Джумбанасы

Джумбанасы

Поезд дальнего следования тормозит среди летней ночи на промежуточной станции. Утомлённые солнцем и дневной жарой пассажиры досматривают девятый сон. За вагонными окнами в неверном свете подслеповатых фонарей хлещет косой теплый ливень.

Казалось бы, маленькая полуночная станция тоже сладко дремлет и видит сны. Но не тут-то было! Разгоряченный состав ещё тяжело пыхтит, ещё изо всех сил крепче хватается за скользкие стальные суставы гулких рельс до полной остановки. А полутёмный перрон уже заводит разноголосую прелюдию, словно по отмашке неведомого дирижера.

— Яблоки, яблоки, яблоки кому!

— Груша, груша сладкая! Недорогая!

— А кому дыни-дыни, арбузы кому!

— Слива-слива, крупная слива!

Пару минут заспанные вагоны сохраняют молчание, только усталые проводники отдают служебный долг дежурной остановке на ночном пути. А разномастный перрон, почти как симфонический оркестр перед концертом, настраивается и разгоняется с пылу, с жару.

— Картошечка горячая, варёная, с солёным огурчиком! Картошечка!

— Я — товарка, ты — купец: берём вяленый рыбец!

— Пирожки тёплые с капустой, яйцом, зелёным луком!

— Пиво-пиво, холодное пиво! Вода минеральная! Сметана! Кефир!

— Вареники с творогом!

— Котлетки нежные на пару!

— А мороженое кому?

Через хаотическое нагромождение многоголосого хора прорывается роскошный бархатный баритон:

— Джумбанасы-джумбанасы! Па-а-акупай джумбанасы! Па-а-акупа-а-ай!

И кто-то из пассажиров уже выглядывает в открытое окно.

— Почём джумбанасы-то?

Другой просит доставить к вагону две самые спелые и большие дыни; третий приценивается к арбузам; четвертый набрал ещё теплых пирожков с капустой, яйцом, зелёным луком; пятому захотелось горячей картошечки с солёным огурчиком; шестому — холодного пива; седьмому — минеральной воды; восьмому — котлеток нежных на пару; девятому — кефира…

Неловко прячась под кособоким зонтом, из влажной темноты появляются два бравых милиционера, один обращается к проводнице:

— Дети есть?

— У меня, что ли? — искренне недоумевает железнодорожная женщина.

— Группы детей везете? — добродушно похохатывают стражи порядка.

— А-а-а — есть немного, — и она машет рукой в сторону штабного вагона.

— Покупай отборные, наливные, прямиком из сада, — нахваливает свой товар бойкий молодец с ведром крупных плодов, сырая одежда — ни одной сухой нитки — плотно облепила тело — базар-вокзал дождя не боится!

Парень задерживается у вагонного проема, откуда я смотрю живой спектакль:

— На вот — пробуй, — и мокрое твёрдое тёплое яблоко уже в моей ладони. Отборное, наливное, а с червоточинкой!

— Э! Так то ж хорошо, — не смущается весёлый даритель, — значит не травленый, экологически чистый фрукт, для себя люди растили, — и скороговоркой, — ух, яблочки от души, не зевай, поспеши, давай гроши, как съешь, спасибо скажи, — и, сбавляя темп, — у меня два полных ведра яблок-то было, так первое одна умная пассажирка всё целиком купила!

А поезд тем временем тяжеловесно вздрагивает железными сочленениями и медленно трогается. Видавшая виды грузная проводница ловко забирается в вагон. Снимает и отряхивает плащ, опускает откидную площадку и закрывает дверь. За окном движутся мимо, споро набирая ход, промокший перрон с загадочными джумбанасами, привокзальные строения южного городка, косой дождь, летняя ночь.

27 июля 2002

И ладан, и смирна, и злато

Всевечный Иерусалим
Богами любим и храним
Не властна война перед миром

И злато, и ладан, и смирна
Орехи, инжир, виноград
Пшеница, ячмень и гранат

Корица, изюм для услады
И смирна, и злато, и ладан
Погонщики, маги, солдаты

Каспар, Мельхиор, Валтасар
И ладан, и смирна, и злато
Недаром тревожится царь

Угасло дневное светило
И путь им звезда осветила
Пророчество будет наградой

И злато, и смирна, и ладан
И ночь колебалась над миром
Каспар, Мельхиор, Валтасар

И ладан, и злато, и смирна
Младенцу и матери в дар
И смирна, и ладан, и злато

Надеждой светлы и богаты
Бредут в ожидании чуда
Волхвы, пастухи и верблюды

23 декабря 2021

Марина Охримовская

Фото: schwingen.net

Поделитесь публикацией с друзьями

Напишите ваше мнение в FACEBOOK

Комментарии на сайте

Марина Охримовская

Миниатюра «Джумбанасы» написана мною в 2002 году в Новороссийске и доработана в Швейцарии. Зарисовка подсмотрена у жизни во время поездки по железной дороге Новороссийск-Москва.

Стихотворение «И ладан, и смирна, и злато» придумано в минувшем году накануне Рождества в Цюрихе. Тут обыгрывается в том числе различное расположения и звучание трех ключевых слов, число возможных сочетаний которых — шесть.

Оба произведения приглашают неравнодушного читателя в путешествие через пространство и время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие тексты на эту тематику

Ещё один страх
| Литклуб

Ещё один страх

— Подсудимый приговаривается к трансплантации страха. Количество страхов равно четырём. Содержание страхов является секретной информацией в течение всего десятилетнего срока...