор страны. Стали в очередь за билетами. В кассе спрашивают: «Цюрих подходит? – Спасибо, да!»

Получили бесплатные билеты с пересадкой в Базеле, отправка через полчаса. Я еще успела купить за 2 евро (бешеные деньги) маленькую бутылку воды и булочку. Ночью в Базеле на пересадке людей было мало. Там мы и познакомились с женщиной из Запорожья с тремя детьми, кошкой в переноске и собакой на поводке. И через час уже выходили на вокзале в Цюрихе.

Тут наши дороги разошлись.

Никогда они нас ни о чем не просили…

7 апреля, как я уже упоминала, наша семья вошла в гостеприимный дом Яноша. После приветствия он сказал: «Чувствуйте себя свободно». Человек открывается в поступках. Янош был рядом с нами во всех официальных учреждениях, рассказывал про Швейцарию и музеи, постоянно интересовался: «Что вам нужно? Марине зеркало нужно? Что еще нужно, чем могу помочь?»

Евгения держит плакат «No to war - No to mobilization». Цюрих, 21 сентября 2022 г. (© schwingen.net)
Евгения держит плакат «No to war — No to mobilization». Цюрих, 21 сентября 2022 г. (© schwingen.net)

Янош и Прио программисты. Он работает дома, а Прио и дома, и в офисе. Ребенок ходит в детский сад три раза в неделю на целый день, это стоит 1800 франков в месяц. Во вторник и четверг Янош гуляет с сыном, ходит с ним в бассейн. Ребенок закаленный, бегает босиком, сам ест и учит разные слова. Мама с ним по-китайски, папа по-немецки говорит. Еще и английский учит, и украинские слова тоже.

Они жили втроем в одной комнате с ребенком. Потом мы разобрались, что швейцарцы поселили нас в своей спальне и детской, уступили нам свои кровати, а сами спали на полу на матрасах: однажды дверь к ним была приоткрыта, я проходила мимо и случайно увидела. Мы предложили им наши кровати, но они отказались. Через несколько дней и им привезли кровать.

Вспоминаю эти шесть месяцев очень тепло. Мы могли есть как в столовой, так и в своих комнатах. На Пасху пришла многочисленная родня нашей приёмной семьи: брат с подругой, мама Яноша, другие родственники. На лужайке возле дома делали барбекю, приготовили фруктовый салат — тетя принесла манго; все держались приветливо, просто, сочувствовали нам.

Никогда они нас ни о чем не просили. Ванную, туалет, кухню убирали по очереди, свои комнаты — сами. Стиральная машина, утюг — в подвале. Стирали и гладили свое отдельно, сами. Порошок, моющие средствами и так далее сначала использовали хозяйские, а потом покупал тот, кто первый увидит, что где заканчивается.

Везде с нами приветливы были…

Мы начали получать социальную помощь с 11 апреля 2022 года, после того как заполнили декларации: отдельно дочери, отдельно нам с Анатолием. А швейцарцам первые два месяца кантон Цюрих компенсацию не платил. Мы предложили деньги за жилье. А Янош: «Не возьму». С 1 июня по договору субаренды им стали возмещать за две наших комнаты 1000 франков в месяц.

Ноги из дому долго не шли, сердце обрывалось. А потом отпустило. Проезд по всей Швейцарии был льготный в общественном транспорте до конца мая. Мы успели посмотрели Берн, Лугано, Люцерн, Рейнский водопад, легендарный Маттерхорн. И хотя даже тариф «полцены» для нас очень дорого, поднялись с дочерью по канатной дороге. В долине было тепло, а на горе снег, в ледовом музее зуб на зуб не попадал.

С Леной Кмитой на митинге солидарности с Украиной. Цюрих, 25 июня 2022 г. (© schwingen.net)
С Леной Кмитой на митинге солидарности с Украиной. Цюрих, 25 июня 2022 г. (© schwingen.net)

Везде с нами приветливы были, ни одного кривого слова я не услышала. По моим наблюдениям, в Швейцарии много верующих людей, добрых, щедрых, когда мы рассказывали свою историю, всегда нам соболезновали, плакали вместе с нами. Например, мой отец голодал в 1933-м и 1948-м, едва выжил. И хотя тут, к счастью, люди не знали Голодомора, мои рассказы всегда находили сочувствие.

Мы решили искать жилье…

В первое время особенно много было гуманитарных программ: вещи и продукты можно было находить бесплатно. Уже 4 месяца мы жили в швейцарской семье, Прино всегда улыбалась, но мне казалось, что им тяжело, наверное, и материальная составляющая имела значение. В июле на семинаре в Asyl-Organisation Zürich (AOZ) мы узнали, что можно снимать квартиру, возмещение в месяц на троих будет 1 800 франков.

Когда сказали Яношу, что хотим съехать, он, по-моему, даже обиделся немного. Мы всей душой полюбили эту добрую и чистосердечную швейцарскую семью. И сейчас сохранили хорошие отношения, были у них после Рождества. Но даже с близкими родственниками под одной крышей бывает не очень просто, даже взрослые дети хотят жить отдельно от родителей, а тут чужие люди, с разными языками, привычками, менталитетом.


image description
image description
Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина
| Новости, Общество

Российское сопротивление за решеткой и делегитимация Путина

В первую субботу февраля в центре Цюриха прошла выставка «Лица российского сопротивления». Пятичасовую политическую и художественную акцию организовала ассоциация «Россия...

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф
| Новости, Общество

Тимоти Снайдер. Путинский геноцидный миф

В статье «Путинский геноцидный миф» американский историк и писатель Тимоти Снайдер разобрал псевдоисторические высказывания Путина в недавнем интервью американскому политическому...


И мы решили искать жилье. Оказалось, что в Цюрихе тяжело снять квартиру, а украинцам тем более сдают жилье неохотно. Это и понятно, сколько мы останемся в Швейцарии — неизвестно. Сначала временный статус защиты «S» украинским переселенцам давали до марта 2023-го. Но война продолжается, поэтому продлили до марта 2024-го. Будущее зависит от победы Украины над Россией.

Мы искали жилье, но без результата. Обратились в AOZ за помощью. А те: «Вы предупредили приемную семью? Согласны на двухкомнатную вместе с дочерью? Мебель есть? Животные? Найдем». Несколько раз потом мы еще заходили в AOZ, напоминали о себе, дело двигалось медленно, но двигалось. И вот 30 сентября нам предоставили социальное жилье.

Швейцария делает многое для украинцев…

Нашли для нас квартиру в 10-этажном доме на территории больницы Balgrist. Здание по планировке напоминает малосемейное общежитие, длинный коридор, много дверей, комнаты небольшие, но все свое у семьи, душ и так далее. Мы благодарны, у нас две комнаты 10 и 12 квадратных метров. Янош тогда помог вещи перевезти. AOZ дали 3 кровати, стулья, 300 франков на кухонную утварь, три комплекта постельного белья.

На мой взгляд, Швейцария делает многое для украинцев. Я с 13 июля два раза в неделю бесплатно занимаюсь на курсах немецкого. Марина занималась ежедневно: немецкий, математика, информатика за среднюю школу. Она хотела учить только немецкий. Мы тогда еще у Яноша жили, и он написал чиновникам: «Нерациональное использование денег!» Не сразу, но ситуация исправилась: Марина закончила интенсивный курс немецкого уровень А1.

В ноябре Анатолий ездил на три дня в Бучу — 37 часов в одну строну. Наш дом, к счастью, уцелел, квартира не ограблена, но электричество часто отключают, жить там пока ещё очень тяжело, страшно пока возвращаться в Бучу. Некоторых соседей нет в живых, другие разъехались. Нина с первого этажа, которая выводила нас к Ирпеню, выжила. Много разрушений, много людей погибло. Очень больно это.

Украинский хор «Perespiv» под управлением Зоряны Мазько поёт на Рождественской ёлке в Цюрихе. 8 декабря 2022 г.
Украинский хор «Perespiv» под управлением Зоряны Мазько поёт на Рождественской ёлке в Цюрихе. 8 декабря 2022 г. (© schwingen.net)

Каждую минуту про Украину…

Каждую минуту про Украину думаю. С Кривым Рогом, Днипром, Львовом постоянно на связи. В Швейцарии еще новых, замечательных друзей встретили — мир богат добрыми людьми. Священник Украинской Греко-Католической Церкви Назар Заторский много помогает людям. Виктория Деттвилер (Victoria Dettwiler) и Verein St. Nicolas собирают и отправляют гуманитарную помощь в Украину.

Лена Кмита приехала в Цюрих из Черновцов. Мы познакомились в мае на митинге солидарности с Украиной. Она организовала тут волонтерский центр. Художник и композитор Туллио Зановелло (Tullio Zanovello) пустил волонтеров в свою мастерскую и сам из своего материала сделал каркасы для плетения маскировочной сетки. Мы плетем её уже несколько месяцев для защитников Украины.

И некоторые швейцарцы тоже плетут с нами, многие приносят одежду и обувь для отправки в Украину, парафин, картон, металлические банки для окопных свечей. Сушим хлеб, термобельё покупаем, крупы, кофе, мед передаем из Швейцарии в Украину. Все вокруг меня приближают победу Украины. Люди делают многое без лишнего шума, жизнь продолжается.

Режиссер театра «Synthese» Анжелика Оберхольцер-Смирнова пригласила украинцев бесплатно на спектакль «Брошенные музы». И мы тоже посмотрели. В благодарность я Анжелике «Новою газету Европа» с нашей историей подарила, побывали у неё в гостях в Устере. На митинге в Цюрихе с Урсом, Анной, их сыном Антоном познакомились, дружим теперь.

Хормейстер, бандуристка Зоряна Мазько (Zoryana Mazko) приехала в Швейцарию из Чернигова много лет назад. Она организовала хор «Perespiv». Мы по субботам поем в помещении украинской школы «Мрiя» в Цюрихе. Премьера была на Рождественской ёлке. Потом еще несколько Рождественских концертов было. Украинские хоровые коллективы есть в Дитиконе, Винтертуре, Ольтене, других городах.

Я верю в победу Украины, добрые люди помогают пережить страшное время. Мы очень благодарны им за это. И после победы очень хотим вернуться домой, в Бучу.

Марина Охримовская

Изображения:

«Добрые люди помогают пережить страшное время», — говорит Евгения Пономарева. В Цюрих она приехала почти год назад из Бучи. 17 января 2023 г. (© schwingen.net)

По данным Государственного секретариата по миграции (SEM) на 31 января 2023 г. временный статус защиты «S» в Швейцарии получили 73 924 военных переселенца из Украины. (© SEMigration)

На митинге солидарности с Украиной в Цюрихе. 13 апреля 2022 г. (© schwingen.net)

Российский танк под Киевом. 4 марта 2022 г. Автор: Арис Мессинис (https://war.ukraine.ua/)

Мирные жители эвакуируются из Ирпеня к северо-западу от Киева во время обстрелов и бомбардировок. 5 марта 2022 г. Автор: Арис Мессинис (https://war.ukraine.ua/)

Евгения держит плакат «No to war — No to mobilization». Цюрих, 21 сентября 2022 г. (© schwingen.net)

С Леной Кмитой на митинге солидарности с Украиной. Цюрих, 25 июня 2022 г. (© schwingen.net)

Украинский хор «Perespiv» под управлением Зоряны Мазько поёт на Рождественской ёлке в Цюрихе. 8 декабря 2022 г. (© schwingen.net)

 

Поделитесь публикацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику