Константина Райкина называют одним из самых творческих и влиятельных людей российского театра. А он волнуется перед каждым спектаклем. Художественный руководитель знаменитого театра “Сатирикон”, повелитель смеха и слёз. Король и простой, маленький человек. Глубоко чувствующий и восхитительно играющий. Артист Райкин выйдет в марте на сцену в Цюрихе и Женеве, чтобы сыграть перед публикой главное дело своей жизни.

Готовясь ко встрече со швейцарскими зрителями, народный артист России Константин Райкин ответил по телефону на вопросы журнала schwingen.net.

– Ваш поэтический моноспектакль называется “Над балаганом небо…”. Что означает эта фраза?

Константин Райкин: Слова принадлежат советскому поэту фронтового поколения Давиду Самойлову. В этой и других строках его поэмы “Последние каникулы” расшифрован близкий мне взгляд на смысл и содержание искусства. Я обо всём на спектакле расскажу.

– А какие еще прозвучат стихи? Как их отбирали?

Константин Райкин: Я буду читать то, что мне близко сейчас. Это стихи Давида Самойлова о детстве, любви и судьбе, мудрые, ироничные и пронзительные. А также хорошо знакомые и малоизвестные стихотворения Николая Заболоцкого, Николая Рубцова, Осипа Мандельштама, Лопе де Вега, Александра Пушкина. Мы вместе вспомним творчество этих великих поэтов, их прекрасные, умные и глубокие стихи, любимые многими людьми.

О том, что люблю больше всего

– Ваш выбор между киноискусством и театральным в пользу драматического театра – это так судьба решила?

Константин Райкин: Это я так решил. Давно и сразу. Я больше люблю театр, поэтому так и сложилось. Театр – царство артиста. Наверное, потому театр больше любит огромное количество умных артистов, снимающихся в кино, и тем не менее считающих необходимым работать в театре. Иннокентий Смоктуновский, Жан Габен, Джуди Денч, Вупи Голдберг, Анджела Лэнсбери, Энтони Хопкинс, Лайза Миннелли, Джуд Лоу и другие крупнейшие мировые звезды, известные огромному количеству публики по кино, им было необходимо работать в театре, потому что только театр дает возможность пробовать, экспериментировать, нагружать артиста по полной. В кино этого нет. Кино использует только то, что артист уже умеет. А умение он приобретает в театре. Поэтому театр – кузница мастерства. А кино, телевидение – кузница популярности и денег.

Немного хронологии из жизни Константина Райкина

1971 – окончил театральное училище им. Б. В. Щукина

1971 – 1981 – актёр в театре “Современник”

1973 – фильм “Много шума из ничего”, Бенедикт

1974 – фильм “Свой среди чужих, чужой среди своих”, Каюм

1976 – музыкальный кинофильм “Труффальдино из Бергамо”, Труффальдино

1981 – переход в Ленинградский театр миниатюр под руководством Аркадия Райкина

1982 – переезд театра миниатюр под руководством Аркадия Райкина в Москву

1987 – театр миниатюр получил название “Сатирикон”

1988 – назначен художественным руководителем театра “Сатирикон”

1992 – новое наименование – Российский государственный театр “Сатирикон” имени Аркадия Райкина

2001 – стал руководителем курса в школе-студии МХАТ

2012 – создана “Высшая школа сценических искусств. Театральная школа Константина Райкина”

Сыграл в полусотне спектаклей, как режиссер поставил три десятка спектаклей, снялся в двух десятках кинофильмов. Константин Райкин удостоен многих премий и наград за достижения в области театрального искусства.

– Строительство сакрального театрального пространства, разве не вызов богам?

Константин Райкин: Что такое сакральное? Объясните!

– Искусствоведы говорят, что театр создает новые сущности и даже как будто управляет временем. Он может воспроизвести события давно минувших дней или перенести нас в будущее.

Константин Райкин: И кино создает новые сущности!

– Конечно, но киноленту, например, можно отредактировать, скопировать, положить на полку. А театральное искусство живет, только пока спектакль идет на сцене. Нельзя сказать, ну-ка, поставьте это на паузу, пока я тут шампанского выпью. Я прихожу в театр, сижу и смотрю, и увлекаюсь происходящим на сцене порой даже против моей воли. Так что побуждает человека посвящать всю свою жизнь актерскому ремеслу?

Константин Райкин: Знаете, у меня к этому гораздо более конкретное отношение, не такое безумно поэтическое и пафосное как у вас. Театр – моя работа. Профессия, которой я владею лучше всего, единственная и всеобъемлющая. Ничего кроме театра меня, собственно, не интересует. Это мой дом, моя постоянная, ежедневная работа. Я отношусь к этому, как должно, без ложного пафоса, потому что пафос создает фальшивое ощущение приподнятости. А мне не надо приподнимать мою работу. Она и так для меня интересная, я ее люблю, и это, может быть, единственное, что я люблю в жизни. Театр меня с жизнью связывает и является смыслом моего существования. Вот видите, я стараюсь говорить конкретно, а оборачивается каким-то пафосом.

О том, что меняет судьбу

– После постановки “И пойду, и подуй!” в 1976 году, Вы вновь обращаетесь к “Запискам из подполья” Достоевского в 2010-м. Почему образ “мыслящего безволия” притягателен для Вас?

В моноспектакле "Константин Райкин. Вечер с Достоевским", автор Федор Достоевский. (© "Сатирикон")

В моноспектакле “Константин Райкин. Вечер с Достоевским”, автор Федор Достоевский. (© “Сатирикон”)

Константин Райкин: Там не только “мыслящее безволие”, а несколько сложных тем. Это произведение одно из важнейших, а может, и самое важное в моей жизни. В мерзейшем подпольном человеке, поскольку он создан гениальным Федор Михалычем, очень много про меня самого. Впервые “Записки из подполья” я прочёл в 24 года. Тогда меня изумило, что кто-то посторонний, давно живший, может так много знать обо мне. А в начале второй части повести я вообще прочел: “В то время мне было всего 24 года”. Это походило на мистику. И моя жизнь изменилась на до прочтения и после. Потом я мерзейшего подпольного человека сыграл. Думаю, ни одна книга не оказала на меня такого влияния. И это мне интересно до сих пор. То есть искусство, в особенности театр, может помочь человеку переосмыслить себя и сделать такие шаги, которые меняют судьбу. Искусство позволяет нам прочувствовать, проанализировать зло и уйти от опасности.

О том, что вне времени

– “Человек из ресторана” создан Иваном Шмелёвым столетие назад. Насколько тема простого и доброго маленького человека Скороходова актуальна в нашем сложном и злом мире индивидуалистов и капиталистов?

Константин Райкин: Тема честного маленького человека востребована всегда. Я думаю, на таких на первый взгляд простых, но глубоких людях, мир держится. Не политики и олигархи берегут его. А влюбленные в свою профессию порядочные люди, работающие увлеченно, самоотверженно, практически бескорыстно. Они переживают горести и радости. Растят детей и учат их быть счастливыми. Все привыкли и не замечают. А искусство увеличивает стократно, и становится ясно, что доброта и трудолюбие в человеке может быть ценнее всего.

На теме маленького человека построено все творчество Чарли Чаплина. Многих увлекает эта тема. Гениальная повесть Шмелёва о человеке из ресторана учит нас состраданию и достоинству. В таких качествах, думаю, нуждаются все люди, независимо от их величины и тысячелетия на дворе. Потому что меняются декорации, ритмы, а человеческие характеры не меняются. Поэтому актуально. Поэтому театр был и остается мощнейшим средством для очеловечивания человека. Я много раз наблюдал, как у зрителей после сильного спектакля менялись лица – они становились просветленными.

Сцена из спектакля "Человек из ресторана", автор Иван Шмелёв. (© "Сатирикон")

Сцена из спектакля “Человек из ресторана”, автор Иван Шмелёв. (© “Сатирикон”)

О власти и свободе

– Шекспировский “Король Лир” на сцене “Сатирикона” уже десять лет. В этом спектакле можно увидеть развал страны, трагедию семьи и личности. Но разве легендарный король Лир не хотел просто быть свободным?

Константин Райкин: Это про другое. Лир как раз свободный. Я думаю, он и на троне свободный. Это трагедия других тем, мне кажется, не про свободу.

– А про что?

Константин Райкин: Это трагедия открытий, которые делает человек на старости лет, совершенно неожиданных, которые обычно случаются в молодости, а к нему откровение пришло в старости, и он открывает какие-то совсем простые вещи для себя. И в этом трагедия, потому что восьмидесятилетний Лир вдруг осознает, что многих простых вещей не понимал в жизни. Абсолютная власть застила ему глаза, “нормальный” он был слеп, а обезумев – прозрел. Истинная цена простых вещей Лиру открылась через “обыкновенную”, нецарскую жизнь.

– Мой дедушка дожил до возраста короля Лира. Дедушка давно умер, а я помню его слова, мол, в старости ему открылось, что смерти нет. С возрастом действительно открывается, что смерти нет?

Константин Райкин: В “Короле Лире” другая эпоха и другие открытия. Потому что конкретный человек и человечество в целом создают собственную картину мира в координатах своего времени, опыта и знаний. Миропонимание при Лире было иным, не таким, как сейчас. Тогда усопшие предки магически участвовали в жизни потомков, люди верили в души, загробный мир и одушевляли природу.

– А что значит, на Ваш взгляд, быть свободным для художника?

Константин Райкин: Быть свободным, это значит создавать то, что хочешь, так, как хочешь. Со сцены я прочту стихи Пушкина об этом.

Сцена из спектакля "Король Лир", автор Уильям Шекспир. (© "Сатирикон")

Сцена из спектакля “Король Лир”, автор Уильям Шекспир. (© “Сатирикон”)

О просвещении и премьерах

– В 2012-м создана “Высшая школа сценических искусств. Театральная школа Константина Райкина”. В чем её уникальность?

Константин Райкин: Я преподаю скоро полвека, двенадцать лет руководил курсом во МАХТе. Опыт подсказывает, что уникальность любой школы в её учителях. Большой послужной список ролей мирового уровня у преподавателей, богатый педагогический опыт – всё важно. Потому что “систему Станиславского” можно преподавать по-разному.

– Какие они – сегодняшние студийцы, завтрашние лицедеи? Что ожидать театру от молодых артистов “Школы Райкина”?

Константин Райкин: Мне самому это интересно. Мне кажется, они приходят к нам какими-то полудикими, неловкими, неумелыми, но с большими возможностями и огромным желанием управлять миром. Я пытаюсь их сделать настоящими служителями театра, чтобы театр для них стал способом существования. Не службой, а служением. Признаться, это сложно сделать в наше циничное время. Думаю, мне есть чему их научить, чем поделиться с ними. Надеюсь, театру можно ожидать творческих, энергичных, хорошо образованных профессионалов.

– В театре всегда происходит что-то новое. Скажите о премьерах?

Константин Райкин: О премьерах рассказывать не нужно. Театр надо смотреть, а не рассказывать о нём, тем более по телефону. Мы много премьер готовим. Придет время – всё узнаете. А пока до встречи на спектакле “Над балаганом небо…” в Швейцарии.

– Большое спасибо за интервью. Успехов Вам в творчестве и удачи в жизни! До встречи!

#

Текст: Марина Охримовская

13 марта (вторник) 2018 – Цюрих Samsung Hall, Dübendorf – 20:00

14 марта (среда) 2018 – Женева Uptown – 20:00

Билеты онлайн на сайте организаторов: https://www.afgmusic.ch/

Фото: © Российский государственный театр “Сатирикон” имени Аркадия Райкина

Константин Райкин в поэтическом моноспектакле “Над балаганом небо…”.
В моноспектакле “Константин Райкин. Вечер с Достоевским”, автор Федор Достоевский.
Сцена из спектакля “Человек из ресторана”, автор Иван Шмелёв.
Сцена из спектакля “Король Лир”, автор Уильям Шекспир.

Комментарий через Facebook