Украинцы в Швейцарии. Точка зрения герра Вайса
Мария и Жан-Пьер Вайс у своего дома в ожидании украинских гостей. Кляйнлютцель, 28 марта 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)
Литклуб, Общество

Украинцы в Швейцарии. Точка зрения герра Вайса

В Швейцарии сейчас спасаются от войны более 73 тысяч временных переселенцев из Украины. Многие нашли приют в швейцарских семьях. В гостеприимном доме Жан-Пьера Вайса в деревне Кляйнлютцель украинская семья из пяти человек прожила пять месяцев. Они уехали первого сентября прошлого года. Какие остались впечатления?

«Швейцария для всех» публикует фотографии и русский перевод рассказа Жан-Пьера Вайса (Jean-Pierre Weiss). Имена героев изменены.

Мне предложили написать этот рассказ, когда я делал уборку в комнатах, которые женщины и дети оставили в некотором беспорядке после отъезда в Украину. Нежный аромат духов, теперь уже знакомый мне, всё еще разносился по этажу нашего дома, где они жили пять месяцев.

Но сначала я должен был привести в порядок свои противоречивые чувства. Потому что неожиданный отъезд наших гостей оставил меня и мою жену Марию в смятении.

Теперь, когда я решился, мне важно, чтобы читатель понимал: это история нашего опыта временных отношений между отдельными людьми. Предположения о различиях или сходствах в предпочтениях и привычках не должны легкомысленно обобщаться и приписываться тому или иному этническому обществу как характерная черта.

Мы с женой в прошлом уже давали приют просителям убежища…

Для нас все началось во второй половине марта со звонка моей давней подруги, которая была деловым партнером Барбары. Она рассказала о старом знакомом из Украины — он попросил ее найти в Швейцарии жилье для его родственников, которые бежали из своей страны, спасаясь от войны.


image description
image description

Поскольку мы с женой в прошлом уже давали приют тамильским просителям убежища, а позже — курдской паре, то были на «радаре» Барбары. В этот раз речь шла о семье из пяти человек: женщина с двумя маленькими детьми, её мать и свекровь хотели жить вместе. Барбара и её муж Томас предложили взять на себя официальные хлопоты, нам предстояло предоставить временным переселенцам жилье и заботу.

Лепим перед домом снеговиков с Анной, Мишей и Светланой. Кляйнлютцель, 4 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)
Лепим перед домом снеговиков с Анной, Мишей и Светланой. Кляйнлютцель, 4 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Не скажу, что мы специально искали новые задачи или вызовы в нашей жизни.

Мы не особенно интересуемся вопросами глобальных политических конфликтов и, соответственно, имеем мало обоснованных знаний о войне России против Украины. Что касается социальной политики, то мы убеждены, что «мир, в котором стоит жить», может существовать только в том случае, если мы ориентируем наши личные повседневные действия на защиту окружающей среды и человеческого достоинства.

Воплощение гуманистических идеалов часто терпит неудачу из-за нежелания покинуть свою личную зону комфорта…

Сейчас я и жена на пенсии, и у нас достаточно дел с нашей небольшой фермой и другими занятиями. Мы видим, что в нашем ближайшем и более широком окружении ведется много дискуссий, например, об общей необходимости ограничить действия, которые вредят окружающей среде, но при этом люди ездят на автомобилях или самолетах (конечно, всегда с подробным объяснением, почему это было неизбежно в данном конкретном случае).

То же самое нередко наблюдается и в отношении помощи беженцам. Сначала в обществе было большое возмущение в сочетании с требованием: надо, наконец, что-то делать! После чего последовало: «я рассматривал возможность принятия людей, но!… к сожалению, я не могу», «у нас недостаточно места», «я не потерплю, чтобы чужая зубная щетка стояла рядом с моей», «мои дети могут испугаться, если в квартире будут находиться незнакомые люди», «мысль о том, что мне придется делить кухню, невыносима» и тому подобное…

Кляйнлютцель, вид с юго-востока. 11 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)
Кляйнлютцель, вид с юго-востока. 11 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Мой опыт подсказывает, что воплощение гуманистических идеалов часто терпит неудачу из-за нежелания покинуть свою личную зону комфорта. Способность действовать перед лицом таких вызовов, конечно, всегда очень индивидуальна. Для нас с Марией, да и для многих других, подобное поверхностное отношение к жизненным обстоятельствам не выглядит серьезным.

«Бедные старые украинские бабушки»…

После просьбы Барбары я подробно обсудил предстоящие перемены нашего привычного уклада жизни с моей женой Марией. К согласию пришли быстро — решение было положительным. Конечно, мы предвидели различные недоразумения, подводные камни, которые еще предстояло прояснить.

Например, как за короткое время в холодное время года создать дополнительную жилую площадь еще для пяти человек? Уместно ли жителям многомиллионного города поселиться в простой деревенской обстановке, которую мы можем предложить? Как общаться нам — людям, которые не говорят ни слова по-русски или по-украински? Как сложится наше общее проживание в долгосрочной перспективе при совместном использовании ванной, кухни, гостиной, столовой?

И так далее, и так далее. Сотни вопросов, ответы на которые можно получить только опытным путем.

Однако жизнь скоро все расставила по местам. Опишу забавный эпизод, который хорошо иллюстрирует, как из предрассудков и домыслов могут возникать необоснованные опасения и предостережения.

В одну из свободных спален нашего дома можно попасть только по двум длинным деревянным лестницам. Когда мы готовились, Мария категорически потребовала, чтобы мы взяли эту комнату себе. Она была убеждена, что наши спальни с меньшим количеством ступенек следует предоставить гостям, потому что «бедные старые украинские бабушки» не ожидают, что им придется подниматься по утомительной лестнице. А когда гости прибыли, нас позабавило, что «бедные старые украинские бабушки» оказались вполне в форме и почти на двадцать лет моложе нас.


image description
image description

Первая встреча оказалась довольно простой…

Двадцать второго марта мы сообщили украинцам, что они могут переехать к нам из Варшавы двадцать девятого марта. Таким образом у нас была неделя, чтобы подготовиться к преобразованию нашей семьи из двух человек в новую семью из семи человек.

В назначенный день они прибыли в сопровождении Барбары и Томаса, которые встретили их в аэропорту. Три спальни были убраны и готовы к заселению новых жильцов. Для ночлега мы подготовили смежные комнаты-студии.

Первая встреча оказалась довольно простой. Жилплощадь распределили и утроились быстро, так как у переселенцев оказалось мало багажа. За общим обедом обсудили самые важные организационные моменты совместной жизни на ближайшие дни.

Прогулка с украинскими гостями. Кляйнлютцель, 17 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)
Прогулка с украинскими гостями. Кляйнлютцель, 17 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Общались посредством знаний немецкого языка молодой мамы Галины, знаний русского (в основном Томаса) и Google Translate. Поскольку мы отапливаем кухню дровяной печью и обычно готовим на ней чай, то нам понадобились особые инструкции для этих «городских женщин». С нашей точки зрения, прибывшим нужно было время, чтобы успокоиться и сориентироваться в новых условиях.

При таком тесном общении быстро проявляются различные жизненные привычки, которые могут легко привести к разногласиям, если их не прояснить. Например, для нас немыслимо, чтобы во время совместной трапезы люди разговаривали по мобильному телефону. А для украинок было само собой разумеющимся ставить iPad перед каждым ребенком (и собой) во время приемов пищи, чтобы посмотреть фильм.

Для неё было очень важно сохранять свои привычки…

Со своей стороны, они были очень удивлены, почти возмущены, не найдя нигде в нашем доме телевизора, в то время как у них дома он был включен весь день в каждой комнате. Эти различия привели, в частности, к тому, что, вопреки нашим первоначальным намерениям, мы обедали вместе только по особым случаям.

Со своей стороны, мы бы хотели готовить поочередно, один раз по их традициям, другой раз по нашим. Однако Галине, в особенности, вряд ли удалось внести какие-либо изменения в привычки питания для себя и своих детей. На мой взгляд, для нее было очень важно сохранять свои привычки или прибегать к ним как можно чаще.

Женщины и дети ежедневно долго гуляли, как они, похоже, привыкли дома. В первый день я встретил их вместе, огорченно толкающих коляску с малышом по главной дороге. На мой вопрос они ответили, что искали парк, где можно погулять «на природе», как они привыкли. Прошло несколько дней, и они поняли, что здесь «прогулка на природе» происходит повсюду. После чего детская площадка стала их любимым местом.

Если нам иногда удавалось уговорить их посетить с нами какое-нибудь живописное место в окрестностях, с надеждой, что потом они найдут его самостоятельно, они всегда были очень воодушевлены, фотографировали там себя и детей, но потом больше никогда туда не ходили.

Со временем порядок совместного проживания все больше и больше развивался к организации плавного сосуществования, чтобы мы все могли жить в разных ежедневных ритмах в общих комнатах, насколько это возможно индивидуально. Это разделение также дало женщинам свободу покупать продукты, которые больше соответствовали их пищевым привычкам.

Официальная процедура сложнее, чем ожидалось…

Процедура регистрации в официальных органах Швейцарии получилась гораздо сложнее, чем ожидалось.

Во-первых, заказать субсидированный курс немецкого языка для облегчения интеграции женщин оказалось невероятно сложно. Прошло около двух недель, пока эти пять человек смогли зарегистрироваться в Федеральном центре Швейцарии, одиннадцать недель, пока миграционная служба Золотурна присвоила им статус «S», и целых четыре месяца, пока региональная социальная служба начала первоначальную беседу с лицами, ищущими защиты, и, наконец, пообещала соответствующую поддержку.

Разумеется, это всегда сопровождалось многочисленными запросами по электронной почте с нашей стороны и заполнением одних и тех же стандартных анкет снова и снова. Согласно нашему распределению задач, Барбара и Томас взяли на себя большую часть работы с властями, а мы с Марией занялись психологической поддержкой женщин, которые почти всегда выглядели неуверенными в себе.

Жан-Пьер и Мария. Обед в саду. Кляйнлютцель, 2 августа 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)
Жан-Пьер и Мария. Обед в саду. Кляйнлютцель, 2 августа 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Помощь нашего населения мы почувствовали своевременно и с гораздо большим удовлетворением. Так, например, поместили объявление в деревенском магазине с просьбой о пожертвованиях на сезонную одежду. И уже на следующий день местные жительницы пришли с подходящей одеждой, игрушками и даже едой. Общение женщин из деревни с приезжими выглядело очень трогательно.

Распорядок, похожий на «нормальную повседневную жизнь»…

Вскоре и местные ребятишки впервые пригласили 7-летнюю Светлану поиграть. Когда взрослые стали посещать ежедневно курсы немецкого языка, а Светла пошла в сельскую школу, установился распорядок, похожий на «нормальную повседневную жизнь». Неотъемлемой частью этого был постоянный тесный контакт украинцев с близкими родственниками в Украине и других странах. Светлана также регулярно решала задачки, которые присылал ей по интернету ее учитель в Украине.

Оглядываясь назад, поделюсь некоторыми наблюдениями в отношении социальной адаптации.

Если я встречал наших украинок, когда они занимались каким-либо рутинным делом, например, заготовкой овощей, приготовлением пищи, едой или мытьем посуды, они почти всегда разговаривали по мобильному телефону с кем-то из других членов семьи. Вероятно, они принимали решения, только посоветовавшись сначала по интернету со своими мужьями, а иногда и со своей старшей сестрой.


image description
image description

Однажды вечером я невольно стал свидетелем трогательной сцены, когда Галина на кухне готовила овощи, а рядом с ней на тумбочке у раковины лежал ее мобильный телефон. На экране был виден её муж, который, сидя на диване, молча наблюдал за ее работой.

Анна была очень спортивной и, видимо, в Украине работала фитнес-инструктором. Когда у нее появился шанс раз в две недели проводить занятия по пилатесу в одной из действующих групп, новость просто преобразила её — она засияла от радости. Эта возможность также побудила Анну больше практиковаться в немецком языке, использовать спортивные инструкции на немецком.

Украинцы возвращаются на свою родину, вещи собраны. Кляйнлютцель, 1 сентября 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)
Украинцы возвращаются на свою родину, вещи собраны. Кляйнлютцель, 1 сентября 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Нам с Марией удалось установить сердечный контакт в основном с двумя детьми. Играя и смеясь вместе с маленьким Михаилом, катаясь на велосипеде или делая короткие прогулки к нашим овцам со Светланой, мы смогли лучше узнать друг друга. В отсутствие взрослых также можно было достаточно хорошо развить языковое взаимопонимание. Однако в целом я бы охарактеризовал реакцию взрослых на наши «дружеские» предложения взаимоотношений как «вежливую».

Наше совместное празднование Пасхи запомнилось мне как очень приятное событие. Праздник начался «охотой» за пасхальными яйцами и сытным завтраком по нашим традициями. А через неделю женщины пригласили нас на традиционные украинские пасхальные блюда.

Прощание было неожиданным…

Прощание было чуть ли ни более неожиданным, чем приезд украинцев. На следующую неделю мы запланировали встречу с переводчиком, чтобы обсудить вопросы совместного проживания зимой и возможные структурные изменения.

Пока искали дату, мимоходом узнали, что украинцы уже купили билеты на самолет, чтобы вернуться в Украину через пять дней. Несмотря на то, что с их отъездом наши заботы о зимнем сезоне одним махом свелись на нет, эта внезапная новость нас очень огорчила.

Прощание получилось одновременно сердечным и напряженным. Первого сентября в пять утра мы проводили семью на автобус, затем Барбара и Томас отвезли их в аэропорт.

Через несколько дней после запроса по электронной почте Галина сообщила нам, что они благополучно добрались до дома и уже снова живут чем-то вроде «нормальной» повседневной жизни, с работой и школой.

Жан-Пьер Вайс, Кляйнлютцель (Kleinlützel), 30 сентября 2022 года

Перевод Марины Охримовской

Тамилы — народ в Южной Азии.

Изображения:

Мария и Жан-Пьер Вайс у своего дома в ожидании украинских гостей. Кляйнлютцель, 28 марта 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Лепим перед домом снеговиков с Анной, Мишей и Светланой. Кляйнлютцель, 4 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Кляйнлютцель, вид с юго-востока. 11 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Прогулка с украинскими гостями. Кляйнлютцель, 17 апреля 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Жан-Пьер и Мария. Обед в саду. Кляйнлютцель, 2 августа 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

Украинцы возвращаются на свою родину, вещи собраны. Кляйнлютцель, 1 сентября 2022 г. (© Jean-Pierre Weiss)

 

 

Поделитесь публикацией с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику

Швейцария — страна политических беженцев
| Литклуб

Швейцария — страна политических беженцев

В настоящее время Швейцария прочно ассоциируется со страной-убежищем, с государством, предоставляющим кров и защиту инакомыслящим и преследуемым, всем тем, кто пострадал от гуманитарных катастроф или политических...