Предлагаем познакомиться с переводами из украинской поэзии и оригиналами стихотворений.

О переводчике. Владимир Порус — российский философ, ординарный профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Москве. Автор книги стихов «Времена жизни. Русские хокку», нескольких научных монографий, сотен научных статей, в том числе энциклопедических.

Владимир Натанович родился в 1943 году в городе Ош Киргизской ССР. Вырос на востоке Украины, в Луганске. С 1962 года живет в России.

Это третья публикация в подборке Поруса. В марте и феврале нынешнего года в нашем интернет-журнале вышли его переводы избранных стихотворений Евгения Маланюка и Сергея Жадана.

«Почему Вы переводите украинских поэтов?» — спросили мы Владимира Натановича.

«Это больше беседа с самим собой, тем, кем я был полвека назад, кем и сегодня хотел бы оставаться. В переводы я вкладываю себя, поэтому они и не совсем переводы в точном смысле слова. На том стою и не могу иначе. Еще скажу, когда я думаю по-украински, я не всегда совпадаю с тем «Я», которое думает по-русски. Поэтому нам обоим не скучно, а небольшие обиды мы прощаем один другому. Если то, что я сделал, хоть чуточку поможет завалить страшную пропасть, вырытую нечистью между Россией и Украиной, мне было бы легче дожить свой век», — ответил автор.



Александр Олесь (1878-1944)

* * *

Забава для зевак-глупцов,
Родная речь! Ты беркут в клетке —
Раскат грозы — для наших предков,
Для внуков — звук забытых слов.





Звезд синеглазых ладный строй,
Родное слово! Ветер в соснах!
И шум валов днепровских грозных
Средь шепота травы степной.

О слово! Стань мечом разящим!
Нет, солнцем! Золотая синь,
Пошли покой — для душ скорбящих,
А грязь сердец — во мрак низринь!

1907

* * *

О слово рiдне! Орле скутий!
Чужинцям кинуте на смiх!
Спiвочий грiм батькiв моїх,
Дiтьми безпам’ятно забутий.

О слово рiдне! Шум дерев!
Музика зiр блакитнооких,
Шовковий спiв степiв широких,
Днiпра мiж ними левiй рев…

О слово! Будь мечем моїм!
Нi, сонцем стань! вгорi спинися,
Осяй мiй край i розлетися
Дощами судними над ним.

1907

***

Пусть не надежду — горсть земли
Подайте мне. Ее, родную,
Я разомну и поцелую,
Замолкну, словно в забытьи.

Подайте мне промыть глаза
Воды родной хоть малый ковшик,
И на губах моих засохших
Застынет капля как слеза.

12.11.1921

* * *

О принесiть як не надiю,
То крихту рiдної землi:
Я притулю до уст її
I так застигну, так зомлiю…

Хоч кухоль з рiдною водою!..
Я тiльки очi напою,
До уст спрагнiлих притулю,
Торкнусь душею вогняною.



12.11.1921

Моей матери

Приснилось, что вернулся я домой.
Иду, смотрю: река, поля и села
Плывут, как лодки, в пене золотой
С улыбкой солнечной, веселой.





А вот мой дом, и мама у криницы
Растеряно меня не узнает.
Я крикну «Мамочка!», она вспорхнет, как птица,
И по груди моей сползет.

И будут слезы литься, как струмочек,
А в нем, как камешки, слова:
«Я так ждала тебя, сыночек,
Как снега ждет по осени трава…»

Иду межой, по краю нивы,
Где жито стелется окрест.
Иду свободный и счастливый,
Как будто сбросил тяжкий крест…

Очнулся. Марево мечтанья
Слетело. В сердце колкий лед.
Бреду дорогою изгнанья,
Кровавый след за мной идет.

2.05.1926

Моїй матерi

Приснилося, що я вернувсь додому.
Iду, дивлюсь: мiй край, моя земля,
Смiються в сонцi золотому
Рiчки, i села, i поля.

Ось-ось прийду до хатоньки моєї,
Де мати жде мене й не жде,
Я скрикну «Матiнко!» до неї,
Вона на груди упаде.

I будуть литись теплих слiз потоки
I в них бринiтимуть слова:
«Я ждала, ждала цiлi роки
I в’яла, сохла, як трава…»

Iду зеленою межею,
Кругом хвилюються жита,
I в’ється щастя над душею —
I на плечi нема хреста…

Прокинувсь в морi раювання
I все збагнув, i похолов…
Iду дорогою вигнання,
I по слiду моєму — кров.

2.05.1926

Евгений Маланюк (1897-1968)

***

Еще заря. Валун, остывший с ночи,
И сочный куст еще не бросил тень.
Иссохшая река уже и течь не хочет,
Камней и воздуха чудная канитель.

Очнись, очнись. Ты здесь бывал, не помнишь?
Вот Сугоклея, высохший Ингул,
Изломы скал, как будто зов на помощь,
С долины слышится протяжный ветра гул.

Терпи, терпи. Еще не злая осень,
Она еще вся в золоте берез,
Как память о весне, чтоб не угаснуть вовсе,
В спасительный ушла анабиоз.

1962

* * *

Високий ранок. Камiнь ненагрiтий,
Сочистий кущ i поруч — синя тiнь.
Вузьке вiд спеки рiчкове корито.
Уламки скель. Акварелева рiнь.

Прокинься лиш. Хiба ж це не знайоме?
Не Сугоклей? Не висохлий Iнгул?
Цi майже зовсiм гранiтовi зломи
I здовж долини вiтру рiвний гул…

Перечекай. Це ще не чорна осiнь:
Це — золота, як згадка про весну,
Це здогад той, що не доснився й досi,
Що все трива в анабiозi сну.

1962

Тарас Шевченко (1814-1861)

Завещание

Как умру, похороните
Меня на кургане
Посреди широкой степи
Посреди Украйны.
Над полями, над лесами,
Над днепровской кручей,
Чтоб я видел, чтоб я слышал,
Как ревет могучий.
А когда снесет он в море
Вражий след кровавый,
Все оставлю — степь и горы,
Крикну — Боже правый! —
И покаюсь. А пока я
Господа не знаю.
Схороните, разогнитесь,
Цепи разорвите,
Вражьей кровью ядовитой
Волю окропите.
А меня в семье великой,
В мире вольном, новом —
Не забудьте, помяните
Добрым тихим словом.

1845

Заповіт

Як умру, то поховайте
Мене на могилі,
Серед степу широкого,
На Вкраїні милій,
Щоб лани широкополі,
І Дніпро, і кручі
Було видно, було чути,
Як реве ревучий.
Як понесе з України
У синєє море
Кров ворожу… отоді я
І лани і гори —
Все покину і полину
До самого Бога
Молитися … а до того
Я не знаю Бога.
Поховайте та вставайте,
Кайдани порвіте
І вражою злою кров’ю
Волю окропіте.
І мене в сім’ї великій,
В сім’ї вольній, новій,
Не забудьте пом’янути
Незлим тихим словом.

1845

#

Владимир Порус
Владимир Порус недавно публиковал (посмотреть все)
Ольга Вартанян

Комментарий через Facebook