Создатель культового мультфильма 90-х “Бабушка” Андрей Золотухин живет в Швейцарии, снимает “нерусское” кино и считает мультипликацию дерзким ремеслом. Режиссер и художник-мультипликатор ответил в Цюрихе на вопросы журнала schwingen.net.

– Мультики – что это для Вас? И как называется Ваша профессия – мультипликатор или аниматор?

Для меня мультики – детство. Гоняешь с ребятами во дворе. А мама кричит в форточку: “Мультики!” И стремглав, не задумываясь, бежишь к телевизору. Так какая разница, как называется? Главное – что делаешь.

– То есть мультики – это для детей – про волшебное и смешное?

– Волшебное – да. Если понимать под этим искусство. По большому счету, оно всегда делается из смеха и слез. Не только для детей. И хотя в СССР мультипликацию долгие годы ограничивали “детскими” жанрами – басня, былина, сказка – иносказательный язык может быть и ёмче, и точнее, чем прямое высказывание.

– А где научились делать мультики?

Я вырос в Свердловске, нынешнем Екатеринбурге. После художественного училища прямая дорога была художником-оформителем рисовать “вперед к коммунизму” на заводе. А мне такое не очень нравилось. Поэтому в 1985 году пришел на Свердловскую киностудию.

– И что, так запросто, вчерашнего студента, – на киностудию?

Мне повезло. Наша соседка много лет работала на киностудии в бухгалтерии. Она посмотрела мои рисунки, похвалила, назвала адрес и добавила – иди. Ну я папку под мышку и на киностудию. Мое творчество им показалось интересным. И меня приняли на работу в отдел технической мультипликации, где снимали научные, учебные, производственные фильмы.

#24кадравсекунду: Андрей Золотухин

Андрей Золотухин на вечере в Литературном клубе в Цюрихе “Мир анимации. Анимация мира”. 29 сентября 2016 г.

– Нам показывали что-то такое в школе… про круговорот воды в природе…

Чтобы изобразить математические теории или законы физики через “движущиеся картинки”, нужен определенный склад ума: спокойный и уравновешенный. А это не ко мне. И тут снова повезло. Вскоре предложили перейти в художественную мультипликацию. Там мне понравилось больше.

– А что делалось там?

На дворе стояла середина 80-х. Процесс шел вручную. Мультфильмы делались по-разному. Мне повезло учиться, трудиться рядом с гениальными людьми. Сама съемка проходила в съемочных или “норах”, как мы называли глухие помещения без окон.

Первым моим фильмом стала “пластилиновая” “Веселая азбука”. В нем каждая буква имела свой лепной образ: “Б” – бабочка, береза, барабан; “Х” – холодильник чихал от холода и так далее. Это был фильм для детского киновизора с механическим приводом, как в первых киноаппаратах братьев Люмьер. Скорость “настоящего” кино – 24 кадра в секунду – для детей слишком быстрая. Нашим ориентиром было где-то 12 кадров в секунду.

А рядом мультфильмы “рисовались”. Это как маленькая фабрика. Сюжет переводили в рисунки, контуры – на кальку. Контуровщик в белых перчатках. Мультипликатор наделял героев характерами – этот добрый и щедрый, другой злой и жадный. Фон отдельно. В серии рисунков каждый последующий немного отличался от предыдущего. При быстром показе последовательных кадров возникала иллюзия движения.

Мне опять повезло. Режиссер Алексей Караев и художник-постановщик Александр Петров снимали по сценарию Юрия Коваля фильм о приключениях лося в сказочном лесу. Меня пригласили художником. Лента делалась в технике “ожившая живопись” и вроде бы рассказывала, как лось спасает лесных обитателей на своих рогах. А получилась история о больших переменах в стране и о том, что у людей может быть разное мнение и они имеют право выбора.

“Добро пожаловать!” (смотреть онлайн)

 

Работа с сыпучими материалами тоже завораживала. Мультипликатор на прозрачной поверхности создавал изображение из песка, опилок, риса, кофе, чая… Чего только не пробовали двигать под камерой по освещенному снизу стеклу! Владимир Петкевич в 1985-м снимал “Сказочку про козявочку” по сказке Мамина-Сибиряка. Из точек-песчинок была создана красивая притча о “козявочке”, вопрошающей мир: “А для чего я?”.

Технических приемов в анимации множество: от старинной перекладки плоских объектов в двухмерном пространстве, трехмерных кукол, нарисованных кадров и пластилиновых 3D миров до современных компьютерных технологий. Теперь без анимации не обходится ни один блокбастер, потому что это эффектно, смело и обгоняет время.

В легендарном черно-белом фильме Сергея Эйзенштейна “Броненосец “Потемкин” в 1925 году на кинопленке вручную перекрасили белый флаг в красный и получили “цветной” кадр. А вскоре люди догадались, как сделать цветное кино. В эти же годы русско-французский художник-аниматор Александр Алексеев изобрел “игольчатый экран”. Не вдаваясь в детали, можно назвать его изобретение светотеневым прототипом компьютерного экрана – была “игла”, а стал пиксель.

– А когда Вы впервые почувствовали вкус славы?

Слава – это громко сказано. Оксана Черкасава снимала в 1995 году по сценарию Надежды Кожушаной фильм “Нюркина баня” на базе московской школы-студии “Шар”. Я взял кусок доски, положил на неё кальку и стал прорисовывать сюжет. Фактура дерева проступала, просвечивала в каждом кадре, получилась как бы архаичная память старинной деревянной уральской бани. Лента про деревенскую семью, которая идёт в баню накануне свадьбы, собрала награды на мировых фестивалях.

– А каким образом сделана Ваша знаменитая “Бабушка”?

Здесь смешанная техника: “ротоскопия” и рисованная мультипликация – “карандаш по кальке”.

– С рисованием более-менее ясно. А что такое ротоскопия?

Сначала на камеру снимают реальных людей и декорации. Затем покадрово “обрисовывают” их, придают нужные черты для трансформации в мультипликат. Сейчас все делается на компьютере, а раньше под проектором проецировали кадры с кинопленки на кальку, и художник обрисовывал вручную.

– То есть мультяшные персонажи из фильма “Бабушка” – живые люди?

И очень близкие мне люди. Бабушка – моя родная бабушка Анисья Фёдоровна Фомичёва. Когда снимался фильм, ей было 85. Мальчик – мой сын Иван. В фильме есть документальные и игровые кадры. Медсестер играют сестры-близняшки. Надя Кожушаная взяла за основу реальную историю из моей жизни и написала гениальный сценарий.

– А Вы в какой семье росли? Как рассказано в мультике?

– Почти. Нас было трое – брат и две сестры, я самый младший. Росли без отца. Мама преподавала в школе русский язык и литературу. А бабушка всю жизнь работала детским врачом. Жили в Свердловске в двухкомнатной квартире на третьем этаже. Карандаш мне в руки дала бабушка… Память ассоциативна, рассказы и воспоминания переплелись. Вспомнишь трещину на стене и дальше, дальше клубок разматываешь. И события, и чувства оживают в памяти.

“Бабушка” (смотреть онлайн)

 

 

– Правда, что деньги в люстре прятали?

– В нашей семье – нет. Художник доводит ситуацию до гротеска и порой до абсурда, чтобы выявить характер. Что реально было? Бабушка курила “Беломорканал”. Мне не нравилось. И я ей втихаря воду в папиросы наливал. Голубя мальчишки подожгли, он почти весь обгорел. Я забрал его домой, мама почему-то назвала птицу Юрой. Мы выходили голубя, перьями уже стал обрастать. Он был мне другом. Летом в деревню поехали, голубя с собой взяли. А там его соседская охотничья собака задушила и принесла мне, как кошка приносит мышь. Я был мал, не хотел птицу в землю закапывать, хотел себе оставить. А бабушка сказала, что трупным ядом можно заразиться и умереть. Похоронил голубя в огороде за отхожим местом.

– Испугались смерти?

Нет… Страха не было. О себе я тогда точно знал, что буду жить вечно. Когда подрос, более критически стал размышлять. Но тема “между жизнью и смертью” меня до сих пор притягивает. Культурные традиции, религия подталкивают о ней думать. Такое исследование всегда становится разговором о времени.

– Фильм “Бабушка” получил много наград на престижных фестивалях. Как это повлияло на Вашу жизнь?

– Существенно. Вскоре я стал участником британского проекта Animated Tales of the World. Режиссеры разных национальностей снимали анимационные фильмы по легендам и сказкам мира. Мне досталась американская легенда о “стальном человеке” Джоне Генри. Лента выполнена в технике “ротоскопия”, прорисовка масляными красками. Снимали в России, США, Великобритании. Российские ландшафты Урала оказались очень похожи на американскую Вирджинию. Да и тема интернациональна. Легенды о “железных людях”, готовых жертвовать собой ради других людей, есть у каждого народа.

“Джон Генри – человек из стали” (смотреть онлайн)

 

 

– Фильм “Джон Генри – человек из стали” назвали лучшей анимационной лентой в Лос-Анджелесе на 54-й церемонии премии “Эмми” Американской академии телевизионных искусств. А что случилось потом?

Приблизительно в это же время я переехал в Швейцарию. Снял историю в рисунках о кротости комара-кровопийца, её показали в швейцарских кинотеатрах. Затем были ленты “Счастье”, “Колыбельная”, “Молодость”, жил и работал в основном между Россией и Швейцарией.

– Ваш 13-минутный фильм “Бобок”, как теперь мне уже понятно, выполнен в технике “ротоскопия”, когда из живых людей делают покорных кукол. “Бобок” на меня нагоняет жуть. Так и задумано?

“Бобок” сделан по одноименному рассказу Достоевского. Произведение считается спорным – современники Федора Михайловича не оценили его “кладбищенский юмор”. Позже “Бобок” нашел почитателей среди знатоков серьезно-смехового жанра. И хотя наш “Бобок” получил приз “за инновации” на 9-ом Всероссийском фестивале авторских короткометражек “Арткино”, я слышу упреки не в нуаре, а в “нерусском кино”. Лично для меня “Бобок” стал возможностью высказаться на трудную тему, которая часто “табу”, в том числе в России и на Западе. А я считаю, что нужно говорить. Ведь кто-то до сих пор может думать, что солнце вращается вокруг земли.

“Комар” (смотреть онлайн)

 

 

– Компьютер изменил наш мир. Традиционные техники мультипликации уступают новым технологиям?

Новые технологии позволяют мультипликатору достичь желаемого качества изображения и звука меньшей кровью. Потому что компьютер, как правило, пока лишь имитирует техники, которые придуманы ранее. Художник может работать с различным материалом, применять разные навыки, но рисует-то он все равно руками. А публике вообще без разницы, как делается кино, главное, чтобы было интересно.

– А в чем интерес художника? И что ожидать от искусства мультипликации в будущем?

Лично я хотел бы поделиться со зрителем своим удивлением. Конечно, это располагает к ожиданию зрительского ответа. Овладеть ремеслом до такой степени, чтобы стать внятным, провести зрителя от А до Б и выразить мысль и чувство. У художника субъективный взгляд. И каждый человек видит по-своему. Но когда ответ сходится, это наверное и есть художественная удача.

Мультипликация, может быть, самое дерзкое искусство. Технически невероятно сложный для 80-х монтажно-композиционный фильм Збигнева Рыбчинского “Танго” получил “Оскара”. Сейчас для компьютера такие чудеса почти “семечки”. Я думаю, мультипликация поможет людям создать четвертное измерение и закрутить спираль. Войти в реку времени и ощутить её течение.

#

Текст: Марина Охримовская

Фото: Андрей Золотухин и Литературный клуб в Цюрихе

Видео на YouTube: Свердловская киностудия на RVISION и Andrey Zolotukhin

Марина Охримовская

В тексте упоминаются короткометражные мультипликационные фильмы:

1986, Свердловская киностудия, СССР. “Добро пожаловать!”. Художник Андрей Золотухин

1995, Школа-студия “Шар”, Москва, Россия. “Нюркина баня”. Художник-постановщик, аниматор Андрей Золотухин

1996, Свердловская киностудия, Россия. “Бабушка”. Режиссер-постановщик, художник-постановщик, аниматор Андрей Золотухин

2001, Свердловская студия анимации “А-фильм”, Россия/США. “Джон Генри – человек из стали”. Режиссер-постановщик, художник-постановщик Андрей Золотухин

2003, Швейцария. “Комар”. Режиссёр-постановщик, сценарист, художник-постановщик, оператор, аниматор, Андрей Золотухин

2013, ООО “Кинокомпания “Рассвет”, Москва, Россия. “Бобок”. Режиссер-постановщик, художник-постановщик Андрей Золотухин

Комментарий через Facebook