Дом Бернарды Альбы не должен быть разрушен!
Искусство

Дом Бернарды Альбы не должен быть разрушен!

«Дом Бернады Альбы» - спектакль по одноименной пьесе испанского поэта и драматурга Лорки поставили в швейцарским театре «Synthese» на русском языке. Премьера состоялась в Цюрихе. Керим Волковыский посмотрел новинку 19 сентября и сделал отзыв.

Опрометчивое решение

Рассказать о спектакле «Дом Бернарды Альбы» русской труппы интернационального театра «Synthese» согласился легко. А уже на следующий день не то, чтобы испугался или раскаялся, но, честно говоря, пожалел о своем опрометчивом решении.

Во-первых, кто я такой, чтобы писать о театре Гарсия Лорки и его постановках? Вряд ли моя недолгая карьера переводчика-любителя стихов великого испанского поэта (театром Лорки я не занимался) давала мне такое право.

Во-вторых, а что, если я, как и многие любители мирового театра, избалованный постановками Giorgio Strehler, Peter Stein, Christoph Marthaler, Calixto Bieito и так далее, если я с так называемой высоты дешевого снобизма обрушусь на спектакль, выполненный в очень нелегких условиях (финансовых и технических), да еще труппой, состоящей в основном из актеров-любителей?

Chapeau!

Это неловкое признание – лучшее свидетельство того, что мои страхи не подтвердились и, более того, даже не разделяя во многом художественной концепции, стоящей за новой постановкой, искренне воскликну: «Chapeau!»

Мое восхищение проделанной работой и достигнутым результатом заслуживает не только вся труппа (включая хореографа, костюмера и ассистента режиссера), но и зрители, находившиеся в зале Kirchgemeindehaus на Stauffacherstrasse во время спектакля.


image description
image description
Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»
| Новости, Общество, Школа

Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»

Михаил Ходорковский опубликовал в интернете свою новую книгу «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров». Судя по обложке, писалась она...


Игра актрис убеждает (особенно я бы выделил Марину Охримовскую – в роли Бернарды Альбы, Анну Ренольд – Пруденсии, Марию Ренч – Ангустиас, Оксану Борисову в роли служанки). Но еще больше захватывает и заражает удивительная энергетика, исходящая от всего актерского ансамбля, выступающего, как целое.

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

Хороши костюмы и хореографические номера (сцена с элементами фламенко, ночные метания дочерей Бернарды, как бы пытающихся вырваться из тюрьмы собственного тела). Хотя о роли фольклористики («испанщины») и несколько чрезмерной символики, идущих, мне кажется, от традиции советского театра, и их участии в раскрытии концепции спектакля, можно было бы поспорить.

Неоконченная пьеса для театра

Я еще вернусь, к этому, по-своему, очень талантливому спектаклю Анжелики Оберхольцер-Смирновой. Но прежде расскажу о своем понимании последней пьесы Федерико Гарсии Лорки. Автор создал её «на пороге смерти»: пьеса написана в июне 1936 года, а 18 августа Лорка зверски убит в Гранаде. Свое последнее детище поэт на сцене не видел.

Более того, пьеса осталась «неоконченной». Чем и объясняется при абсолютной психологической правде всей драмы некоторая «смазанность», недоговоренность последней сцены. Не только неудачная пальба «не умеющей целиться» Бернарды по незадачливому похитителю (?), но и поспешное самоубийство Аделы оставляют ощущение недоговоренности, полуправды.

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

А недавно нашел доказательства этой гипотезы. В 2016 году в архивах Института мировой литературы им. М. Горького среди обширного материала писателей-антифашистов нашлась статья испанского поэта Мануэля Альтолагирре, бежавшего в 1937 году в Москву от франкистов. Альтолагирре вспоминает свой разговор с Лоркой за несколько дней до фатального отъезда поэта в Гранаду – он и об этом.

Не трилогия, а пандан

Первая постановка «Дома Бернарды Альбы» была в Буэнос-Айресе, в 1940-ом или 45-ом (имеются разночтения), с лучшей подругой Лорки Маргаритой Ширгу в роли Бернарды. В Испании премьера состоялась только в 1950-ом. Хотя истинный успех (не только в Испании, но и во всем мире) лоркианский театр пережил уже в 1980-х.

Добавлю, что в сознании любителей поэтического театра Лорки «Дом Бернарды Альбы» предстает завершением трилогии о «трагической судьбе женщины» и о невозможности любви. Первые две – это «Кровавые свадьбы» и «Йерма».

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

Да, поэт и драматург Лорка создал галерею необыкновенных женских образов (почти ни одного запоминающегося мужского). И это ставит его в один ряд с такими (если оставаться в рамках изобразительного искусства) творцами, как немец Вернер Фасбиндер, итальянец Висконти, испанец Педро Альмодовар. И в богатой галерее женских образов Лорки у нас есть выбор.

Так, например, я предпочитаю рассматривать «Дом Бернарды Альбы» не как, пусть и неформальную, часть трилогии, а скорее, как пандан — пару — к поздней же, 1935 года, лоркианской меланхолической драме-комедии («не знаю должен ли посмотревший мою пьесу зритель плакать или смеяться») – «Донья Росита, девица, или Язык цветов».

От Аристотеля к Гете

Готовясь к посещению цюрихского спектакля, я просмотрел в YouTube пару постановок пьесы «Дом Бернарды Альбы». Перечитал текст (на испанском и русском). Изучил несколько интересных статей, в которых анализировалось драматическое творчество Федерико Гарсии Лорки.

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

Внимание привлекло следующее. Mariuo Willersinn в тексте «Federico Garsia Lorcas La casa de Bernarda Alba – dramatischer Text und Aufführungspraxis eine Analyse», разобрав две основополагающие испанские постановки пьесы, приводит как бы взаимоисключающие определения театра: первое принадлежит Аристотелю, второе — Гете. Вот они.


image description
image description
Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»
| Новости, Общество, Школа

Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»

Михаил Ходорковский опубликовал в интернете свою новую книгу «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров». Судя по обложке, писалась она...


Аристотель, «Поэтика»: «Постановка [трагедии] хотя и способна захватить зрителя, она имеет, по сути дела, менее всего отношения к искусству и к поэтике. Трагедия равно воздействует [на зрителя] как без ее инсценировки, так и без лицедействующих актеров».

Гете, «Учение о цвете»: «Текст хорошей театральная пьесы выражает в лучшем случае не более пятидесяти процентов того, что в ней заложено; куда более важную роль в восприятии ее сути играют сценическая постановка, способности актеров [сила их голоса, естественность движений], а также подготовленность и расположенность зрителя».

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

То есть, по Аристотелю художественная ценность поэтического произведения (поэтической драмы) практически целиком определяется самим текстом. Любое актерское-режиссерское вмешательство рассматривается как «необходимое зло» и почти ничего нового к его пониманию не добавляет.

А у Гете иначе – текст драматического произведения, взятый сам по себе, без соответствующей сценической постановки, без творческого участия в ней актеров и зрителей – живет лишь наполовину.

С молоком матери

Что же мы можем вынести из этих двух, на первый взгляд, взаимоисключающих определений театрального произведения для оценки театра Лорки и, в частности, его поздней драмы «Дом Бернарды Альбы»? Какое нам сегодня ближе? И которому из них, может быть, чисто интуитивно, художественно, следовали создатели цюрихской постановки?

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

Конечно, этот спектакль ближе к Гете (!) – воскликнем мы. Но, к счастью, не так «радикально», как принято сегодня в немецком драматическом театре, оказавшемся с этим в тупике. Надо думать, госпоже Оберхольцер-Смирновой в ее работе заведомо помогло впитанное с молоком матери советское? старомодное? аристотелевское? почтительное (почти подобострастное) отношение к автору и его тексту, в чем-то очень и очень полезное.

Пожелаем художнику удачи!

Потому ни то, что я не разделяю режиссерской трактовки пьесы, ни наличие сомнительных фольклорных атрибутов, скорее относящихся к «плохой Испании» (М. Цветаева), не мешает мне абсолютно искренне восторгаться спектаклем и желать ему удачи.

На мой взгляд, внутренний художник оказался в данном случае больше, крупнее, прозорливее, нежели полный идей и рациональных замыслов режиссер. И это можно только приветствовать. Уверен, данная интерпретация возможна и на таком уровне, когда у зрителя, независимо от его представлений о пьесе, мурашки по спине побегут.

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

Что пожелал бы новому спектаклю я? Усилить тандем Бернарды-Понсии. Последняя со своим, якобы, простодушным коварством, пройдя тридцатилетнюю школу муштры и унижения (но и любви – из необходимости) своей хозяйки, ни в коем случае — не человек из народа. Сама Бернарда скорее – человек из народа или то, что мы под этим смутным понятием подразумеваем. А Понсия – бернардин двойник – в чем-то пострашнее своего оригинала. Потенциал для создания такого тандема у прекрасной актрисы Анны Магард есть.

Невозможный театр Лорки

Но вернемся к Лорке. Поэт, начав еще в молодости (1920 год) путь драматурга с совершенно прелестной полной искрометной поэтической выдумки, грусти и юмора пьесы «Злые чары бабочки» (El maleficio de la mariposa) прошел за неполные двадцать лет работы для театра извилистый путь.

Первая пьеса – отвечавшая стопроцентно аристотелевскому определению театрального произведения – в своей поэтической герметичности в зрителе не нуждалась. Да и постановщик ей был не нужен – отсюда и закономерный провал.

Со второй пьесой «Мариана Пинеда» по-другому. И хотя сам Лорка продолжает говорить (немного кокетничая) о своем театре как о «невозможном» в смысле сценической постановки, популярность его пьес у публики и критики экспоненциально растет. Славе Лорки-драматурга не мешают (напротив) даже такие сложные для понимания сюрреалистические театральные пьесы, как «Публика» и «Когда пройдет пять лет».

(© Lucy Koenig)
(© Lucy Koenig)

Ей, этой славе, не мешает и новая должность поэта – директора и руководителя популярнейшего в стране студенческого театра La Barraca («Балаган»). Если не ошибаюсь, пьесы Лорки в этом театре не шли. Ставился Сервантес, Лопе де Вега, Кальдерон, но — не Лорка.

Сюрреализм в театре Лорки длится недолго (на самом деле он просто исчезнет с поверхности, уйдет вглубь повествования, как позже это произойдет с фильмами его бывшего друга и ныне соперника — Луиса Бунюэля).


image description
image description
Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»
| Новости, Общество, Школа

Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»

Михаил Ходорковский опубликовал в интернете свою новую книгу «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров». Судя по обложке, писалась она...


В своей предпоследней вещи «Донья Росита, девица, или Язык цветов» поэтическая и фантастическая ткань повествования начинает перемежаться с психологическими зарисовками, не уступающими своим ужасающим реализмом лучшим страницам романов Переса Гальдоса.

Испания, 1936

Наступает тридцать шестой год. Предчувствие гражданской войны (скажем, у С. Дали) превращается в реальность. Существующий порядок рушится. Лорка пишет свою последнюю, не подозревая об этом (или таки подозревая?), и свою самую реалистическую пьесу (вполне осознанно, наступает на горло собственной безудержной фантазии). Никаких стихов, никакой игривости, никаких плясок.

Из музыки – звон погребальных колоколов, зловещая своей обнаженностью песня жнецов и прибаутки сумасшедшей старухи. Черный, белый, зеленый – цвета смерти и луны. Белые стены дома – главного героя трагедии – главной героини, если учесть род испанского слова дом — «La casa», над сохранностью которой коршуном бдит Бернарда. Стены дома, комнаты к концу действия синеют, погружаются во мрак. Как в прямом смысле – черна летняя испанская ночь (стеарин надо экономить!), так и в переносном – ох и мало надежды на то, что удастся что-то спасти, что образуется.

Обратно к Аристотелю

Самые разные интерпретации пьесы интересны и легитимны при условии их талантливости. Хотя по большей части режиссеры-постановщики «Дома» все силы пускают на борьбу с Бернардой (а чего с ней бороться, и так все ясно… все ли?), воспевая психологическую прозорливость поэта и его неудержимое свободолюбие, приписывая ему походя даже такое малосъедобное блюдо, как феминизм.

Перечитал и… содрогнулся. Лорка опять закрылся. Стал герметичен.

Все, что кружило голову в молодости – освобождение от родительского ига, желание во чтобы то ни стало убежать, вырваться из удушающей ненавистной провинции – в Мадрид, Париж, Нью Йорк, в мир; наконец, захватывающая игра в национализм, пришедшее ему на смену увлечение модернизмом, юношеское опьянение свободой и осознанием своей сексуальной особости – все вдруг осело, как пыль на дороге, все куда-то ушло.

Не то ли произошло сто лет назад и с нашим российским гением, родившимся почти в один день с Федерико Гарсия Лоркой с разницей в 101 год? На смену прославлению Воли и прелестей любви, на смену вольтерьянству и антиклерикальному лукавству, пришел малооценённый современниками (особенно младшими) трезвый и невеселый будничный консерватизм.

Услышать Лорку

Да, жизнь в Доме Бернарды Альбы – страшна, горька, скупа на радость. Но что ждет ее обитательниц, если дом рухнет? Куда им пойти, где приткнуться?

И тогда сам Лорка хватает со стены ружье и стреляет в тень своего еще недавнего кумира, незадачливого соблазнителя, Пепе Романо. Совместно с Бернардой он… или он, Лорка, уже и есть Бернарда? организует похороны Аделе. Только не плакать: главное, чтобы не рухнул ДОМ.

Дом рухнул, Лорку убили. Порочная луна берет за руку очарованное ею дитя и уводит его окаемкой неба. Навсегда. На остывшей наковальне – мертвое детское тело. Безгласно плачут вернувшиеся в кузню цыгане. Над траурным действом, которым начинается, и которым заканчивается пьеса, бдит поднявшийся ветер.

Мы можем соглашаться или не соглашаться с призывом поэта «не рушить дом». Можем делать вид (интересно, сколько еще времени?), что мы его не услышали, не поняли… Я думаю, что не уважать его мы не имеем права.

#

Текст: Керим Волковыский, Berneroberland, 24.09.2019

Фото: Люция Кёниг (© Lucy Koenig)

Люция Кёниг

Видео: Theater «Synthese»

Поделитесь публикацией с друзьями

Комментарии на сайте

Christina

Bernarda Albas Angst

Christina Pancheshnyi teilt über ihre Meinung bei der Aufführung «Bernarda Alba’s Haus» in Zürich mit.

Am 19 September 2019 besuchte ich das Theater «Bernarda Albas Haus», welches von der Theaterschule Synthese aufgeführt worden war. Da ich selbst eine Schauspielerin der Theaterschule Synthese bin und einen engen Bund zur Regisseurin habe, hatte ich die Gelegenheit bei ein paar Proben ihnen über die Schulter zu blicken. Damals wurde noch mit Text geprobt, sie hatten noch keine Requisiten und die nötige Dekoration fehlte, aber die Atmosphäre war deutlich spürbar.

Die Vorbereitungen

Zwar hatte ich nur Bruchteile des Stückes mitbekommen, es hatte mich dennoch regelrecht überrascht wie gut die Zusammenarbeit der Schauspielerinnen war. Auch bei denen, die eine eher stumme Rolle auf der Bühne hatten, könnte man ihren starken Charakter spüren. Keine ähnelte einer anderen, alle hatten unterschiedliche Reaktionen, weswegen jede von ihnen sehr real wirkte.

Der Bund der Familie

Die Töchter unter sich hatten einen engen Bund. Es bildeten sich jedoch kleinere Gruppen untereinander. So könnte man klar sehen wer auf wessen Seite stand. Die Dienstmädchen hatten eine wichtige Position in der Familie, die einte unterstütze die Lage aus der jetzigen Situation, die andere unterstütze Bernarda Albas Sichten. Da die einte ebenso schon lange für Alba arbeitete, könnte sie ihr Ratschläge geben und versuchen diese wieder auf den richtigen Weg zu führen.

Es gab noch Bernarda Albas Mutter, eine psychisch Kranke, die von Bernarda Alba im Hause eingesperrt wurde. Sie kam im Ganzen 2 mal vor. Durch ihre Präsenz wurde es stark spürbar wie schrecklich es doch in diesem Hause sein mag. Die eigenen Enkelinnen fürchteten sich sogar vor ihr.

Die Privataufführung

Das erste Mal als ich die Aufführung ganz sehen könnte, war etwa im Ende Juni. Es war eine Privataufführung für Freunde und Familie. Es war sehr beindrückend und spannend. Aber für meinen Geschmack fehlte noch die schreckliche Atmosphäre, die dort hätte noch sein können. Nach einem kurzen Feedback von unserer Seite und Monatelangen Proben von ihrer, von Schauspielerinnen, war endlich der 19te September da.

Der 19te September 2019

Seit der ersten Sekunde, an der das Licht die Bühne beleuchtete, war die Atmosphäre um die Schauspielerinnen spürbar. Sobald die erste Szene, an der ihre Gesichter sichtbar wurden, kam, konnte man sehen wie jede einzelne Schauspielerin im Ganzen verwickelt war. Jede schien in Gedanken versunken-die einen waren traurig, andere geschockt — aber Bernarda Albas Gesichts Ausdruck war nur deutungslos. Ich behaupte, das war der Grund wieso alles zusammen so authentisch aussah. So als wäre das kein Theater, sondern eine echte Familie, die ich sah.

Sobald auch ihre Geheimnisse ausgesprochen wurden, fühlte ich mich so, als ob ich etwas wusste, was ich hätte nicht erfahren sollen. Jede von ihnen wirkte so verängstigt und wie ein Tier gleichzeitig. So als wären sie bereit einander zu zerfleischen. Alles nur um einen einfachen Preis, der in diesem Falle der junge Mann Pepe war. In den verletzlichsten Momenten wirkten die Mädchen wie Porzellanpuppen. Meistens war es in denen Momenten, wo die Rede über Pepe war.

Bernarda Alba, ihr wahres Gesicht

Im Gegenteil von den Töchtern war Bernarda Alba immer kalt wie ein Stein. Ihre Emotion war nie deutbar und ihre Handlungen kamen mir unerwartet vor. Bis zum Ende konnte ich Albas Sicht nicht nachvorziehen, bis zur letzten Szene, in der es zum schrecklichen Suizid der jüngsten Tochter kam.

Bevor das Licht auf der Bühne ausging, sank Alba in sich zusammen und murmelte die Folgen dieser Aktion vor sich hin. Nur dann könnte man ihre Verzweiflung spüren. Man merkte dass sie nur eine arme, alte Frau war, die es nicht ausstand, ihre Kinder los zu lassen. Das war auch der Grund wieso sie ihre Mutter im Haus eingesperrt hatte; Sie hatte Angst allein zu sein!

Das erklärte auch wieso sie den Tod ihrer jüngsten Tochter versuchte zu verleugnen. Sie wollte nicht, dass jemandes Tod sie aus der Bahn wirft. Für sie gilt die Regel, dass wenn eine Person nicht existiert, kann sie einem auch keinen Schaden hinzufügen.

Ist Spanien denn wirklich so?

Dass das Theater in Spanien spielte waren einfach zu erfassen. Vielleicht waren es die Kostüme, die aus langen Röcken bestanden, oder eventuell die Choreografie, die sehr an Flamenco erinnerte. Für meinen Geschmack machten aber alle diese kleinen Details einen sehr Stereotypischen Eindruck;
Spanien wie man es sich vorstellt!

Ebenso wäre da die Frage wie sie es auf eine andere Art hätten darstellen können. Ein heller Hintergrund würde der Atmosphäre schaden. Bunte Kleider wären auch ein No-Go. Ob es überhaupt eine grosse Rolle spielte, dass es in Spanien passierte war auch eine rechtgefertigte Frage. Es hätte irgendwo auf der Welt passieren können.

Im Fazit, die Aufführung war nahezu perfekt. Die Atmosphäre, die Beziehung zwischen den Personen, die Choreografie oder das Licht; Alles passte fast perfekt zu einander.

Text von Christina Pancheshnyi 29.09.201, Zürich

Марина Охримовская

18 сентября 2019 при полном зале в Цюрихе состоялась премьера спектакля «ДОМ БЕРНАРДЫ АЛЬБЫ» в постановке русской студии интернационального театра «Synthese».

Художественный язык новой «Бернарды» богат живой энергией увлеченных театральным искусством актрис, яркими находками, символическими деталями, что характерно для творческого почерка режиссера Анжелики Оберхольцер-Смирновой. Энергичные перепады настроения, органичная игра музыки и света увлекают зрителей, побуждая их смеяться и плакать.

19 сентября 2019 в 20:00 – Grosser Saal Kirchgemeindehaus Zurich

Stauffacherstrasse 8/10 — Zürich

Театр и театральная студия «SYNTHESE»

Федерико Гарсиа Лорка

Марина Охримовская

Резюме после премьеры в Цюрихе спектакля «Дом Бернарды Альбы» в постановке русской студии театра «SYNTHESE». 18 и 19 сентября в зале Grosser Saal Kirchgemeindehaus спектакль увидели более 300 зрителей. Режиссер Анжелика Оберхольцер-Смирнова показала новую «Бернарду». Федерико Гарсиа Лорка закончил драму о судьбе женщин в испанских селеньях в июне 1936-го. А в июле в Испании началась гражданская война. Сегодня в мире тоже особое напряжение.

Зрительские впечатления, наверное, можно передать так. Сложился крепкий актерский ансамбль, талантливые актрисы прислушиваются друг к другу и чутко взаимодействуют. Выразительные средства, вся система и структура спектакля хорошо продуманы и выверены, из отдельных мизансцен строится общая гармоничная картина и создается цельное и емкое высказывание. Природа создала человека свободным. Подавление природы человека может привести к трагедии. У постановки испанский колорит и русский характер. Кто-то почувствовал в спектакле глубоко личное, другие — предгрозовое дыхание времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику

Музыкальные променады с виртуозами: Михаэль Цукерник, Римма Сушанская, Андрей Гаврилов, Георгий Черкин
| Искусство

Музыкальные променады с виртуозами: Михаэль Цукерник, Римма Сушанская, Андрей Гаврилов, Георгий Черкин

Концерты Филармонического камерного оркестра Берлина собирают овации в переполненных залах. Меломаны снова убедились в этом в новогодние дни в Лейпциге,...