Письмо журналиста из России: в стране есть честные люди
Иллюстрация © Екатерины Савушкиной «Девушка с зашитым ртом», март 2022 г.
Общество

Письмо журналиста из России: в стране есть честные люди

Российский журналист написал в швейцарскую газету. Он рассказал о несвободе слова в путинской России. Republik напечатала это письмо 14 марта 2022 года под псевдонимом, так как опасается за безопасность автора.

«Швейцария для всех» публикует перевод смыслов по-русски.

В России военная цензура

После начала путинской войны в Украине российская власть ввела в стране военную цензуру. Большинство независимых СМИ сейчас заблокированы или закрыты. Роскомнадзор — государственный надзор и цензура в сфере СМИ — блокирует тексты со словом «война». Потому что, по версии Кремля, в Украине не война, а «спецоперация».

Недавно принят закон о борьбе с распространением фейковых новостей о вооруженных силах РФ. И теперь российские власти сами определяют: что фейк, а что нет. Новый закон дал судам право приговаривать неугодных власти к тюремному заключению сроком до 15 лет.

Закономерно, что в таких условиях невозможно объективно освещать происходящее в Украине. А быть журналистом сегодня в России опасно. Это произошло не в один день, цензура вводилась постепенно.

От комментариев отказался

Около десяти лет назад я писал в крупной частной газете статьи о коррупции, полицейском произволе, мошенничестве чиновников, на другие «горячие» темы. Эта работа была сложной еще и потому, что по журналистским стандартам я должен предоставить слово всем участникам конфликта. И далеко не все были заинтересованы в том, чтобы высказаться.


image description
image description

То есть, если я хотел отразить официальную точку зрения, то обычно она сводилась к фразе: «Собеседник в органах безопасности, пожелавший остаться неизвестным, от комментариев отказался». Звучит нелепо, но так и было.

Арматура как средство цензуры

И различное давление на журналистов было уже тогда.

Первый способ — криминальный: журналистов убивали, или пытались это сделать. Убит в 2004-м первый российский редактор «Форбс» Павел Хлебников. Киллер застрелил в 2006-м журналистку независимой «Новой газеты» Анну Политковскую. В Москве в 2010-м жестоко избит редактор газеты «Коммерсантъ» Олег Кашин: нападавшие сломали ему челюсть, обе ноги и руки. Статья об этом в «Коммерсанте» называется «Арматура как средство цензуры». Многие журналисты в России постоянно сталкиваются с угрозами и агрессией.

(Убийства и нападения на журналистов в Росссии по сути остаются безнаказанным, — прим. ред.).

Следующей формой давления на журналистов стало доведение до банкротства редакций СМИ. В 2004 году суд обязал «Коммерсантъ» выплатить 320,5 млн рублей (около 14 млн швейцарских франков на тот момент, — прим. ред.) крупнейшему в России Альфа-банку. Это должно было компенсировать статью, которая якобы задела репутацию банка. Позже стороны договорились о меньшей сумме.

Путин пошел

Примечательно, как газета «Коммерсантъ» защищала свое право на журналистику. На первой полосе появилась большая фотография главы Альфа-банка Михаила Фридмана, пожимающего руку Владимиру Путину. Этот номер газеты сейчас редкость, многие редакторы вешали его в своих кабинетах на стену.

Третий тип давления стал особенно популярен после 2010 года, когда какой-нибудь связанный с Кремлем олигарх мог бы приобрести крупный медиахолдинг, чтобы напрямую контролировать журналистов. Такой владелец получал возможность через запугивания, угрозу потери занятости контролировать работу журналистов.

В 2011 году основной акционер издательского дома «Коммерсантъ» Алишер Усманов уволил редактора еженедельного политического журнала «Коммерсантъ-Власть» Максима Ковальского. Он сделал это после того, как издание напечатало фотографию бюллетеня, на котором кто-то написал «Путин пошел нахуй».

Экстремальная работа

Но журналисты стремились к независимости. Нередко, когда новые хозяева увольняли редакторов, уходила вся команда и возникали новые медиа. Громкий пример — бывший главный редактор «Ленты.ру» Галина Тимченко основала «Медузу». Вскоре издание вошло в топ-3 российских СМИ. Успех «Медузы» доказал, что с профессиональной командой можно создать в России прибыльное, независимое СМИ.

Индекс свободы прессы-21: Россия 150-я из 180

Во всемирном индексе свободы прессы в минувшем году Россия на 150-м месте. Украина — на 97-м, США — 44-м, Швейцария — 10-я. Международная неправительственная организация «Репортеры без границ» (Reporters Without Borders) ежегодно публикует на своем сайте исследование о состоянии свободы прессы в 180 странах мира.

Несколько лет назад меня пригласили работать в «МБХ-медиа», которое основал критик Кремля Михаил Ходорковский. В то время я размышлял, браться ли мне за работу, ведь среди задач была и «разработка новых форматов». Усилия «МБХ-медиа» сосредоточились в том числе на расширении аудитории через канал в мессенджере Telegram.

Это был настоящий экстрим. Представьте себе: зима, тысячи людей выходят на улицы, чтобы поддержать лидера оппозиции Алексея Навального. Полиция бросается на них с дубинками. Задержанных заталкивают в полицейские автозаки. А в самом горячем месте — журналисты, которые снимают и затем выкладывают ролики в групповой чат. Потом это публикуется в Telegram-канале, откуда и распространяются с бешеной скоростью.

Страшные документы

Я был убежден, что делаю важную, необходимую работу. Потому что официальные и подконтрольные властям СМИ молчали о протестах. Или по меньшей мере умалчивали о масштабах протестов и никогда не сообщали о репрессиях со стороны власти. В протестах участвовали тысячи россиян, а пропагандист заявлял: несколько сотен человек.

Когда не было протестов, я писал длинные рассказы о пытках задержанных в следственных изоляторах и тюрьмах. Материалы следствия, протоколы заседаний и решения судов получал от адвокатов. Когда работаешь с такими документами, поневоле становится страшно. После написания подобного текста я обычно выпивал пинту коньяка и ложился спать, стараясь поскорее забыться.


image description
image description

После блокировки независимых СМИ главный герой одного из моих текстов сказал: «Если со мной что-то случится, мне не к кому обратиться за защитой».

Во всемирном индексе свободы прессы в минувшем году Россия 150-я среди 180 стран. 2022 год метит страну черным цветом. (скриншот страницы Reporters Without Borders)
Во всемирном индексе свободы прессы в минувшем году Россия 150-я среди 180 стран. 2022 год метит страну черным цветом. (скриншот страницы Reporters Without Borders)

Привет, ты иностранный агент

В России ужесточение репрессий часто сравнивают с закручиванием гаек. Я это остро почувствовал летом 2021 года, когда «Медузу» вдруг заклеймили как «иностранного агента». Такие СМИ должны регулярно отчитываться о доходах, ставить жирую метку под каждым сообщением. А вы бы поверили средству массовой информации, которое сообщает, что оно «иностранный агент»?

Кроме того, это влечет для издания значительные финансовые убытки, поскольку компании обычно отказываются размещать рекламу в подобных СМИ. Чиновники и депутаты также не очень охотно общаются с «иностранными агентами».

Но и этого властям показалось мало. Потому что вскоре клеймо «иностранный агент» стали вешать на людей — журналистов и правозащитников. Буквально каждую пятницу на сайте Минюста РФ появляются новые имена. С тех пор российские журналисты живут в ожидании: кто следующий?

Соня Гройсман и Ольга Чуракова из «Проекта» отреагировали на внесение их имен в список Минюста РФ подкастом «Привет, ты иностранный агент». Там рассказывается, как сложно с этим клеймом найти работу, как изматывают финансовые отчеты, как это тяжело психологически.

Протесты против того, «чего нет»

Наконец в августе прошлого года Роскомнадзор также заблокировал «МБХ-медиа». Михаил Ходорковский решил закрыть проект, чтобы не подвергать опасности журналистов. Поскольку на тот момент у меня была хорошая база контактов, я продолжил работать как фрилансер.

Когда утром 24 февраля 2022 года впервые смотрел видео ракетных обстрелов Харькова в Украине в Telegram, то не поверил глазам. Это доступно в России: многие СМИ в режиме реального времени сообщают о событиях в Украине. Поскольку война идет в эпоху смартфонов, множество тревожных видеороликов распространяется по интернету. И я думаю, что журналисты обязаны такое публиковать.

Дмитрий Муратов: «Цензура — это недоверие к обществу»

«Неправильная» точка

После начала войны Роскомнадзор РФ заявил, что российские масс-медиа должны писать о «спецоперации» только на основании официальных российских источников. Но что это означает на практике? Приведу пример.

Мы видим ужасающие разрушения жилых кварталов в одном из украинских городов. Украинские власти сообщают, что дома разрушили российские войска. А российские официальные источники заявляют: ничего подобного. Так кто же стрелял? Прежде чем говорить, журналист должен найти доказательства. А что происходит в России?

Мы, журналисты, сейчас в ситуации, когда есть точка зрения Кремля и – «неправильная». И если, независимо от доказательств, у журналиста точка зрения «неправильная», ему может грозить до 15 лет лишения свободы.

То, что нельзя называть

Пока я пишу эти строки, Роскомнадзор в России заблокировал «Медиазону», «ВВС Россия», «Настоящее время», «Медузу», «Немецкую волну» и многие другие СМИ. Прекратили работу «Знак.ком» и телеканал «Дождь». Россию уже покинули более 150 журналистов. Но жизнь-то в стране продолжается, причем независимо от указок власти.

Недавно я спросил у редактора «Новой газеты»: «Люди приходят на антивоенные акции, как мне об этом написать?». Он грустно улыбнулся и ответил: «Это протесты против того, что нельзя называть, мы буквально так и пишем». И он, наверное, прав. Ведь если, по мнению российской власти, войны нет, то откуда антивоенные протесты?

Честных людей в России много

Я останусь журналистом. Если мы видим сейчас гибель независимой российской журналистики, то позвольте мне сказать следующее: в будущем можно рассчитывать на её возрождение.

Живительным средством станут честные люди. В России их много. Талантливые, смелые профессиональные журналисты. Независимая журналистика была до Путина, будет и после.

#

Перевод и адаптация: Марина Охримовская

Марина Охримовская

Изображение:

Иллюстрация © Екатерины Савушкиной «Девушка с зашитым ртом», март 2022 г.

Во всемирном индексе свободы прессы в минувшем году Россия 150-я среди 180 стран. 2022 год метит страну черным цветом. (скриншот страницы Reporters Without Borders)

Поделитесь публикацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие тексты на эту тематику