Глухонемая Москва — осеннее путешествие с отступлениями
Москва, 2021 г. Фрагмент фотографии. Автор снимка московская художница © Екатерина Савушкина.

Глухонемая Москва — осеннее путешествие с отступлениями

Керим Волковыский путешествует в качестве пассажира такси по российской столице минувшей осенью. Устраивайтесь поудобнее, поехали!

Ноябрь 21 ого года. Москва.
Деревья готовятся к долгой зиме.
Арбатско-Филевская линия метрополитена.
Большая часть находится на поверхности. Поезда на виду.
Станция метро Филевский парк. Наденьте маску.
Делаю вид что не слышу.
Людей мало.
Никто ни на кого не смотрит.
Никого не видит.
Станция метро Багратионовская.
Напоминаем, что ношение масок в московском метрополитене…
Опять не слышу.
Никто никого не слышит и не видит.
Станция метро Фили. Напоминаем…
Да пошли вы куда подальше со своими вакцинами!
Поеду-ка я лучше на машине
Выйду на улицу и закажу такси
Оно сподручнее будет и проще
Да и покалякать с шофером можно будет.
Станция метро Кутузовская. Переход на третье кольцо.
Вышел. Некрашеный забор. Низкое Небо.
Грязная ремонтируемая вот уже который месяц дорога (указан объезд).
Город функционирует словно по инерции.
Второй год продолжается вяло текущая всем надоевшая пандемия.

***

Холодно. Узбекский дворник гладит улицу по лицу,
сметая метлой жухлые листья в канаву.
GUL машин.
Опарой растет глухота. Пухнет,
вываливается из кастрюли на стол.
Мой рот —
этот восточный базар,
ущелье потерянных поцелуев,
пропасть злословия и красноречья
не в силах выдать ни звука.
Мои глаза — бельма в кровавых подтеках,
делаются орудиями слуха.
Мои руки зовут на помощь.
Какой-то бесшумный шум,
воздушные шарики звуков,
передо мною бегут поезда.
Метро-по-литен —
венозное тело Москвы,
мириады людишек в домах:
Пух Пах Пех Пох
Ваш Маш Наш Даш
Шум Миш Шиш Тишь…
Осторожно я тебя сейчас СЪЕМ!

***

Mой друг не Иван Лапшин
Мой друг шофер такси:
Яндех
Индех
Убер
Бубер
Сити Мобайл
Неважно!
Главное определиться:
Откуда и Куда
Экономное или Комфорт
Комфорт или Бизнес
Выберете марку машины:
Мерседес
Субару
просторный Пикап
на худой конец Москвич
есть Запорожец.
Шофера мы не выбираем.
Он придаток смартфона,
Слуга JPS
Осколок ЭсЭсЭсЭр’а:

Московский армянин

Озерный киргиз

Горный таджик

Или просто Черножопый с Кавказа.

Через пять минут подъедет белый фольксваген
Грязного цвета
Номер икс ипсилон зет
Стоимость такая-то
Ждите

***

Посадили гоголя
Посадили репина
Посадили васильчикова
Посадили сидорова
Выпустили серебренникова и кузьмина
Ну что ты несешь
О чем ты говоришь
Что ты пишешь
У тебя наверняка поехала крыша
Да у меня поехала крыша
Я дом без крыши
Дом без окон и без дверей
Заколоченный дом глухоты
Дом, который вот-вот пойдет на слом…
Ну и что тогда?


image description
image description
Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»
| Новости, Общество, Школа

Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»

Михаил Ходорковский опубликовал в интернете свою новую книгу «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров». Судя по обложке, писалась она...


***

Бывает глухая живопись — Гойя!
Поздний Рембрандт,
Четвертый вариант распятия —
Он умер и уже не воскреснет.
Бывает глухая музыка —
Поздний Бетховен, Равель.
При этом наблюдается
Законченность. Собранность. Неотвратимость.
Так идут с вещами на выход.
А вот глухой поэзии не бывает:
Слепой — сколько угодно
Глухой до сих пор не встречал.
Подъехала машина

***

Переступаю лужу, в которой, как известно,
аптека и фонарь нашли свое адекватное отраженье.
Передняя дверь,
подсаживаюсь к шоферу,
тепло и накурено,
Вас обслуживает водитель Тимофей Кулябин.
Надо же — москвич?
Парень не отвечает.
Руки на баранке.
Смотрит в сторону.
Как поедем?

Будем играть в молчанку?
Пожимаю плечами. Устраиваюсь поудобней
Ну как знаешь.
Шофер заводит мотор и через пару минут мы выезжаем на Кутузовский проспект.

***

Эй ты — оглох что ли?
Да я глухой.
А может ты еще и язык потерял?
Нет, язык у меня есть, но я немой.
Я глух и нем, но это еще не значит, что я есть другой.
Я просто не Мой и не Твой не Ваш и не Наш,
Я ничей.
Глухой и Немой.
Что ж тут непонятного?

***

Еду в гости
Везу бутылочку
Радуюсь встрече
Давно не виделись
С друзьями — товарищами
Настроение клевое
Выехал заранее
Маршрут отслежен
Есть варианты
Нравится не нравится
Вечерком проехаться
По первопрестольной
Оно и приятно
Что не говори
Город моей молодости
Переменился к лучшему
Широкие проспекты
Спуски и развязки
Дома подчистили
Народ бегает
Машины… стоят
Наверное пробка
Какая пробка
Проспект остановился
Стоит весь город
Застыли в карауле
Вставные челюсти
Кремля державного (так в свое время эту трассу прозвали)…
И тут до меня доходит, что мой водитель
Этот самый Тимофей Кулябин
Глух как пробка
И разговаривать не умеет
А может разучился
Или притворяется
Ничего себе номер
Поперло называется
С глухонемым шофером
По Москве-матушке
В пробках ковыряться
Что делать прикажете?
А выйти не хочешь?

***

Тесно. Мне тесно.
Туловищу тесно.
Ногам тесно. Тесно рукам.
Глазам тоже тесно.
Открываю окно — оно не открывается.
Дверь толкаю (осторожно не выпади) — она не толкается.
Братишка, будь другом, открой окошко, объясни, в чем дело.
В ответ молчание
Ах ты б… сколько стоять-то будем
Молчит проклятый
В дисплей уставился
Руки на баранке
Прошу — по-хорошему — открывай-окно — не-то как…
Мотор воркует. Я машина.
Я пьяный автомобиль двадцать первого века.
Нас много. Я не один, Нас двое. Нас трое. Нас десятки тысяч.
За нами страна. Мы все машины. Все человеки. Готовы к старту.
Ждем приказа…

Сколько мы еще тут простоим: Час? Два? Всю жизнь?
…А помните у Феллини в «Otto e mezzo» –
Герой вылезает на крышу автомобиля и взлетает в небо. Нога на веревке…

***

Кто сказал, что глухой нем
Кто придумал, что немой глух
Полагаю, и тот и другой просто лукавят
Немой делает вид, что он ничего не слышит
Глухой притворятся, что ему нечего сказать нам
Хватит! Надоело! Требуем ясности!
Пусть глухой ответит!
Пусть немой объяснит на пальцах
Что Как Почему и Зачем!
Кто их против нас настроил
Кто научил их враждебно молчать

Ответа не будет.
Мы говорим для себя
Слушаем только себя
Слышим одних лишь себя.
Каждый из нас для другого и глух и нем.

А еще я видел глухонемых, которые постепенно слепли.

***

Шум не воспринимается человеческим ухом
Звук не виден невооруженным глазом
Потрогай меня Прикоснись Не бойся Принюхайся
Осязание и Обоняние это все, что нам остается.
Погасший окурок.

***

И все-таки интересно
куда он ехал
мой герой — недоделанный
с глухонемым шофером
по большому городу.
с запада на восток?
с востока на запад?
с юга на север?
с севера на юг?
ногинские болота
смоленские леса
холмы Подольска
Текстильщики и Выхино
Авдотья Рязаночка
Как широка как необъятна ты московская земля
а скоро ты еще богаче и ширше станешь!

но вернемся в машину
где бьется в истерике
пассажир невезучий
и молодой водитель
размеренно дышит
положив обе руки на баранку

***

Остоженка.
Садовое кольцо.
Огромный негр с плакатом «МОЛОКО»
пугает бабушек, но не из тех
что потеряли веру
и в Бога, и в Черта
и в Путина
и в его вакцину Спутник
и в то, что Троллейбус «Б» придет сегодня
и в то, что завтра им прибавят пенсию
— А что… оно б неплохо…
сказала мне одна старушка и добавила
уткнувшись в свой Айфон
НО ГЛАВНОЕ-ЧTOБ-НЕ-БЫЛО-ВОЙНЫ!


image description
image description
Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»
| Новости, Общество, Школа

Михаил Ходорковский о книге «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров»

Михаил Ходорковский опубликовал в интернете свою новую книгу «Как убить дракона. Пособие для начинающих революционеров». Судя по обложке, писалась она...


***

Да, главное — чтоб не было войны!
мне баба говорит на улице
и смазывает снегом
лицо
не женщина, а баба снежная
Рассея
морковь заместо носа
глаза уголья
сквозь кожу проступает молоко
и кровь не просыхает на губах
кого сожрала __ядь
чудовище
опара
гниль волосатая
окстись сынок
как родину в беде ты смог покинуть
и на лопате
рукой костлявой она протягивает мне синицу
слепую мертвую скукоженную
пусть эта птичка тебе споет сынок
покуда человек в кремле швейцарской кладки
страшный
рашный
велочек в лемее
тело в тепле
пепел в золе
пело в зеле
горе в неволе
мразь на воле
кровь течет по земле
от Днепра до Волги

***

Еду в гости
Везу бутылочку
Радуюсь встрече
Давно не виделись
С друзьями — товарищами
Настроение клевое
Выехал заранее
Маршрут отслежен
Есть варианты
Нравится не нравится
Вечерком проехаться
По первопрестольной
Оно и приятно
Что не говори
Город моей молодости
Переменился к лучшему…

***

Я лодка
Я бумажный кораблик
Я лодка, которую мальчик (упершись коленом в глиняный берег)
спускает в лужу и горько плачет
Я лужа
Я лужа, в которую мочатся плюют выливают помои
Я лужа, по которой проходят сапоги
кроссовки
испуганно цокают каблучки (заблудившиеся)
проезжают колеса
чавкают гусеницы
Я лужа, из которой пьет воду облезший голубь
Я голубь
эта неопрятная городская птица
отрада пьяниц старух наркоманов
склероз площадей
разносчик болезней
Я голубь мира — птица, отданная на отстрел прохожим
Я память
Я память обо всем, что с вами случилось
в этой перекроенной тысячу раз
разваливающейся как беляш в тандыре __ядской столице
Я развязка
Я съезд к темной реке
Я звезда на кремлёвской башне
Я Путин
Я герой подворотен
Я народный трибун
Я новый москвич из Хорога Хумсана Ходжента
Я озеро Иссык-Куль
Я глухое молчанье
Я утренняя звезда
Достаю из багажника коврик и совершаю намаз лицом к Мекке

***

Стаккато улиц
тупиков
и переулков
какие-то средневековые строенья
тулупы без людей
конюшни
осиротевший Царь-колокол
облупленные Церкви
доходные дома на Дмитровке
нечистый снег
и дом Советов
куда сплошным потоком
толпа стекается
как в тот далекий мартовский денек.
Но я отвлекся…

***

Выехали на Смоленскую
«МИРу — МИД»
сталинская высотка
«Седьмое небо» —
гастроном шикарный
работает круглосуточно
наша задача
взять Арбат
по Моховой проехать
кивнуть Мономахам (двум Владимирам)
башню объехать
и нырнув под мост
по Кремлевской (набережной) через Котельническую
пилить до Таганки…
…клаксоны гундосят
шипят колеса
тормоза повизгивают
со всех сторон напирают машины.
давят друг дружку
бьются багажниками
наступают на пятки
квасят носы
Никто
Никому
Ничего
Не уступит
так лосось
вверх по реке
прет на нерест

Таганку проедем оно легче будет.
День закончился. Начался вечер.

***

Значит —
спрашивает он —
наше достоянье того…
не переносится…
снегами дышит ночь
колючки звезд торчат на расстоянье
протянутой руки
хотя на самом деле между ними
вся прожитая жизнь могла бы
снегами —
повторяет он как упражненье —
дышит ночь…
сначала нечетко, как бы со сна
потом все звонче
и все смелее
да стоит только руку протянуть
и вот уже колючки звезд
и вся тобою прожитая жизнь
могла бы между ними разместиться

***

Прорвались! Проехали! Позади Таганка.
Темно как в могиле.
Впереди — застава.
Электросталь. Текстильщики.
Говорю по памяти.
За точность не ручаюсь (нету времени).
На карту не смотрю (ничего не понимаю).
А теперь Голуба дуй по Рязанскому
дуй что есть мочи
гоголевской тройкой
кто же в России…
вокруг глыбы
домов белых
черные деревья
пустые проспекты
людей нету
не то вымерли, не то поубивали
(скопом или поодиночке)?

Не суть! ПРИЕХАЛИ!
Самаркандский бульвар.
И мой Тимоша
Тимофей Кулябин
Мой ангел-спаситель
Варежку раскрыл и на меня смотрит
По лицу плавает потная улыбка.
Улыбка счастья. В глазах слезы.
Победа Zа нами!

***

Пространство пожирает темноту
опухший город
растет как на дрожжах.
О как пустынна,
как далека ты, Рождественская Ночь,
лишь три звезды на тусклом небосводе:
Тэ Ю и А —
мой новый Вифлеем.

Ноябрь-декабрь 21-го года

Керим Волковыский

Иллюстрация:

Москва, 2021 г. Фрагмент фотографии. Автор снимка московская художница © Екатерина Савушкина.

Сайт и страница в Facebook художницы Екатерины Савушкиной

http://bigoulit.ru/

https://www.facebook.com/profile.php?id=100001559539353

Поделитесь публикацией с друзьями

Комментарии на сайте

Марина Охримовская

Керим Волковыский описывает вязкую изолирующую среду — плохой проводник для обмена словами, мыслями, чувствами. По-моему, убедительно. Публикуется впервые.

В книге этого же автора «Осень в Калифорнии» напротив — люди внимательны и трогательно чутки друг к другу, чувствуют сильно, глубоко. И получается, что миры «осени в Калифорнии» и «глухонемой Москвы» как бы противостоят, межу ними словно непроницаемый занавес железный.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику