Фарид Велиев из Казахстана. Он учится на третьем курсе факультета журналистики местного университета. В минувшем году несколько его стихотворений опубликовал студенческий журнал Цюрихского университета «SlavicumPress».

«Давать оценку начинающему автору – не самое удачное занятие. Легко впасть в поучение, что никуда не годится, есть сомнение, что нечто важное просмотришь, наконец, можно напороться на недоумевающий взгляд человека иной возрастной формации. Все равно обозначим главное, что побуждает предлагать этот текст читателям. При кажущейся выдуманной литературности героя, нарочитой изящности стиля, самовлюбленности поэтического «я» – за всем этим пробивается думающий и ищущий себя человек. А поиски себя невольно подхватывают и нас. Пожалуй, в таком единении автора и читателя и рождается литература. Фарид, удачи!» – Газинур Гиздатов, доктор филологических наук.

Фарид Велиев. «Ю»

– Так, шарф на месте. Ботинки тоже блестят. Пальтишко как всегда в пору, а брюки выглажены. Можно отправляться на очередную прогулку. Голова тяжелая, кажется, будто это волосы цепляются за неровности паркета, но это ничего, выйду на улицу, подышу сладким апрельским воздухом, и все пройдет.

В этот момент улыбка на лице Ю стала слишком простой для человека в таком возрасте, он спустился по спирали лестницы, ловко открыл обе подъездные двери, невольно подумав об их количестве, и его ослепила улица. Жил он почти в самом центре города, в квартире, доставшейся от матери. Дом был напротив большого парка, поэтому каждые выходные Ю встречал около дома множество местных модниц с детскими колясками и их капризным содержимым, бегунов в кислотных кроссовках, разъедающих асфальт и собачников с маленькими пакетами в руках, похожими на пакеты из дешевых забегаловок.

Обычно Ю проходился вдоль детских площадок, скамеек, утыканных повсюду и вокруг тренирующихся пенсионеров, желающих вернуть что-то давно потерянное, а затем, спустя час или более, благополучно возвращался домой. Но сегодня день был необычный.

Во-первых, Ю никогда не выходил из дома таким нарядным. В обычный день он был одет угрожающе неказисто, и люди считали, что мимо проходит один из тех персонажей, что может разорвать вашего пса, а потом отобрать у вас телефон и опубликовать в твиттере пост с фотографией, где вы соскребаете с плитки останки бедного тойтерьера по имени Александр Македонский.

Во-вторых, улыбка. Детская, простая улыбка, словно стикер на лице огромного тридцатилетнего громилы, который всю свою сознательную жизнь был недоволен – вот что по-настоящему пугает. Но Ю сегодня был действительно хорош: проходящие мамаши улыбались ему в ответ, даже не пугаясь, когда он заглядывал в их коляски, пенсионеры одобрительно смотрели, и даже псы вдруг перестали рычать ему вслед. Было еще и в-третьих, но я не могу вспомнить, что же именно, но обязательно вам скажу.

– Да, сегодня отличная погода. Придумаем новый маршрут! Для начала, я возьму себе кофе.

На новый год Ю уже хотел взять себе дорогущий кофе, но он тогда изрядно потратился на подарок самому себе и решил сэкономить. Ему до сих пор было жаль, ведь так хотелось в толпе людей поглазеть на фонтаны мерцающего салюта, погреть руки об стенки бумажного стаканчика и задумчиво сдуть с него излишнее тепло, делая потом глоток за глотком.

Нур-Султан, столица Республики Казахстан, февраль 2020 г. (© Газинур Гиздатов)

Нур-Султан, столица Республики Казахстан, февраль 2020 г. (© Газинур Гиздатов)

Вспомнив все эти грустные события, Ю свернул с пути и уже через две минуты очутился в одном из многочисленных кафетериев. У входа, как это обычно бывает, была маленькая черная доска и мел. На доске была нарисована кружка кофе, а слева от нее виднелся едва разборчивый слоган: «Прильни и отпей». Маленький зеленый кафетерий отдавал благородной старостью, а внутри пахло лесной жизнью и душистым деревом.

– Кажется, в выходные дни здесь не такая большая очередь. – Прошептал Ю себе под нос и тут же обернулся.

– Что будете заказывать? – Спросила миленькая кассирша.

Ю неожиданно смутился. Кассирша была сбита с толку:

– Как такой большой, взрослый и улыбчивый мужчина может стесняться меня?

Как и учил старший менеджер, она решила улыбнуться и задать свой вопрос еще раз. Ю вздохнул с облегчением, она ему подыграла, и они оба сделали вид, что клиент просто не расслышал вопроса.

– Здравствуйте, дайте мне любой на Ваш вкус и не говорите, какой именно, а я попробую угадать. – Произнес Ю. В словах, в отличие от взгляда, чувствовалось мужество.

Надо же, какой гурман, хочет меня впечатлить? Первая мысль любой приезжей и амбициозной девушки, перебивающейся первое время подобной работенкой.

– Хорошо, так и сделаем. А Вы разбираетесь в кофе?

В очереди за Ю никого не было, а кассирше не пришлось долго выбирать напиток: имея проценты со смены, она просто заказала самый дорогой. Из-за этого и осталось немного времени на неформальный разговор.

– Нет, совсем нет, что Вы.

– Тогда зачем Вам это? Не легче ли просто заказать то, что нравится?

Немного подумав, Ю произнес:

– Мне ничего не нравится, я не привязываюсь к вещам.

Ю не врал. В нем жил необъяснимый страх перед вещами и их вожделением. С самого детства Ю был крепким и умным ребенком, но стоило в его жизни появиться вещи, которую он боялся потерять, как он вдруг ее терял, словно специально. С возрастом он понял, что выбрасывал их, чтобы не бояться самого страха потери.

– Как же это? А к людям? – игриво ответила кассирша.

Ю явно зацепил ее чем-то. Честно говоря, несмотря на грозный вид, Ю был действительно хорош собой и достаточно загадочен. К тому же, сегодня он прекрасно выглядел и, несмотря на изящно спрятанные дырки в пальто, производил впечатление весьма состоятельного мужчины, так что подобный исход для него вполне логичен.

– А к людям подавно. – Он скорчил слегка горделивую позу и приподнял мощный подбородок, однако лицо его было по-прежнему доброжелательным.

– А давайте проверим! – Кассирша посмотрела на Ю так, словно сама не ожидала, что скажет это. Вдруг она вспомнила, что старший менеджер запрещал подобные выходки, но вернуть слова в игривый ротик было уже невозможно, да и клиент оказался очень притягательным. – Сегодня я освобожусь к 7 вечера, но это так, к слову. И все же, зачем Вам угадывать?

– Не знаю, таков я. Спешу жить, жить жадно, люблю совершать ошибки. – Ю глупо почесал затылок огромной рукой и слегка зажмурился, выдавая в себе абсолютного профана в вопросе искушения женщин. Но он быстро взял себя в руки и произнес:

– Буду ждать Вас к 7.

В этот момент с кухни донесся едва слышимый звоночек.

– О, а вот и Ваш горячий напиток. Будете угадывать?

– Конечно.

Кассирша юркнула на кухню и показалась уже через секунду, держа в руках дымящийся стаканчик. Она протянула его своему новому клиенту и потенциальному ухажеру, а в ответ Ю протянул ей 6 евро, даже не попробовав. Ровно столько стоил местный моккочино.

– Как? – Лицо кассирши было удивленным.

– Я просто заплатил за самый дорогой, остальное Вы бы могли оставить себе на чай, но, кажется, Вы лишили себя этого удовольствия. – Ю снова начал глупо улыбаться, видя как краснеет молодая девушка, пойманная с поличным.

Затем открылась дверь.

– Что будете заказывать? – С отточенной улыбкой сказала кассирша.

Пришел новый клиент и Ю поразило то, как быстро она вдруг переключилась в режим наработанной приветливости. Он собирался идти к дверям, как вдруг поймал на себе ее взгляд. Она медленно подняла ладони с тремя загнутыми пальчиками, а затем вдруг неестественно подмигнула, словно сомневаясь в уместности подобных жестов.

Так или иначе, Ю не был уверен в возможности этой встречи, у него уже были планы на сегодня. Он пошел к выходу, и его голову внезапно посетила идея.

Ю резко направился к автобусной остановке. По пути он наслаждался своим моккочино, который был иссушен до самой капли уже через 3 минуты, он повертел остывающий стаканчик в руках, а потом вдруг увидел надпись на дне: «Мадлен, 19:00» и улыбнулся. Затем 15 минут ожидания, взгляд на часы, 15:35, до возможной встречи 3 часа 25 минут.

– Что ж, вполне достаточно. – Подумал Ю.

Затем он сел на автобус, маршрут которого очерчивал город по контуру, как детский трафарет. В автобусе он начал возиться с мелочью. Со стороны это выглядело весьма забавно: огромные пальцы разгребают кучи монеток на огромной ладони, словно веник сотни раз проводит по полу, пытаясь собрать в совок крохотные кусочки стекла. Однако Ю было больно от этого. Он уже несколько месяцев работал на стройке, пытаясь свести концы с концами. Огромные бетонные блоки, как мягкие губки, впитали всю влагу и свежесть его могучих пальцев, оставляя после себя обильный урожай из колючих трещинок и сорняки заусенцев.

Разумеется, Ю не мечтал о такой работе, но того требовала его мечта. В рабочие часы он размышлял о новых рассказах: о дивных мирах, способных выйти из-под его пера, о новых жизнях, которые смогут прожить его читатели. А все свое свободное время только и делал, что писал, отбивая набат на старенькой клавиатуре, оттачивая свои навыки и практикуясь в претворении мыслей в буквы и абзацы. Последние несколько лет он провел у самой черты бедности, балансируя на ней, как опытный канатоходец.

Он уже давно научился продумывать бюджет, досконально просчитывать свои траты и откладывать на непредвиденные расходы, но сегодня вдруг решил потратить целых 6 евро на кофе. Это было весьма странно для него, впрочем, мы все уже поняли, что день был необычный. А дело все в том, что Ю отправил свою первую книгу в последнее издательство, которое могло ее принять, и сегодня должен был прийти долгожданный ответ. Это было его лучшее творение, думал он и улыбался, глядя в окно, и его переполняла надежда, как облака переполняют штаны.

Однако же, в планы Ю входило и нечто другое.

В окне автобуса он увидел красоты своего города. Прекрасный и чистый лес, облепивший местное кристальное озеро, словно толпа зевак, собравшаяся вокруг автокатастрофы. Деревья с низкими ветвями, горная местность, свежий воздух и удивительное одиночество.

– Это место мне подходит. – Подумал вдруг Ю.

Проездил он так еще час. Затем за час вернулся к дому и еще целый час решил потратить на то, что бы вновь прогуляться по старому маршруту, словно выполняя некий обряд в преддверии новой жизни, которой так жаждал. Забавно, что чем сильнее смеркалось, тем с большим углом нашего великана обходили прохожие на улице. Ю решил, что теперь его темный и массивный силуэт преобладает над беззаботной улыбкой, и это может отпугнуть Мадлен.

Время близилось к 7 вечера так же медленно, как Ю пробирался до кафетерия. Он совсем обессилел в ожидании ответа. Шаг за шагом, он привел себя к нужным дверям и стал ждать. Оглядев все то же здание, он вдруг пригляделся к черной доске с мелом. Кружка с кофе пропала, а слоган изменился на новый: «Не спеши жить, передохни». Надпись изменила Мадлен. Ю почувствовал тепло в груди и улыбнулся пуще прежнего, как вдруг пришло уведомление.

Находки археологов свидетельствуют, что люди здесь кочевали задолго до нашей эры, в эпоху бронзы и железа. «Нур-Султан» переводится как «Светлый правитель». (© Газинур Гиздатов)

Находки археологов свидетельствуют, что люди здесь кочевали задолго до нашей эры, в эпоху бронзы и железа. «Нур-Султан» переводится как «Светлый правитель». (© Газинур Гиздатов)

Сердце его замерло – это был ответ издательства. Он быстро достал телефон и жадно пробежался глазами по электронному письму. В конце виднелось маленькое и скромное «отказано». Глаза Ю налились слезами, словно осажденный замок изливал кипящее масло на врагов, в попытке себя защитить. Но защитить себя было невозможно, Ю взят в плен перспективами блеклой жизни и нищенства в ближайшие годы. Улыбку сдуло апрельским ветром, а глаза наполнились красным сумасшествием, он стал кричать в истерике.

– Черт! Я столько лет боялся прожить серую жизнь, а теперь все потеряно окончательно. Но я был к этому готов! Слышишь? Я был готов к этому! В мире есть место, которое мне подойдет! Я прекрасно выгляжу: мои брюки выглажены, пальто в пору, а ботинки блестят! Да и шарф на месте!

Ах, точно, вспомнил, что было в-третьих. Ю ненавидел носить шарф.

Стихи Ю

1.

Пули посажены в тело врага,
Они прорастут в твоем разуме.
Вот и запятнана совесть стрелка,
Ее не очистить приказами.

Почву отыщет семя свинца,
Но придет не с древесных стволов.
Бутоны застывшего в боли лица –
Плоды твоих будущих снов.

Ты готов посадить за собой целый лес,
Надевая бронежилет.
Но под кронами хвои, твоих телес
Не коснется и солнечный свет.

2.

Ощутив, кем я стал,
Каждый день сам не свой,
Я брожу коридорами улиц.

Мне процента до ста
Не хватает порой,
А душа моя просто рифмует.

Я аккорды из слов
Изолью на листок,
И подумаю: вот мое кредо!

Я бы рад был принять
Хоть подобный исход,
Но подобное слишком нелепо.

Я громоздко пишу,
Тяжким слогом на грудь –
Я бросаю поэмы камнями.

А читательский слух
Так и тянет зевнуть,
Выйти прочь и пропасть с корнями.

Под столом я тайком,
И закончив стишок,
Я сижу с замиранием сердца.

Но в ответ куча слов
И ехидный смешок.
Ну куда мне подскажете деться?

Каждый критик хлыстом
Ловко щелкнет: «Не то,
Безнадежный дружок, Вы извольте».

Но художник с холстом
Не жалеет цветов.
Вот и я своих слов.
И не спорьте!

3.

О, дай же мне хоть что-то написать!
Дурацкий мозг, на что ты мне теперь,
Когда людских сердец незрима трель,
Тебя способна вечно отвлекать?
Не горд, не царь, не смел и не умен,
А мой талант – он сделал из труда,
В нем загустела знания руда,
И отпечатки нескольких имен.
К чему же так трудились имена,
Вливая в меня жизни опыт свой,
Когда я сам почти что не живой,
А голова не ищет письмена?

4.

Мыслей много, а глупость одна.
Она тянет нам руку со дна.
И попробуй ты только пожать.
Долго будешь потом пожинать.
Лжи так много, а правда одна.
Но у каждого правда своя.
Потому-то мы все и врём,
Ведь не знаем, кого найдем.
Мир огромен, но я в нем один.
Балансирую между льдин.
Потому я, быть может, уйду,
Что замерзну один на льду.

#

Фарид Велиев
Фарид Велиев недавно публиковал (посмотреть все)

 

Комментарий через Facebook